ЛитМир - Электронная Библиотека

— Только это? Или регулярные налеты стратегических бомбардировщиков?

Судоплатов довольно улыбнулся. По большому счету все это было и его заслугой: наметившийся полный разгром Вермахта, точечные бомбовые удары, нанесенные двумя стратегическими бомбардировщиками, неуловимыми для немецкой авиации, с легкостью вскрывающих ПВО любого объекта, и многое другое, что с собой принесли пришельцы из будущего.

— Да, после того, как каждую ночь летчики «Белого лебедя», — Судоплатов с удовольствием проговорил название самолета, — с высокой точностью укладывают по тонной бомбе в развалины Рейхстага, они прозрели и поняли, что их хваленая ПВО ни хрена не значит.

— Так что в первую очередь, немцы или дуче?

Мой собеседник без паузы ответил:

— По немцам идет согласование, поэтому занимайтесь обеспечением операции в Италии. Как обстоят дела?

— Сегодня ночью, по вашему времени можем произвести вылет ДБ-1, хотя можно рассмотреть и вариант использования наших стратегов. Наши-то точно летают, а вот с ДБ-1 постоянно какие-то неполадки. Предлагаю задействовать один из стратегических бомбардировщиков.

Судоплатов задумчиво опустил голову, обдумывая мои слова. Странно, что они до сих пор не додумались использовать стратегические бомбардировщики для таких целей, но с другой стороны, у самолетов ресурс был не безграничным, поэтому каждый налет, каждая скинутая бомба согласовывалась с высшим руководством страны. И это давало свои результаты — уже многие немецкие предприятия ВПК только за одну неделю были превращены в руины сверхмощными и сверхточными авиабомбами.

— Хорошо. Думаю, отправлять маяк на борту тихоходного и технически ненадежного самолета будет действительно неразумно. Сегодня вечером я решу этот вопрос в Ставке Главнокомандующего.

Вот так и получилось, что маяк был упакован в виде авиабомбы, у которой был предусмотрен высотомер и парашют, открывающийся на определенной высоте. Поэтому пришлось немного помучиться, но ночью, получив измененное полетное задание, «Белый лебедь» снова исчез в черном ночном небе зимы 1942 года и взял курс на Италию. Дальше было делом техники. Сверхзвуковой бомбардировщик поднялся на высоту около пятнадцати километров и, наплевав на ПВО всех лежащих под его крылом стран, тихо и мирно долетел до заданного района и пошел на снижение. При подходе к намеченной точке, ненадолго были включены радары и получен сигнал от подводной лодки «Гепард», которая уже почти неделю паслась в указанном районе, в ожидании переброски группы боевых пловцов. Сигнал согласования, прицеливание, сброс — и бомбардировщик изменил курс, совершая разворот. На обратном пути он, чуть довернув, прошелся над нефтяными месторождениями в Румынии, разбрасывая кассетные бомбы, которые густым ковром взрывов накрыли нефтеперегонные заводы, вышки, трубопроводы. Запылали многочисленные хранилища, и заревом огромного пожара наши летчики любовались еще долго, покидая очередную точку нанесения стратегического удара по противнику.

Я не мог себе найти места — подводники долго не докладывали, что выловили маяк, и только через томительных полчаса пришла шифрованная радиограмма, что груз получен, и в ближайшее время они активируют систему, предварительно спешно покинув район выхода в эфир.

Я, бросив все дела, сел в закрепленную за мной в сорок втором машину и выехал в Усадьбу, где находился один из маяков, и, перейдя в наше время, стал готовиться к переброске группы Дегтярева на «Гепард». В том числе в качестве бонуса мы подготовили несколько сотен килограммов свежих овощей и фруктов, доставленных из Аргентины, специально для экипажа субмарины.

Сигнал маяка был получен, система стабилизирована и установлен устойчивый канал в прошлое. Первое наведение на неподвижный маяк прошло вполне спокойно, хотя пришлось повозиться с настройкой.

Выдвинув наблюдательную штангу, немного помучившись, мы установили радиосвязь на тактических частотах, обменялись паролями и наконец-то смогли, подсвечивая инфракрасными прожекторами, увидеть друг друга. А затем стали сбрасывать груз с прикрепленными накачанными покрышками от старых грузовых машин. После отправки пяти контейнеров с грузом через портал прямо в зимнее Средиземное море шагнул подполковник Дегтярев со своими бойцами и с двумя представителями Ставки Верховного Главнокомандующего, облаченными в гидрокостюмы. За ними мы осторожно, используя выдвинутую штангу как стрелку крана, переправили надувную лодку с мощными японскими моторами. Выполнив свои обязанности, мы стали простыми зрителями, поэтому оставшееся до закрытия портала время с интересом наблюдали за манипуляциями подводников. Они, спустив две надувные лодки на воду, вместе с Олегом и его бойцами, ловко брали качающиеся на волнах герметично запакованные контейнеры с грузами, привязанные друг к другу длинными тросами, на буксир и осторожно тащили к темнеющей в ночи громаде всплывшей подводной лодки.

Включение двух человек в группу, которая будет работать по Муссолини, было не то чтобы спонтанным решением, но и меня, и Дегтярева об этом известили в последнюю очередь. Как я понял, это были личные порученцы Сталина, наделенные немалыми полномочиями для проведения переговоров с главой Италии в случае успешного проведения операции. Кто они, я не знал, но скорее всего они имели непосредственное отношение к Коминтерну и внешней разведке и специализировались по Италии. Это были простые логические построения, подтвержденные внешним видом этих людей — типичные южане, хотя не настолько подвижные и энергичные, как это распространено у коренных этнических итальянцев. Чувствовались профессиональные разведчики, по определенному лоску, который не смогла скрыть простая гимнастерка без знаков различия. Видно, что ребятам приходилось не только бегать с автоматом в руках, но и ходить в дорогих смокингах и танцевать вальс, такого не скроешь. Видно, Сталин решил воспользоваться одним из козырей для воздействия на Муссолини, подкрепив его нашими возможностями.

Что было дальше, я знал из докладов, приходивших в центр специальных операций при Ставке ВГК. Параллельно с проводимой в Средиземном море сверхсекретной операцией, тут проходила интенсивная подготовка к советско-германским переговорам, в которых я должен был принимать самое непосредственное участие. Поэтому я о делах Дегтярева имел самое общее представление.

Лодка, взяв на борт весь переброшенный груз, быстро погрузилась, на максимальной скорости покинула район и перешла в патрулирование и, осторожно пробираясь в глубинах моря, слушала все вокруг, пытаясь выявить искомый крейсер, на котором дуче должен был отправиться на встречу с представителем английского правительства. Мы тоже были не всесильны, поэтому основная ставка была на агентурную сеть, которая должна была сообщить хотя бы примерное время и место выхода корабля, а уж «Гепард» с его начинкой точно не упустит цель.

Для дополнительного обеспечения этой операции было принято решение снова подключить вездесущий Ту-160, оснастив его несколькими противокорабельными ракетами, а для отражения нападения самолетов любых стран его оснастили еще несколькими ракетами класса «воздух-воздух». Все это было в полной боевой готовности, и люди ждали только сигнала для начала действий.

На фоне продолжающегося на фронте бардака, называемого войной, когда в глубоких тылах противника из ниоткуда появлялись целые укрепрайоны и подвижные соединения, поддерживаемые мощной авиационной группировкой, немецкое командование потихоньку теряло контроль над ситуацией. А, учитывая, что все крупные железнодорожные и автомобильные магистрали давно были перерезаны, то хаотическая переброска войск для устранения прорывов советских подвижных соединений уже напоминала собой картину лета 41-го года, только наоборот, теперь германские части были в роли избиваемых и беспомощных, потерявших единую систему управления, когда в воздухе господствовала советская авиация.

Переправленные из будущего десять истребителей перехватчиков МиГ-29 и Су-27 применялись только в группе и быстро подавляли на выделенном участке фронта любую попытку Люфтваффе хоть как-то перехватить инициативу. Ракетное оружие старались не использовать, но вот артиллерия работала постоянно, и немецкие асы ничего не могли противопоставить русским самолетам.

65
{"b":"189643","o":1}