ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы правы. Началась активная возня у сателлитов Германии, особенно англичане пытаются что-то сделать в Италии. У нас есть свои выходы на Муссолини, и его известили, что если итальянские войска будут не сильно усердствовать на Восточном фронте, то со временем, когда немцы будут разгромлены, им дадут свободно вернуться на родину.

— И как?

Судоплатов усмехнулся.

— Итальянцы и до этого не сильно усердствовали…

Дальше продолжать не надо было, и так понятно.

— На Муссолини уже пробуют воздействовать, и если он не будет поддерживать военную линию в Европе, его могут сместить раньше времени по более радикальному варианту.

— Н-да, веселые дела в королевстве датском…

Судоплатов вопросительно глянул на меня.

— У вас как там прошло?

— Тоже не менее интересно…

И в течение нескольких минут я дал ему расклад по недавним событиям в нашем мире, особенно уделив внимание ядерному удару по колонне карателей-националистов. Это впечатлило Судоплатова, и он со знанием дела начал выпытывать подробности, а прояснив для себя всю картину, успокоился, поняв, что ситуация под контролем, но вот появление так называемого Объединенного Совета его насторожило намного больше, нежели массированный налет крылатых ракет на Симферополь. Он понял главное — в игре появились новые фигуры, которые в той или иной мере попытаются изменить налаженную систему взаимоотношений между предками и потомками.

После таких новостей мы обговорили рабочие моменты, новый порядок использования транспортной системы, расширения сети пространственно-временных маяков и выделение определенного количества золота, которое в нашем мире основательно обесценилось, для обеспечения южноамериканской аферы.

У обоих собеседников появилась информация для размышления и анализа, и, быстро попрощавшись, каждый отправился по своим дела: я в свое время, утрясать проблемы с Приходько, Семеновым, а Судоплатов, видимо, на доклад к Берии, с новостями о новой расстановке сил в нашем времени, хотя, по некоторым оговоркам, возможно что и прямо к Сталину. У них там тоже интересные процессы происходят.

Глава 12

Для нас возобновление работы портала ознаменовалось «штатной ротацией» специального подразделения войск НКВД, которое занималось отбором и охраной людей, готовящихся к переселению в 42-й год, но реально после последних событий это было ничем не прикрытое увеличение силовой группировки наших предков. Теперь в Симферополе было расквартировано не менее двух рот бойцов из прошлого, которые все это время не просто сидели, а активно изучали условия ведения боевых действий в экстремальных условиях под руководством наших инструкторов, ну и соответственно экипировались и вооружались нашими силами. Таким образом руководство НКВД получало в свое распоряжение подразделения, обученные по методикам спецназа будущего и обкатанные в боевых условиях. Судоплатову, конечно, не очень понравилось, что его люди никак не проявили себя в недавних событиях, и это могло создать видимость, что Павел Анатольевич не контролирует ситуацию в нашем мире, но так у нас было запланировано, поэтому ротация бойцов была одобрена и быстро проведена.

Самое интересное, что, несмотря на напряжение недавних событий с попыткой мятежа, всё как-то быстро развеялось и перешло в рабочее русло, и все без исключения стали делать вид, что ничего не произошло. Приходько со своими ближайшими людьми, поняв, что всё очень серьезно, постарался выполнить взятые наши, точнее мои условия. Девятнадцать пособников типа Логиновича, которые, наплевав на подписанные перед нами обязательства, добровольно переметнулись на его сторону, были расстреляны, и их окоченевшие трупы навсегда застыли в развалинах одного из домов. Никто не испытывал угрызений совести, в том числе и я — мы избавились от скверны. Для усиления эффекта через сеть осведомителей распустили слух, что Приходько все время действовал под нашим контролем, и все это нужно было для того, чтобы привлечь под ядерный удар бригаду карателей-националистов и выделить из среды работающих на нас людей предателей и потенциальных перебежчиков. Уж теперь-то не было сомнений, что пришедшие под наши знамена люди трижды подумают, прежде чем участвовать в любом заговоре или слушать залетных агитаторов за «самостийность». Где гарантия, что и следующий заговор не будет очередной проверкой сверхбдительных энкавэдэшников, которых побаивались и старались не трогать — все-таки потом жить в их мире? И как завершающий этап — те, кто оказал сопротивление и даже под угрозой расправы отказался помогать заговорщикам, были вне очереди вместе с семьями переправлены на перевалочную базу под Чкаловым в 1942 году. Оттуда после более тщательной проверки должны будут отправиться вглубь Советского Союза на постоянное место жительства.

После того как окончательно наладили дизель-генераторы, установка заработала в штатном режиме, и снова началась переброска войск по заявкам Ставки ВГК, отправка агентуры в Южную Америку по плану увеличения нашего там присутствия и обратная транспортировка закупленных продуктов, горючего и стратегических материалов. В принципе, учитывая тамошние цены, получалось очень даже неплохо и выгодно, фактически за бесценок. Правда, чтобы не засветиться, по договоренности с Судоплатовым, мы старались без ведома местной резидентуры НКВД ничего такого не предпринимать. Поэтому закупка в Аргентине больших партий свежих фруктов и овощей, горючего и других мелких вещей, которые пользовались колоссальным спросом в нашем времени, осуществлялись через несколько подставных фирм, которые в той или иной степени входили в преступную организацию дона Педрильо Махеро, которой уже несколько недель управляли специалисты внешней разведки НКВД. Этот урод уже пару недель сидел в подвале на Лубянке и вспоминал все новые и новые подробности своего бизнеса, прямо аргентинская Шахерезада, прекрасно понимающая, что рано или поздно он станет ненужным, и после этого его тихо удавят безжалостные русские. Через криминальные каналы Махеро на данный момент прогнали сотни тысяч рублей золотом, и в СССР уже пошли первые партии грузов. Под управлением специалистов ФСБ было проведено несколько рейдерских захватов небольших промышленных предприятий, в основном имеющих отношение к переработке полезных ископаемых в Аргентине и Боливии. Правда, тут эта отрасль не сильно была развита, и в регионе в основном в этом направлении паслись американские корпорации, с которыми уже начались проблемы. Пиндосы, считающие все чуть ли не своей собственностью, пытались возмущаться, но у коммунистов огромный опыт в организации забастовок, и в Аргентине появилось какое-то движение то ли индейцев, то ли метисов, то ли инков за свободу и социальное равенство. На предприятиях, которые стали активно мешать деятельности советской разведки, начались проблемы в виде взрывов, забастовок и организованных беспорядков, когда выводилось из строя дорогостоящее оборудование. Тотальное использование средств прослушки из будущего позволило советским разведчикам вовремя блокировать связи в правительстве страны, что существенно повлияло на результаты столкновения. Началась обычная корпоративная война, где у нас были более серьезные позиции, несмотря на купленное амерами правительство Аргентины. После первых стычек, получив по носу, пиндосы начали носом рыть и собирать полную информацию, но теряя в ночных перестрелках на безлюдных ночных улицах оперативников и просто доверенных людей, звездополосатые оппоненты впали в ступор, не понимая, откуда такая прыть у простых босоногих революционеров. Хотя, собравшись с силами и при поддержке местной полиции, подогретой зелеными бумажками с мертвыми американскими президентами, пиндосы сумели потеснить наших. Основная причина — из-за отсутствия портала возникли определенные кадровые и финансовые проблемы, поэтому Судоплатов настаивал, чтобы мы немедля подключились к работе в Южной Америке.

Буран не прекратился, но сильно ослаб, поэтому, даже не имея такой совершенной навигационной системы, которой пользовался Семенов, мы смогли наконец-то смотаться в Перевальное, прихватив с собой парочку готовых пространственно-временных маяков новой модификации. Они имели существенно меньший вес, и при наличии носилок одно устройство могло бы переноситься четырьмя людьми без особого напряжения. Реально мы и так потеряли много времени, и я даже боялся представить, что стало с теми людьми, которые ждали нашего возвращения в забытом богом углу посередине прусских болот в далеком 1914 году.

39
{"b":"189643","o":1}