ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как они смогли так? У нас кто-то разболтал?

— А вот и нет. Все в один голос утверждают, что на них надевали какие-то странные пояса, на пальцы какие-то штуки с проводами, и все это подключалось к прибору размером с книгу. Им в темной комнате задавали вопросы про то, рассказывают ли они кому-либо о жизни Марии Федоровны и множество других.

— Это что же получается, они по прибору смогли определить, врет человек или нет?

— Получается, так. Всех выявили, понимаешь, всех! Это не всё. Мария Федоровна и ее дочь великая княгиня Ольга Александровна, которая до этого сидела в Ровно в госпитале, недалеко от своего возлюбленного, как-то активизировались и стали разъезжать по фронтам, проводя множество бесед с простыми офицерами. После чего почти вся охрана столь высокопоставленных особ была заменена исключительно на офицеров-фронтовиков.

— Да, дела.

— И в свете того, что ты мне рассказал, поводов для беспокойства у нас прибавилось.

— Неужели янки вмешались? У нас же с ними договоренность, что они и так получат концессии за Уралом.

— А вот не знаю, вроде как не совсем похоже на них. Тут кто-то другой действует, и ему совершенно плевать на то, кто мы и откуда, крови они не боятся.

— И это не революционеры.

— Хм. Эти только деньги клянчить умеют на великое дело, а сами в Швейцарии водку жрать горазды да местных баб щупать. Это кто-то другой.

— Ну не можем же мы ликвидировать вдовствующую императрицу раньше времени? Может, у британцев помощи попросить?

— Этих только пусти, потом сам будешь не рад. Пока сил хватит, будем сами разбираться. На крайний случай подключим все свои связи при императоре, а особенно при императрице, она и так в последнее время слишком впечатлительной стала, это нам на руку.

— Тогда что будем делать?

— Попробуй выйти на этих людей, представившись представителем хлеботорговцев, и поговорить, выяснить, чего они хотят, а я буду прощупывать реальную позицию Марии Федоровны, уж слишком она активной стала.

Глава 20

В беготне, когда занят и нет возможности просто поднять голову и оглядеться по сторонам, время летит незаметно. Вот только был понедельник, а, глянув на календарь, понимаешь, что пора срывать листок с надписью «пятница». Пролетело больше недели в постоянной беготне, согласованиях, переговорах, выставлении ультиматумов.

В мире 1914 года наша фирма по оптовым закупкам продуктов питания набирала обороты, и уже благодаря ценам того времени и нашим золотовалютным резервам вся колония уже питалась исключительно продуктами, получаемыми из этого мира, полностью прекратив поставки из мира 1942 года.

Мария Федоровна, вдовствующая императрица, с дочкой действительно развернули бурную деятельность, мотаясь по фронтам и встречаясь с сотнями офицеров, маскируя за этими телодвижениями вербовку выбранных людей. Келлер, Корнилов, Маннергейм и множество других военачальников, которые после революции придерживались промонархических позиций. От нее, через Ольгу, поступила просьба поучаствовать в ближайшее время в церемонии посвящения новых членов военного ордена Российской империи, организованного с подачи вдовствующей императрицы. По идущим данным из Мариинского дворца в Киеве множество выбранных офицеров, ознакомившись с демонстрационными фильмами о ближайшем будущем России, однозначно давали свое согласие на вступление в орден, как его стали называть. Я их прекрасно понимал: и Мария Федоровна и ее дочь Ольга Александровна пользовались огромным и, главное, искренним уважением. Поэтому достоверность выдаваемой информации о будущем ни у кого не вызывала сомнения, что добавляло им авторитета. По моему совету абсолютно весь персонал дворца и охрана были проверены на детекторе лжи и сразу выявили несколько агентов и жандармов, и вообще каких-то левых ребят, которых сразу взяли в разработку, хотя реально людей не хватало, поэтому мы ограничились только защитными мероприятиями. Поэтому с фронта от завербованных генералов были присланы несколько офицеров-фронтовиков, которые и занялись обеспечением непосредственной охраны столь высокопоставленных особ.

Естественно, наши изыскания и появление новых продуктов не укрылись от внимания Судоплатова, который при очередной встрече поднял вопрос моей прошлой оговорки, что мы в ближайшее время решим проблему поставки стратегического сырья. Я как мог выкручивался, но он все же сумел додавить меня, уже догадываясь, что мы получили доступ в другой мир.

— Сергей Иванович, может, хватит вам мяться, как маленькому мальчику?

Ну я ему и выложил сокращенный вариант, но и этого ему хватило, чтобы впасть в ступор. Он не кричал, не ругался, просто спросил:

— Почему? Почему решили помогать царю?

Я медленно, выделяя каждый слог, ответил:

— Никто такого царя, который профукал свою страну и довел свою семью до подвала ипатьевского дома, защищать не собирается. К нему нет никакого уважения.

Я замолчал, давая возможность Судоплатову переварить услышанное.

— Павел Анатольевич, мы с вами уже сколько знакомы? Ко мне были претензии в плане предательства и неискренности? Или глупости? Нет?

Дождавшись его кивка, я продолжил:

— Вы прошли Гражданскую войну, скажите, это нормально, когда брат убивает брата, и русские убивают друг друга в угоду западным банкирам? Я не прошу дискуссии относительно политики, я говорю просто про сохранение русского генофонда, ведь на фронт, на войну всегда шли самые лучшие, самый цвет нации, а в тылу отсиживались всякие махерсоны, которые делали на русской крови деньги. И ведь то, что много достойнейших погибло на фронтах Первой мировой, Гражданской, Великой Отечественной, это ведь сказалось на нашем мире. Да, там есть дворяне, беляки, офицерье, но ведь сколько Россия потеряла? Сколько примеров? Например, тот же Сикорский, который по сути дела поднял всю авиапромышленность США, он ведь наш, русский. А теперь положите на одну чашу весов ваши политические воззрения, а на другую миллионы жизней простых русских людей, плюс к тому, что из того мира можно будет получать необходимые ресурсы, без которых СССР может проиграть войну. Ваш выбор? Тем более уже проверено, что ваши миры никак не связаны — это уже отдельная историческая линия…

Он был озадачен моим напором. В принципе, как мне показалось, если не убедил, то заставил задуматься.

— Я вас понял, Сергей Иванович, но с другой стороны…

— Никакого взаимодействия между мирами не будет. Я даю слово, тем более мы там собираемся просто добывать полезные ископаемые и закупать нужные ресурсы, при этом если будут размещаться оборонные заказы, то одним из условий будет изменение отношения к пролетариату. Вот и всё. Вам же сейчас нужны патроны, винтовки, снаряды к тем же трехдюймовым пушкам? При прекращении войны заводы России да и Германии четырнадцатого года будут в состоянии обеспечить большинство потребностей Советского Союза. Как вам каламбурчик — кайзеровская Германия будет помогать в войне с фашистской Германией?

Судоплатов, несмотря на недовольное выражение лица, все же усмехнулся.

— И что по срокам?

— Два-три месяца, и война будет закончена, и за это время мы уже начнем добычу нефти и ее переработку. Это покроет не только все наши нужды, но и позволит начать поставки нефтепродуктов Советскому Союзу. Это касается и продуктов. Проливы перекрыты, и Россия не может продавать зерно, поэтому скопились огромные запасы, которые могут просто сгнить, а мы все это выкупим по бросовым ценам. Таким образом, потеря сельскохозяйственных районов СССР и потеря урожая сорок первого года могут быть компенсированы таким образом. У вас есть вся доступная информация, поэтому я бы разработал план заказов для заводов Российской империи четырнадцатого года, учитывая имеющиеся тогда мощности и состояние промышленного парка. И что можно закупать в САСШ и в Южной Америке.

О, а вот это ему уже понравилось. Настоящий деловой разговор.

— Я должен все это обсудить с товарищем Сталиным.

63
{"b":"189643","o":1}