ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Когда Доминик оторвал губы от губ Мэдлин, она не сразу поняла, где находится. Она чувствовала слабость во всем теле, сердце бешено колотилось.

Спохватившись, она в ужасе оттолкнула его. Гнев и отвращение к себе помогли ей прийти в себя.

– Ты не должен был этого делать, – с ненавистью и презрением бросила она ему.

– Почему? – спросил Доминик, разгоряченно дыша и ласково гладя ее волосы. Так гладят укрощенное животное, а не разъяренную женщину.

– Потому что ты испортил наши планы, – холодно ответила Мэдлин. К ней постепенно возвращалось самообладание. – Я поищу другой способ помирить наши семьи. Без твоей помощи.

– Потому что я поцеловал тебя? – Он явно издевался над ней. Ее щеки пылали от унижения. – Я только попытался растопить ледяную стену, которой ты окружила себя. Видит Бог, нам никто не поверит, если ты будешь смотреть на меня такими злыми глазами! – засмеялся он.

Мэдлин подняла голову, ее губы дрожали.

– Можешь больше ни о чем не беспокоиться. – Она отвернулась и дрожащей рукой взялась за ручку двери. – Я не хочу иметь с тобой ничего общего, Доминик. Пожалуйста, дай мне уйти.

Он удержал ее.

– Не глупи! – раздраженно сказал Доминик, внезапно став серьезным. – Ты не можешь так уйти из-за нескольких случайных поцелуев!

Случайных! Если она сейчас же не уйдет, то ударит его за эти слова.

Вне себя, она распахнула дверь.

– Это Линберг? – Доминик последовал за ней в холл, пытаясь остановить. – Почему бы тебе сразу не сказать, что дело в нем, вместо того чтобы изображать оскорбленную невинность из-за какого-то поцелуя?

Глаза Мэдлин гневно сверкнули.

– Нет, это не Перри и никто другой, пойми ты это!

Лицо Доминика снова стало жестким, он смотрел на нее хмуро и настороженно. Несмотря на все ее самообладание, он снова видел в ней черты прежней, непредсказуемой Мэдлин. Но ей уже было все равно, она хотела только убежать прочь, прочь из этой квартиры, прочь из его жизни – и как можно скорее.

– Если хочешь знать чистую правду, – язвительно бросила Мэдлин, – то я скажу. Я вернулась, потому что надеялась, что четыре года – достаточно большой срок, чтобы достичь определенной цели. Но, видимо, это не так. И я скажу тебе прямо, чтобы впредь не было ошибок: я не способна ни на флирт, ни на роман, ни на что другое, если это связано с тобой. Не потому, что люблю другого, а потому, что больше не хочу тебя!

– Ты закончила? – холодно спросил Доминик.

Мэдлин кивнула.

– Я провожу тебя.

В полном молчании они доехали до ее дома. Доминик сидел с каменным лицом, Мэдлин была близка к истерике. О, если бы она никогда не возвращалась сюда, осталась бы в Бостоне, где никто не смел обидеть ее так, как этот человек!

Доминик проводил ее до двери и только теперь с горечью сказал:

– Ты лгунья, Мэдлин. Не знаю, кому ты лжешь – себе или мне. Но ты лгунья. Ты отвечала на мои ласки, так же как я отвечал на твои – со всем пылом страсти и долго подавляемого желания. Подумай об этом, когда ляжешь сегодня в свою одинокую постель. И подумай еще вот о чем. – Он приблизил к ней лицо, его душил гнев. – Если эта… эта ссора между нашими семьями не прекратится, будет плохо не только Вики. Ей уже плохо. А твоего отца ждут значительные финансовые трудности. Ему нужна моя поддержка, и он получит ее только в том случае, если ты помиришься со мной!

Он небрежно поцеловал ее на прощание и ушел. Она молча провожала его глазами, потрясенная невыносимой правдой его слов.

Слезы душили ее, когда она смотрела, как Доминик вошел в лифт и нажал кнопку «Вниз». Она уже сделала шаг, чтобы бежать за ним, но заставила себя остаться на месте. Двери лифта закрылись.

Прежняя Мэдлин догнала бы своего сердитого мужчину. Сегодняшняя Мэдлин старалась сохранить чувство собственного достоинства.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Он не пришел. Слабая надежда теплилась в ней, пока они ели первое, и исчезла, когда подали второе. Мэдлин смотрела в тарелку, заставляя себя есть. Вики была поглощена сложной ситуацией с потенциальным клиентом, которого она пыталась заполучить, и совершенно не замечала, что подруга ест без всякого аппетита.

– Понимаешь, Мэдди, – возбужденно говорила Вики своей невнимательной слушательнице, – если бы мне удалось заполучить его, отцу бы пришлось взять назад свои слова о том, что женщинам не место в мужском бизнесе. А на него так приятно смотреть. Он…

Мэдлин уныло окинула взглядом зал ресторана. Сидящие за столиками посетители наслаждались трапезой и оживленно беседовали. Ей нечего было сказать даже себе. Она не хотела есть. Не хотела ни с кем разговаривать. К тому же она не выспалась.

Прошедшая ночь была сплошным кошмаром. Она ходила по спальне и ругала себя. Как она могла поверить, что они с Домиником договорятся! Ясно было, что их беседа выльется в вульгарную ссору. И не только в ссору, напомнила она себе. Сцена обольщения была отвратительна.

Она презирала его за это. Его, видно, очень мало беспокоила эта ссора между их домами, если он сразу же начал обнимать ее. Нужно забыть о нем и искать другой путь, сказала она себе. Однако прежней Мэдлин хотелось плакать, потому что прошлой ночью она поняла, что по-прежнему беззащитна перед ним. Так было всегда.

Беззащитна. Перри предупреждал ее, но она не придала значения его словам. Внутренний голос предупреждал ее, но она не услышала.

«Он водит тебя за нос», – издевался над ней Перри. Прошлым вечером, вероятно, так и было.

Господи, да неужели это она, что была так доверчива, так глупа? Доминик Стентон не был…

И тут она увидела его. Он стоял в дверях – и сердце на мгновение замерло, потом бешено заколотилось.

Значит, пришел. Несмотря на горькие и презрительные слова, которые они наговорили друг другу, он все-таки пришел. Мэдлин закусила губу, настроение сразу поднялось.

Значит, презираете сегодняшнюю Мэдлин, усмехнулась она про себя, наблюдая, как он оглядывает столики.

Доминик увидел их. Поверх головы Вики Мэдлин поймала его твердый взгляд и стиснула задрожавшие руки. Он шел к ним, как всегда элегантный, в темных брюках в полоску и белой рубашке.

– …Американец с ног до головы, – говорила Вики. – Ты понимаешь, о чем я. Одни мускулы и сексуальность. Просто супермен.

Но Мэдлин не слушала. Она смотрела, как Доминик приближается к ним, и не могла отвести взгляда.

Он остановился позади Вики и положил руки ей на плечи.

– Привет, Мэдлин, – спокойно сказал он. При звуках его голоса бедная Вики вздрогнула и замолчала.

Мэдлин отвела взгляд от Доминика и посмотрела на Вики. Девушка окаменела, на побледневшем лице отразился страх. Мэдлин снова посмотрела на Доминика. Он полагал, что в присутствии Вики Мэдлин не будет устраивать сцен, но был настороже – на всякий случай.

– Здравствуй, Доминик, – спокойно ответила Мэдлин.

– Не возражаете, если я присоединюсь к вам? – вежливо осведомился он.

– Дом… – умоляюще начала Вики. Она ненавидела сцены. Вики была великодушной и независимой личностью, но очень чутко реагировала на обстановку. Она выжидательно посмотрела на Мэдлин.

– Положи сумку на другой стул и дай брату сесть, – спокойно сказала та, скрывая волнение.

Подошел официант и спросил, что закажет господин. Доминик покачал головой.

– Я только выпью с дамами кофе. Официант отошел.

Доминик снова обратился к Мэдлин:

– Как идут приготовления к свадьбе?

– Хорошо. До этого великого дня еще целый месяц, но ты же знаешь Луизу. – Мэдлин улыбнулась. – У нее такие планы…

– Чарлз Уэйверли хороший человек, – сказал Доминик без всякой насмешки. – Надеюсь, Нина будет счастлива с ним.

– Я уверена. – Мэдлин взглянула на Вики. Та замерла, опустив глаза в пустую тарелку и стиснув руки. Мэдлин стало жаль ее. Она снова посмотрела на Доминика, он слегка пожал плечами и усмехнулся. – А ты хорошо знаешь Чарлза? – небрежно спросила Мэдлин.

– Достаточно хорошо. – Доминик взял руку сестры в свои руки и ободряюще улыбнулся ей. Она подозрительно посмотрела на него. – Вики была влюблена в него когда-то.

18
{"b":"19","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца