ЛитМир - Электронная Библиотека

Евсеенко нашел неплохое место в виде обширной поляны недалеко от густого лесочка на неубранном поле, и чтобы не привлекать внимание, как было до этого, отработанно быстро заправили вертолет. Женя вышел, чтобы размяться и, вооружившись светодиодным фонариком, открывая различные лючки в обшивке, проверял состояние летающей машины перед следующим трехчасовым полетом.

— Ну что? Как прошел полет?

— Незабываемо, — пошутил старлей, — видел войска на марше. Четкой линии обороны нет, в общем, благодаря отсутствию нормальной системы ПВО, да тем более ночью, когда никто летать и не думает, мне ничего не грозит.

— Понятно. Хорошо, Женя. Проверяй, заправляйся и до следующей посадки. Ищи нормальное место для дневки. Вообще, лучше всего будет оставить маяк под охраной двух наших ребят, вертолет обратно в бункер, на техобслуживание, а ты отсыпаться.

— Неплохо было бы. Вроде как линию непосредственного соприкосновения войск я пролетел с час назад, дальше проще будет.

— Хорошо, — глянув на часы и увидев, что время работы портала заканчивается и вертолет заправлен, пожал руку пилоту, — всё, давай, время.

Тот кивнул головой, уселся в кресле пилота, закрепил ремни и запустил двигатель. Дождавшись, когда вертолет оторвется от земли и, набрав скорость и высоту, уменьшится до размеров точки и исчезнет в черном небе, я дал команду сворачиваться. Спустя пару минут уже ничто не могло сказать о недавнем пребывании в этом месте пришельцев из будущего.

Глава 14

К нашему, можно сказать, приятному удивлению, перелет из Восточной Пруссии в район города Ровно прошел без эксцессов, благодаря мастерству и знаниям нового члена команды, через трое суток мы свернули радиомаяки и убрали все следы пребывания группы. Здесь должен был проходить очередной этап нашей операции. Забазировавшись в леске, недалеко от городка, где располагался нужный нам госпиталь, мы затянули обратно в портал вертолет и выпустили несколько разведгрупп для наблюдения за обстановкой.

Изучив архивы, мы прекрасно знали, что великая княгиня Ольга Александровна работает сестрой милосердия в госпитале Евгеньевской общины Красного Креста, поэтому разведгруппы старались отслеживать передвижение в этом направлении всех групп раненых без вождения в сам город. Вообще визуально Ровно выглядел натуральным прифронтовым городом, с многочисленными военными, спешащими по своим делам, беженцами, ищущими защиты и помощи, и многочисленными тыловиками, которые всегда выделялись на фоне остальных людей, носящих форму. Я такое не раз видел в своей жизни, и в данной ситуации нас интересовало, насколько эффективно в такой среде будет работать русская контрразведка.

Наша деятельность в некоторой степени осложнялась многочисленными казачьими разъездами, которые охраняли подступы к Ровно, где сейчас находился штаб Юго-Западного фронта Русской армии. Учитывая насыщенность города военными подразделениями и наличие крупной железнодорожной станции с соответствующей охраной, открытые боевые действия с погонями и перестрелками в наши планы не входили, поэтому пришлось на ходу корректировать планы. Хотя охрана и патрули, как по нашему разумению, имели больше декоративные функции и от нападения хорошо подготовленной разведывательно-диверсионной группы защитить не смогли бы. Даже пара пулеметов на крыше штаба фронта для нас не были помехой. Огромное количество новых людей, появившихся в городе, существенно упрощало нашу работу, поэтому переходя к активным действиям, мы направили в Ровно Катерину. Артемьева, переодевшись в платье зажиточной крестьянки, в сопровождении Вяткина, до обеда умудрилась проникнуть в сам город и, свободно гуляя по местному рынку, накупила всяких вкусностей и сумела достаточно подробно снять схему города. Причем все это сопровождалось аудио-видеосъемкой, и мы к концу дня прекрасно представляли порядок прохождения патрулей и общую концепцию системы безопасности. Ну точно, страна непуганых идиотов. Солдаты, стоящие по стойке смирно с винтовками с примкнутыми штыками на входе в штаб фронта, наверное, должны были показать всю серьезность ситуации, но это вызвало только усмешку и презрительный комментарий нашей Снежной Королевы. Так же просто удалось найти искомый госпиталь и провести его фотосъемку. Катька все время была на связи и уже ближе к вечеру удивленно прошептала в микрофон:

— Феникс, не поверишь, а ведь не мы одни пасем госпиталь.

— Уверена?

— Не до конца, но вряд ли ошибаюсь. Девка, причем весьма и весьма симпатичная, к раненым из этого госпиталя цепляется, и ее страхуют минимум два человека.

Я от радости чуть не захлопал в ладоши.

— Прицепи к ней незаметно «жучка» и поводи по городу. Послушаем, о чем будут говорить.

— Поняла, — и от себя добавила: — Хорошо, что у них тут комендантского часа нет, хотя город вроде как прифронтовой, но тут столько беженцев, что любой разведке есть возможность развернуться. В общем, Феникс, работаю.

— Понял, Белка, поосторожнее там…

Вечером, после получения более подробной информации, собрались на военный совет, пригласив на него обоих офицеров Марченко и Мещерского. Я сразу взял слово.

— Как мне кажется, похищать и устраивать догонялки нам не стоит. Все-таки лицо императорской фамилии, и с их точки зрения это будет оскорблением. Поэтому силовой вариант разрабатываем, но на крайний случай.

— Что тогда делать?

Я опять усмехнулся — мы уже всё обсудили с Дегтяревым. Маринка, которая изначально курировала этот проект в качестве начальника медслужбы, ощутив на себе мой взгляд, улыбнулась и спросила:

— Что, Сергей Иванович, хотите меня использовать?

— Да, Мариша. Дело в том, что великая княгиня увлекается медициной, и нам проще будет подкатить к ней в качестве представителей Красного Креста. Ну допустим, выходцев из новозеландской русской диаспоры, которые собрали средства и закупили оборудование и медикаменты и хотят прогнуться перед великой Княгиней, которая не гнушается работать обычной сестрой милосердия.

— И как ты себе это представляешь?

— Проще простого. Возьмем какой-нибудь немецкий «Опель-блиц», установим на него мобильный рентгеновский аппарат, аппарат УЗИ, ну еще что-то, сама придумаешь, на второй грузовик поставим дизель-генератор, наберем стерильных бинтов, шприцов, лекарств, список сама подберешь, и в сопровождении настоящих господ офицеров и солдат, которые должны будут помогать все это разгружать, — кивнул на Марченко и Мещерского. — Едем туда не скрываясь и начинаем показывать чудеса медицинской науки. Как думаете, привлечет это внимание великой княгини?

По улыбкам и ухмылкам собравшихся я понял, что план в принципе народ одобряет, а то как-то ночью похищать объект, при этом нарвавшись на пулю предков, в которых по определению стрелять не хотелось, никого не прельщало.

— Но остается вопрос, кто ведет наблюдение за госпиталем, где работает великая княгиня? — подал голос Дегтярев.

— Вариантов много. Это может быть и местная контрразведка, профилактику, так сказать, проводит и немцы, и революционеры. Завтра утром будет что анализировать, Белка сейчас на прослушке. Но машины все равно придется готовить. Штурмовой группе быть наготове. А вам, — я обратился к офицерам царской армии, — изучайте автоматы ППС-43. Как раз нам партию доставили, возможно, что в ближайшее время придется использовать.

Ночью, по времени суток 1914 года на связь снова вышла Артемьева.

— Феникс, я их послушала и записала, но, честно сказать, польского я не знаю, будете сами эти пшекающую белиберду разбирать. Хотя там сильно ругались и в разговоре упоминалось имя великой княгини.

— Запись сделала?

— Конечно.

— Оставайся на месте, отправь Вяткина утром с коммуникатором и ретранслятором, пусть по Wi-Fi скинет запись, да и снимки тоже, я тут буду искать того, кто польский знает. Самому интересно, что пшеки задумали…

Но все оказалось проще: на фоне тяжелейшей Галицкой битвы, которая в данный момент разворачивалась на фронте протяженностью более четырехсот километров, группа из пяти человек, входящих в какую-то польскую экстремистскую организацию, должна были провести серию терактов в штабе Юго-Западного фронта и, главное, в госпитале, где работала великая княгиня Ольга Александровна, тем самым на время нарушив управление войсками и вызвав в частях панику и волнения. В принципе план был неплохой и у поляков были все шансы на успех, но ведь мы, сколько ни рылись в архивах, никогда не слышали о такого рода акциях, значит, они где-то в нашей истории прокололись, вот этим и нужно было воспользоваться, а образно говоря, сдать их местной контрразведке и, тем самым завоевав доверие, приблизиться к великой княгине. План был неплохой, многоуровневый и с широкой возможностью вариаций при изменении обстановки. Осталось только отработать детали передачи информации и получения возможности пробиться к госпиталю с нашими медикаментами.

45
{"b":"189643","o":1}