ЛитМир - Электронная Библиотека

— Понятно.

Я замолчал, изредка поглядывая на старого боевого товарища, который опустил голову, как бы снова переживая давние события. Я решил задать самый важный вопрос.

— Скажи, Фрол Степанович, а если бы была возможность всего этого избежать, но чтобы царь остался на месте и не было революции.

— Это как? — старшина непонимающе на меня уставился, но взгляд его сразу стал очень настороженным.

— Предотвратить империалистическую войну, не допустить революции и соответственно гражданской войны. В общем, спасти около двадцати миллионов русских людей, никакого красного и белого террора, никаких ГУЛАГов и продразверсток, никаких эпидемий тифа, испанок, разрухи.

— Вот ты о чем, Командир.

Он опять замолчал. То, что Вяткин быстро сложил два плюс два, было понятно, он сидел и что-то обдумывал, потом, опустив голову, глухо заговорил:

— Нас в семье было семь братьев и две сестры. Трое на империалистической сгинули, двоих, Матвея с Петькой, бандиты на дороге убили, когда в город хлеб на продажу повезли в августе семнадцатого, Семка, младший, пошел добровольцем к большевикам, пока я на фронте был, и сгинул где-то под Царицыным. Сестры, да тятенька с маменькой в девятнадцатом умерли от тифа, один я остался из Вяткиных.

Он поднял голову, и я впервые на лице этого пожилого, повидавшего многое на своем веку мужчины увидел слезы.

— Я же слышал, как Санька Артемьев обещал Егору Кареву его батьку, погибшего в шестнадцатом царского офицера, найти. Ведь еще тогда поверил и подумал, что сам бы хотел своих родителей да братьев с сестрами увидеть да уберечь от смерти. Значит, получилось в другое время? А, Командир?

— Да, Фрол Степанович. Август четырнадцатого. Но сам понимаешь, это тайна, и если здесь узнают, — я чуть крутанул головой, — нам руки начнут выкручивать.

— Да понимаю, Сергей Иванович. Что от меня требуется? Ведь не зря же пришел.

— Мне нужны люди, наши, проверенные, кто готов работать в царской России и не бросится сразу воевать за свободу мирового пролетариата. Вон этот пролетариат почти до Москвы дошел и сколько безвинного народа положил. Просто мы, с нашим языком и манерой поведения, будем разительно выделяться и светиться как новогодние елки, а ты там жил и знаешь, что и как.

Вяткин кивнул, прекрасно понимая, про что я.

— Много людей нужно?

— Нет. Ты мне прощупай Маркова и Малого. Молодых не трогай, они неизвестно как себя поведут, долго проверять, времени нет. А вот Злой и Кукушка явно пострадали от советской власти, и этим надо воспользоваться.

— Понятно, Командир. Поговорю.

— Только так, чтобы не знали, куда и зачем их будут вызывать. Про девятьсот четырнадцатый сам им сообщу…

На этом наш разговор был закончен, но я не сомневался, что Вяткин всё выполнит в лучшем виде — я его знал, и старшина никогда не подводил.

Появившись на базе, я сходил в прошлое в Москву, пересекся с Судоплатовым, обсудил накопившиеся вопросы, потом сгонял на базу в Аргентине и проконтролировал отправку маяков в Парагвай, к генералу Белову, и в Боливию, где советская разведка начала активную работу по подкупу местных чиновников и организации мощной резидентуры. Насчет генерала Белова у меня были свои планы, но я их решил не раскрывать раньше времени. Под самый конец уже появился на основной базе под Чкаловым, где меня ждали три боевых товарища: Вяткин, Марков и Малой, которых своей властью я практически в приказном порядке забрал под свое руководство. По их горящим глазам я видел, что Вяткин намеками все же выдал друзьям основную причину того, что я их выдернул снова к себе, поэтому они без всяких вопросов проследовали за мной и, уже привычно расположились в БТРе, на котором мы должны были выехать в Перевальное. Перед самым выходом связался с Семеновым и коротко сообщил, что операция переходит в активную фазу, и в ближайшее время понадобится минимум два МИ-24 с лояльными экипажами. Васильев, который отвечал за безопасность всего комплекса в наше отсутствие, с нетерпением ждал возможности переговорить наедине. Его очень интересовало состояние дел по нашему новому проекту. Получив подробный рассказ, он заметно приободрился и доложил, что согласно моему приказу идет скрытая вербовка среди бойцов нашего первого потока, которые еще при полковнике Черненко перешли на нашу сторону. Вот из них мы и начали потихоньку формировать так называемую армию вторжения. Под это дело выделялась боевая техника, накапливались запасы горючего, продуктов, боеприпасов, средств связи и другого необходимого оборудования.

— В общем, так, Вадим, операция перешла в активную фазу. В ближайшее время возможна переброска в то время крупных партий боевой техники, для, так сказать, проявления нашего присутствия…

— Твой план?

— Да. Сейчас проводим подготовительные мероприятия, но на всякий случай готовь доверенных людей и собирай их на базе. Повод — есть подозрение, что не все бандеровцы подохли, и возможно новое нападение. Подготавливай Молодежное — будем в основном оттуда под шумок перемещаться. В Перевальном много не наработаешь, как начнем таскать технику — привлечем внимание.

Решив все дела и забрав у своей супруги, которая нашла и припрягла работать нескольких женщин, умеющих шить, упаковки с офицерской формой образца 1914 года, с чистой совестью отправился обратно в Перевальное. В принципе все стало работать как часы. Отлаженная система переброски войск и грузов уже не давала сбоев, и снова огромный ангар с установкой периодически заполнялся людьми, техникой, которую перебрасывали с места на место, организуя в тылу противника новый фронт и нарушая всю систему обороны немцев.

По местному времени в мире 1914 года к вечеру всё было готово для вылета. Проведя последнюю проверку, Женя, присев на дорожку по русскому обычаю, хлопнул себя по коленям, порывисто встал и пошел к замершему посередине площадки американскому вертолету, с которого начиналось изменение истории Российской империи.

Его отлет наблюдали ну практически все люди, кто не был задействован в охране района. Здесь аэропланы были экзотикой и редкостью, а миниатюрная винтокрылая машина, набитая электроникой, выглядела по-настоящему техническим чудом. До сумерек оставалось не более получаса, когда, натужно гудя двигателем, А600 Talon, что в переводе «коготь», поднялся в воздух и взял курс на Украину к городу Ровно. Запасов топлива с дополнительными баками хватало на три часа полета, и при поддержке на всем пути крейсерской скорости этого хватало где-то на триста-четыреста километров.

После того как вертолет скрылся в темнеющем небе, мы начали сворачивать лагерь и переводить людей в бункер, где для их временного проживания были выделены отдельные комнаты, естественно, со скрытыми камерами и микрофонами. Но намучившиеся офицеры и солдаты были рады и таким условиям, когда не нужно ждать прихода немецких солдат, вылавливающих в лесах русских окруженцев. Анечке Россохацкой выделили отдельную комнату, где она впервые за пару недель смогла привести себя в порядок.

Пока Вяткин, взвалив на себя обязанности старшины, с интересом занимался размещением прибывших и устройством их быта, освободив меня от решения этих проблем, мы с группой силовой поддержки сидели на пульте и ждали сигнала маяка о необходимости дозаправки вертолета.

Прошло три томительных часа, когда на экране ноутбука, с которого осуществлялось управление установкой, загорелся сигнал, что получен сигнал маяка из прошлого с определенной сигнатурой сигнала и кодовым позывным.

Быстро настроив установку, запустил систему и через минуту после установления пробоя связался со старшим лейтенантом Евсеенко.

— Женя, ну что?

— Всё нормально. Место тихое. Я сделал круг и все в радиусе трех километров осмотрел через тепловизор. Людей нет.

— Понял тебя. Выпускаю группу охраны.

Получив команду, на ту сторону стали выпрыгивать бойцы, экипированные по штурмовому варианту: бронежилеты, каски, приборы ночного видения, тяжелое вооружение, дополненное двумя крупнокалиберными «Кордами», разбегаясь подальше от точки выхода и занимая позиции. После подтверждения об отсутствии опасности в точке выхода мы вышли сами и вытащили с собой длинный резиновый шланг для заправки вертолета.

44
{"b":"189643","o":1}