ЛитМир - Электронная Библиотека

Эта новость произвела на Муссолини неприятное впечатление, опять боши за спиной что-то творят.

— Хорошо, допустим, я верю. Что дальше?

— А дальше все просто. Вы возвращаетесь на ваш корабль, берете с собой двух старших офицеров, которым готовы полностью доверять, и оставляете там одного или двух наших людей в качестве заложников до вашего возвращения. Мы, используя технику из будущего, перенесемся в некое помещение, где под гарантией наших потомков, пройдут переговоры, и вам будут объяснены некоторые факты и сделаны некоторые предложения высшего руководства Советского Союза. После чего целым и невредимым вернетесь на свой корабль.

Русский надувной катер с мощными моторами взял на борт Муссолини и трех человек, подпрыгивая на волнах, понесся к итальянскому крейсеру, на котором все оптические приборы были направлены на яхту, где происходило что-то непонятное с дуче, и на огромную субмарину, вынырнувшую невдалеке. Но после пролета огромного белого самолета с красными звездами и поднятого на флагштоке советского военно-морского флага, всем стало понятно — русские появились.

Дуче был на крейсере недолго, переговорив с двумя старшими офицерами и оставив на крейсере двух русских, отправился обратно и, минуя яхту, приблизился к огромной подводной лодке, где с помощью все тех же матросов в ярко-оранжевых спасательных жилетах перебрался на борт со своими сопровождающими и стал ждать.

Пока было время и возможность, он наконец-то смог кратко обрисовать своим спутникам, во что они ввязались, и те, не веря своим ушам, с интересом рассматривали и людей, и оружие, и сам невиданный корабль. И когда к ним подошел все тот же доброжелательный Паоло, по знакам различия он был вроде как полковник, его забросали вопросами, хотя это было явно похоже на мастерский допрос — сразу стало понятно, что оба сопровождающих дуче офицера имеют непосредственное отношение к разведке. Но Паоло улыбался, иногда уходил от прямых ответов, а иногда поражал гостей откровениями.

— Скажите, синьор Паоло, а ведь в будущем должны быть тепловые лучи смерти, как описывал английский писатель Герберт Уэллс, ведь машину времени он описал?

Советский разведчик усмехнулся, ведь этот вопрос был ожидаем, и соответственно ответ был подготовлен заранее.

— Да, изобретены, но не все так просто, как кажется. У наших потомков есть такие аппараты, но как боевое оружие они применяются редко. Очень громоздки, требуют много энергии и весьма неэффективны в обычном бою. Чтобы поразить цель, этот луч надо на ней держать несколько секунд, прежде чем она загорится и будет уничтожена, и достаточно легкого дыма, чтобы сильно ослабить мощность теплового луча. Но такие установки есть, и они как раз применяются для защиты крупных стратегических объектов от тех огромных самолетов, что вы видели. Допустим, в ясную погоду такой дальний стратегический бомбардировщик можно уничтожить с расстояния не менее ста километров. А вообще эти лучи используют во многих других областях, вот допустим — простая указка.

И Паоло достал из нагрудного кармана обычную лазерную указку и продемонстрировал ошарашенным слушателям ее возможности. А сам про себя думал: «Пусть занимаются лазерами и ничего не думают про зенитные самонаводящиеся ракеты, чем позже поймут, тем лучше для нас».

Но все же Муссолини решил оставить последнее слово за собой.

— Скажите, синьор Паоло, а зачем тогда нужно было убивать наших пловцов? Вам не кажется, что для начала переговоров это не самый лучший жест?

Паоло опять улыбнулся.

— Уж простите наших гостей из будущего, — обернулся к стоящим невдалеке боевым пловцам группы подполковника Дегтярева, — просто у них с вашими пловцами свои счеты.

— Это какие?

— В их истории, после того как Италия вместе с Германией проиграли во Второй мировой войне, в качестве репараций Советскому Союзу достался ваш линкор «Джулио Чезаре», переименованный потом в линкор «Новороссийск». Потом, после войны ваши пловцы, уже когда у наших стран снова установились добрососедские отношения, проникли в Севастополь и подло его взорвали. Погибло более тысячи советских моряков. Подло не на войне убивать. Вот у двоих из них погибли деды на том линкоре. Так что эта расправа маленькая месть за своих дедов, вы как настоящий итальянец должны понимать, что такое кровная месть…

— Это не у нас, это на Сицилии…

— Все равно, синьор Муссолини.

Дуче решил изменить тему разговора и спросил:

— А почему из будущего пришли только ваши соотечественники?

— Хм. Хороший вопрос. Там прошла Третья мировая война между Советским Союзом, Западным миром и исламским Халифатом. Целым и сохранившим некоторую часть мощи, получив возможность путешествовать в прошлое, оказался Советский Союз. САСШ, Великобритания, Европа, Азия — все лежат в руинах, а вот наши потомки выжили и сохранили свою мощь. Не находите это символическим предзнаменованием?

На этом разговор прекратился — всем гостям была предоставлена пища для размышления. Да и в воздухе недалеко от борта субмарины появилась странная металлическая конструкция, и лодка, маневрируя, подошла к ней. Через несколько мгновений прямо из воздуха опустился широкий металлический трап, и по нему смело прошел синьор Паоло и тут же растаял в воздухе, за ним тем же путем исчезли пловцы-головорезы, и, набравшись смелости, сделал несколько шагов Муссолини, а за ним пошли и его офицеры.

Огромное закрытое помещение, залитое ярким, белым, неестественным светом, поражало каким-то запустением и тяжелым воздухом. Придя сюда прямо с борта корабля, находящегося в Средиземном море, дышалось в первое время трудно, и все эти стены, несмотря на свет, давили на сознание. Пройдя за солдатами охраны в странных, но явно предельно функциональных защитных доспехах, в форме пятнистого цвета, они попали в просторную комнату, где их ждала русская делегация. Муссолини сразу узнал Молотова, министра иностранных дел Советского Союза, и сразу с ним поздоровался, выказывая свое уважение. Тут же ему был представлен некий полковник Оргулов, представитель военного руководства из будущего, так сказать принимающая сторона, являющаяся гарантом безопасности советской и итальянской делегаций.

Усевшись в мягкое кресло, обшитое дорогой кожей, дуче внимательно оглядел комнату, вдохнул запахи, изучая обстановку. Странные плоские панели на стенах показывали какую-то техническую информацию, на других демонстрировались виды какого-то заснеженного и разрушенного города, и везде были все те же пресловутые лампы, дающие яркий белый свет.

Чуть позже им был продемонстрирован фильм, рассказывающий, во что превратилась европейская цивилизация после Второй мировой войны и чем это все закончилось. Как и ожидала принимающая сторона, мертвые города и картина всеобщего запустения были забыты, когда стали демонстрироваться более подробные предвоенные кадры, когда озверевшие эмигранты, распоясавшиеся от безнаказанности, жгли, разбивали, уничтожали, насиловали и убивали. Убедившись, что нужное впечатление достигнуто, начались обычные переговоры, и тут Молотов показал себя настоящим политиком. Ловко жонглируя фактами, он давил, выбивал, заставлял Муссолини воспринимать полученную информацию в нужном свете. И ведь всё получалось. Главное, что эти фильмы, монолог Молотова, были разработаны специалистами ФСБ и ГРУ по информационным войнам, поэтому по большому счету результат был гарантирован. После трех часов тяжелого общения глава Италии в сопровождении двух доверенных офицеров был возвращен на лодку, а оттуда катером на крейсер. Отпустив находившихся на борту заложников, итальянцы быстро развернулись и дали деру куда-то на север, в сторону одной из военно-морских баз ВМС Италии.

Такого успешного завершения операции столь высокого стратегического уровня как-то не ожидалось, поэтому не то чтобы устроили грандиозную пьянку, но гулянка была знатная. На огонек с очередным «окном», как у нас теперь назывались проколы пространства-времени, заскочил Судоплатов и принял посильное участие, и когда народ начал после первого захода рассасываться на первый перекур, оказалось, что мы с Судоплатовым остались вдвоем. Даже Семенов, тоже присутствующий на мероприятии, понятливо куда-то умотал, пару раз как-то странно посмотрев на нас. Видно, что его любопытство заедает, и он чувствует, что сейчас начинается что-то новое в наших отношениях с руководством СССР.

67
{"b":"189643","o":1}