ЛитМир - Электронная Библиотека

Я видел, что вдовствующая императрица снова перегружена информацией, и сам предложил сделать перерыв. Она охотно согласилась, и вот я снова в своей комнатке, забросил ноги, обутые в вычищенные до зеркального блеска сапоги, на спинку кровати и просто лежал с закрытыми глазами, стараясь от всего отключиться. Для меня утренний разговор тоже не прошел без последствий — чувствовал себя совершенно разбитым. Катьке проще, она больше отмалчивалась и, будучи живым ретранслятором, отправляла в онлайне наши переговоры группе усиления.

Я так лежал полчаса, пока на связь не вышел Дегтярев.

— Феникс, ну что там у тебя?

— Да вроде все нормально, сам же, наверное, слышал.

— Слышал. Молодец, неплохо говорил. Как они отреагировали?

— Ну как. Так или иначе, шок есть, и им нужно время, чтобы выработать жизненную позицию. В общем, думаю, после обеда обговорим порядок связи и доверенных лиц, и пора сваливать. Надо этому тесту дать время настояться.

В общем, я оказался прав, и мое пребывание в этом дворце было вроде как нежелательно, тем более учитывая начало активных оперативных мероприятий в ближайшее время. Теперь необходимо будет соблюдать жесткие меры конспирации.

К вечеру мы с Катей спокойно вышли из ворот Мариинского дворца в Киеве, резиденции вдовствующей императрицы, и, словив пролетку, поехали в сторону вокзала. Вроде как второй этап нашей инфильтрации в этот мир был выполнен. Оставалось начать нашу внешнеэкономическую деятельность, открыть несколько фирм, которые будут заниматься оптовой закупкой продуктов для нужд нашей группировки.

Глава 18

Вот и кончились каникулы, и спокойная жизнь весело помахала ручкой. Конечно, если случившиеся до этого беготня, стрельба, выяснение отношений, поиск предателей можно называть отдыхом. А по сравнению с тем, что сейчас началось, это действительно было отдыхом, и я вздыхал, вспоминая времена, когда выход в составе танковой группы в 41-й год считался большой военной операцией. На меня, как на руководителя всего комплекса, навалилось множество административных проблем, и одной из них был недостаток подготовленных кадров.

После нашей операции в 1914 году и весьма плодотворного контакта с вдовствующей императрицей мы на время прекратили путешествия в мир 1914 года, и я отправился в Симферополь для решения накопившихся вопросов. Узнав о моем появлении, сразу прискакал Семенов для конфиденциального разговора, а если проще, то узнать последние новости по нашим делам в 1914 году.

Я не обманул его ожиданий и выставил на стол настоящий дореволюционный шустовский коньяк, который по моей просьбе для хорошего человека достал ротмистр Найденов, окончательно одобренный в качестве офицера связи с вдовствующей императрицей. К коньячку была приложена тарелочка с аккуратно нарезанным лимоном, плитка с шоколадом, купленная в Киеве 1914 года. Мы с Семеновым засели надолго, и он схватился за голову, когда узнал, что мне требуются специалисты по нефтедобыче и оборудование для добычи и переработки нефти в крупных объемах. Но его волновал главный вопрос:

— Так вы что, договорились?

— Вполне. Сейчас в том мире в ближайшее время будут проведены определенные подготовительные мероприятия, чтобы мы могли выйти на сцену, а потом выберем себе участочек на хорошем месторождении и займемся добычей и переработкой нефтепродуктов. Там и будем строить свой плацдарм.

И я ему разложил по полочкам весь мой план.

— Да, Сергей Иванович, давно я таких авантюристов не встречал. И людей себе подобрал таких же подорванных. Ну это же придумать надо…

— А что тут такого? Герберт Уэллс уже написал свой роман «Война миров», и почему мы не можем появиться? Новая сила, новый действующий игрок на мировой арене с невыясненными до конца возможностями. Какой это переполох произведет, да и в такой ситуации можно использовать действующее информационное пространство для своих нужд. Ну не упустят тамошние медиамагнаты такое событие и волей-неволей окажут нам качественную рекламу.

— Сергей… Можно на «ты»? А то уже устал выкать…

— Конечно, Алексей Иванович. Только раз пошла такая жара, скажи, кто из вашего руководства в курсе наших, так сказать, перемещений в четырнадцатый год?

Он немного замялся.

— Кое-кто знает…

— Во что это выльется в Совете?

— А никак, — и он усмехнулся, — думаешь, Сергей, все довольны этими феодальными штучками? Нет. С того момента, когда военная организация начала превращаться в феодальный отряд, появились люди, которые считают, что есть более серьезные цели, нежели беспрекословно служить своему сюзерену.

— Понятно — внутренняя оппозиция тех, кто не полностью контролирует кормушку и хочет большего…

— Сергей, а тебе не надоело мерить вот так людей? Почему ты думаешь, что только ты такой правильный и готов заботиться о людях? А мы что, все поголовно стремимся к власти, к халявной жрачке и покорным девкам? Я, между прочим, такой же боевой офицер, как и ты. У меня семья, у меня дети, соратники, за каждого из которых я буду глотки рвать, семьи погибших друзей, о которых обязан заботиться. Мы тоже хотим жить нормально и не бояться, что кто-то снова ради своих личных шкурных интересов пошлет нас под пули или спишет как ненужный товар, а наши семьи… Ну в общем, сам понимаешь.

— Понимаю. Это можно расценивать как предложение дружбы со стороны, скажем так, некой организации офицеров спецслужб?

— Можно, точнее нужно.

— Вы готовите переворот?

— Нет. Смысл бултыхаться в этой яме с навозом и пытаться вылезти на какую-то ступеньку выше, встав на плечи таких же, как и я, и что в результате? Мы хотим просто жить и честно служить, вот и всё. Твое изобретение дает нам надежду…

— Дальше можешь не продолжать. Дай догадаюсь. На всей цепочке снабжения нашего проекта стоят ваши люди и создают полную видимость управляемости процесса для высшего руководства, а реально вы сможете творить все, что угодно. И, наверное, на переселение вы пропихиваете семьи своих сторонников…

На каждую мою фразу в Семенов подтверждение спокойно кивал головой.

— Судоплатов в курсе?

— Догадывается. Мы ему намекнули.

— И что?

— Он посоветовал согласовать этот вопрос с тобой. Сказал, что Оргулов нормальный мужик, свой, вот только авантюрист, но удачливый авантюрист, и делать что-то за твоей спиной не стоит. Узнаешь, мстить, конечно, не будешь, но обидишься, и все равно рано или поздно это выйдет для нас боком. Наверное, так оно и есть, в общем, Иваныч, слово за тобой.

«Вот ведь жучара. И Судоплатова в лобик чмокнул, и себя по головке погладил, и мне приятностей наговорил».

— Допустим, но что мы с этого будем иметь?

— Хм. Вот правильная постановка вопроса. То же, что и раньше, только с меньшими прогибами и лучшего качества, и в достаточном количестве без долгих согласований.

— То есть можно прямо сейчас заказывать?

— Сергей, но ты же не в супермаркете и не в интернет-магазине.

— Но все же.

— Хорошо. В принципе мы обсуждали, как тебе помочь, и думаем, что можно пойти на многие отступления.

— Алексей, ну давай без этих вот заходов. Если ты в теме, то, как оно говорилось в колхозах: «с каждого по способности, каждому по труду». Можешь — скажи, нет так нет, и всё.

— Хорошо. Что примерно надо?

— Смотри, по моему плану у нас там в самом начале нужно будет побряцать оружием и локально набить морды самым борзым, а потом свое присутствие будем только обозначать. Поэтому нужно в первую очередь два МИ-24, два МИ-8 или их более свежие модификации, подойдут экспортный вариант типа МИ-17, пара МИ-28Н или КА-52, в перспективе три-пять «Грачей». Дальше нужно будет похулиганить на Балтике и в Черном море, демонстративно потопив парочку немецких крейсеров. Поэтому в ближайшее время рассмотреть вопрос передачи чего-то противокорабельного типа Х35 или «Оникса». В общем, отрабатываете технические возможности, если где надо построить аэродромы подскока, то говорите, будем договариваться с местными.

57
{"b":"189643","o":1}