ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не меньше недели на подготовку, чтобы отработать фигурантов и составить хотя бы черновой вариант плана. Тем более убрать-то мы сможем, а вот кого поставить на освободившиеся должности? У нас здесь совершенно нет никакого лояльного кадрового резерва, пока организация Марии Федоровны стабильно не заработает, собирая вокруг себя интересных для нас людей.

— Понятно, что думаешь делать?

— Мы тут погуляли, послушали. Реально нужно с местным криминалом договариваться, а то, как только мы начали заниматься скупкой продуктов, уже стали наезжать. Похоже, местные оптовики, кто реально держит рынок, решили нас в зародыше задавить.

— Ты думаешь, уже в четырнадцатом искусственно начали задирать цены для создания социальной напряженности?

— Уверен. Ты посмотри, кто контролирует этот бизнес, а газеты кто держит? А кто в революционерах руководил?

— Намекаешь на израильских друзей, которые так системно работают?

— Почему бы и нет. Даже копаясь в имеющейся информации, такое трудно отследить, тем более большевики после революции много чего, что касается дореволюционной деятельности, подчистили и уничтожили. А здесь, пообщавшись с людьми, можно с ходу сделать выводы, что имеется система по занижению закупочных цен у производителей и перепродажа в городах по неоправданно завышенным ценам. Это не бизнес, это делается специально. Вспомни, как в Питере в семнадцатом создали революционную ситуацию, прекратив поставку продуктов и взвинтив цены.

— Понятно. Решил под крышей криминала пощипать и устроить «ночь длинных ножей»?

— Хочу посмотреть, как будет работать их система безопасности и какие силы они будут привлекать. Главное, отследить их связи и ключевые фигуры.

— Олег, это пока несвоевременно.

— Я только чуть-чуть, так сказать, чтобы почувствовать землю под ногами.

— Я чего-то не знаю? Говори, что случилось?

Он нехотя процедил, видно, что тема ему неприятна.

— Когда сдавали золото, видимо, спалились, и нас уже пасут.

— Ого. Так быстро? Олег, ты что, квалификацию теряешь?

— Да нет. Скорее всего, тот еврейчик, которому золото сдавали, слил информацию знакомым бандюкам и решил получить всё и так. В общем, всё просто.

— Кто пасет?

— Да местная шпана. Взяли двоих и расспросили.

Я не смог не усмехнуться, прекрасно понимая, как спецы могут расспрашивать, по сути дела в полевых условиях.

— И что?

— Отслеживают всех неместных с деньгами и по возможности потрошат.

— Кто-то за ними стоит? Вряд ли такие делишки без центрального руководства обходятся. Признавайся, ведь копнул поглубже?

— Ага. Эти дятлы много чего рассказали.

— И?

— Стоит за ними некто Мэтр, вроде как в авторитете. И по имеющейся информации его кто-то из местных ментов крышует. В общем, все старо и привычно.

— Семенову запрос посылал?

— Посылал. Ничего существенного. Ну был до революции такой бандюк и всё…

— Ну, допустим. Но в наши планы конфронтация с местным криминалитетом пока не входит. Что с топтунами сделал?

Олег хитро усмехнулся и пожал плечами.

— Они сменили место жительства. Много видели. Один сразу поплыл, а вот второй, старший, тот понты кидать начал, вот и пришлось его кольнуть сывороткой. Много чего рассказал.

— И ты их ликвидировал?

— Вариантов не было. У старшего сердце отказало во время допроса. Вот и пришлось второго на ноль множить, все равно с местными уже цапнулись.

Я устало откинулся на спинку кресла.

— Олег, ну что ты как ребенок.

Дегтярев виновато пожал плечами.

— Ну хоть следов-то не оставили?

— Хрен там. Нас уже выпасли и предъяву выкатили на отступные за «потерянных кормильцев».

Я лихорадочно обдумывал сложившуюся ситуацию, прикидывая различные варианты. Исчезнуть-то можно, но все равно эту проблему придется решать. Тем более наше воздействие на Россию предполагало и улучшение криминогенной обстановки, поэтому я коротко кивнул.

— А в рот им не плюнуть жеваной морковкой?

— И я так думаю, так что вечером будет небольшая резня. Надо по ушам дать, чтобы зауважали. Поучаствуешь?

— Конечно. Ты место отработал?

— Пока нет. Они будут место сами назначать, поэтому придется работать в оперативном режиме.

— Они именно тебя вызвали?

— Вызвали старшего, когда поняли, что я не один и со мной команда бойцов.

Дегтярев уставился на меня хитрым, понимающим взглядом.

— Серый, даже не думай. Еще тебя тут не хватало. Я пойду и всё. Обижайся, не обижайся, но тут моя вина, а ты у нас теперь персона важная, особа, приближенная к императору. В общем, подполковник, в обеспечение.

Я спорить не стал, тем более бандюки уж точно физиономию Дегтярева срисовали и отправить вместо себя кого-то из бойцов вряд ли получится.

— Когда встреча и где?

— Сегодня, где-то в Куреневке.

— На фиг. Переноси на завтра.

— А смысл? Что, не справимся?

— Олег, рисковать не будем. Сделаем по-другому. Притащим второй маяк и установим на машину. В бункере уже давно маются Мещерский с Марченко и взводом солдат, которые неделю упражняются с немецкими МР-40. Вот пусть и поработают командой зачистки. Дам им сутки на подготовку и Саньку в качестве инструктора, а мы с тобой отработаем весь план операции. Если этот, как его…

— Мэтр…

— Имеет такой авторитет в преступном мире, то придется его брать под жесткий контроль. Нам будут нужны его связи.

— А я про что?

Обговорив с Олегом детали операции, пришлось немного поиграть в шпионов, чтобы уйти из дома, за которым уже явно велась слежка.

При очередном сеансе связи с бункером я передал задание и, добравшись до железнодорожного вокзала, выехал до нужной станции, где меня должен был ждать Марченко, исполняющий роль связного.

Глава 19

Ночной пригород Киева — Куреневка, конечно, не впечатлял и больше походил на деревню с одноэтажными домами, многие из которых имели соломенную крышу. Ну прямо натуральное украинское село в черте Киева. Я сначала сомневался, что этот Мэтр, который, по слухам, был достаточно хитрым и изворотливым мерзавцем, будет устраивать стрелку именно в этом районе — ну не его стиль. По нашим данным, этот местный преступный авторитет слыл весьма и весьма жестоким и подлым человеком, с очень развитой звериной чуйкой. Может поэтому, он так спокойно гулял по городу и постоянно уходил от киевской полиции. Хотя, имея нынешний опыт и знания, я весьма критично относился к таким легендам о невероятно хитрых и неуловимых бандитах. Как правило, все это было дутое и сильно преувеличенное, и такая удачливость объяснялась скорее всего тесными связями фигуранта с местными органами правопорядка или госбезопасности. Был, конечно, вариант, что бандючок-то непростой и под него работает тот же немецкий резидент, и мы не исключали такой вариант, поэтому хотели предпринять определенные меры.

А вот выбор места встречи был весьма и весьма мудрым. Частный сектор, куча свободного пространства и в каждом дворе по собаке. В общем, неслышно не подберешься, да и в огородах можно незаметно разместить кучу наблюдателей.

Местоположение главаря банды узнали в самый последний момент, и то благодаря нашему техническому обеспечению. Не обнаружив должного рвения с нашей стороны и движения к указанному месту, местный дон Карлеоне отправил пару «шестерок» наблюдать за нами. Вот одного мы и прихватили, и, навешав фонарей, облепили электроникой и пинком под зад отправили к главарю с сообщением, что когда надо будет, тогда Ленька Пантелеев и придет в гости, а до этого чтобы пассивный мужеложец Мэтр и не смел тревожить серьезных людей.

Естественно, после таких новостей плюгавый мужичок с весьма веселым именем Кулька, штатная «шестерка» Мэтра, спотыкаясь и не веря своему счастью, что остался жив, освещая навешанными мозолистыми кулаками Дегтярева «фонарями» улицу, чухнул почти через весь город, мастерски проверяясь на наличие слежки. Но тут он был не в курсе, что по параллельным улицам за ним идут наши люди, ориентируясь по радиосигналу маяка, спрятанного в поношенном и грязном сюртуке, который заменял Кульке верхнюю одежду. Мы так водили его два часа, пока он не привел нас к большому, явно зажиточному дому в Куреневке.

60
{"b":"189643","o":1}