ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернулся Перри с накидкой и, прежде чем набросить ее на плечи, ласково коснулся губами ее шеи. Доминик отвернулся. Чуткий Перри уловил его движение и, довольный собой, взглянул на Мэдлин, давая ей понять, что сделал это нарочно.

– Глупец, – тихо сказала Мэдлин.

– Он весь кипит, – хихикнул Перри.

– Повторяю, ты глупец.

Перри засмеялся и обнял Мэдлин за плечи. Они вышли из дома. Доминик увидел их, демонстративно повернул Диану лицом к себе и поцеловал в губы.

Мэдлин замерла. Рука Перри по-прежнему лежала у нее на плечах.

– Мне очень жаль, – пробормотал Перри. – Я виноват.

– Пойдем, – только и смогла выдавить из себя Мэдлин. Внутри у нее все дрожало. Они подошли к машине, Мэдлин села на заднее сиденье красного «лотуса», чтобы в полумраке салона не было видно ее лица, и тщетно пыталась взять себя в руки.

Они поехали к Престонам на двух машинах, в одной машине – Доминик и Диана, остальные – в машине Перри. Пока добрались, было уже поздно. Доминик и Диана ждали их у входа. Диана куталась в меховую накидку – апрельский вечер был холодным.

– Чем мерзнуть, вошли бы в дом, – шутливо заметил Перри.

– Сегодня вечером мы должны быть солидарны во всем. – Доминик перевел холодный взгляд на Мэдлин. – Не так ли, дорогая?

– Да, – согласилась она и глубоко вздохнула для храбрости.

– Я не понял, с этим вечером связано что– то важное? – язвительно спросил Форман.

– Нет, нет, ничего, – быстро сказала Вики, и все шестеро вошли в дом.

Их появление было хорошо подготовлено и произвело впечатление. Все поняли, что Мэдлин Гилберн и Доминик Стентон, очевидно, приехали вместе, но каждый со своим спутником. Форман посмотрел на удивленные лица гостей, потом на Вики, которая старалась выглядеть беззаботно, однако так крепко вцепилась в его руку, что ногти почти впились в кожу.

– Я ничего не понимаю, – тихо сказал Форман. – Мне кажется, волнение связано с двумя парами в нашей компании, – предположил он.

– Вы не знаете? – удивленно посмотрела на него Вики. – Я думала, Перри вам все объяснил.

– Нет, нет, ничего, – насмешливо повторил Форман ее торопливый ответ.

– Это длинная история, – шепнула Вики. К ним приближались озабоченные хозяева. – Потом расскажу.

– Ты оказалась прекрасным режиссером, – с сожалением признал Доминик.

Щеки Мэдлин раскраснелись, глаза блестели. Успех был полный! В углу зала ее родители беседовали с родителями Доминика. Сначала они были сдержанны, но потом признали очевидную глупость ссоры, которую их дети так явно игнорировали.

Мэдлин провела всю компанию по залу, держа себя с тактом и очарованием настоящей светской дамы. Она знакомила гостей, болтала, смеялась, постоянно контролируя себя и точно зная, каким будет следующий жест.

У многоопытной Ди Мэдлин научилась дипломатии. Она попросила Перри пригласить на танец Луизу, Доминик должен был танцевать со своей матерью, Вики – со своим отцом. Форман пригласил Диану. Самой Мэдлин достался собственный отец. Когда танец кончился, все подошли к Нине, наблюдавшей за танцующими широко раскрытыми глазами. Жених стоял рядом.

– Итак, мне не придется падать ниц. Какая жалость! – Доминик вздохнул. – Я уже предвкушал это.

– Как видишь, крайние меры оказались лишними. – Мэдлин повернулась к нему, ее лицо пылало. – Я все организовала без…

– Без намека на самый легкий флирт со мной, – закончил Доминик, демонстрируя крайнюю удрученность. – И все эти милые люди лишились интересного зрелища, на которое рассчитывали: ведь Мэдлин Гилберн вернулась домой.

– Вики прямо сияет, – напомнила Мэдлин о главной цели.

Доминик посмотрел в ту сторону, где стояла Вики, оживленно беседующая с Форманом.

– Бедняга, – пробормотал он. – Думаю, она засыпала его сведениями об индексах и Японской фондовой бирже.

– Доминик! – с упреком воскликнула Мэдлин. Он рассмеялся – он не хотел сказать ничего плохого о сестре. – А где твоя Снежная королева? – спросила Мэдлин. Ей хотелось, чтобы он отошел: на них уже начинали обращать внимание.

– Я покинул ее ради черноволосой языческой богини. А где твой преданный поклонник?

– Танцует с твоей Снежной королевой. По глазам Доминика она поняла, что он видел их.

– Пойдем, – Доминик коснулся ее руки. – Давай тоже потанцуем.

– Но я не хочу танцевать с тобой, – запротестовала Мэдлин.

– Хочешь, конечно, – настаивал Доминик. – Ты же не собираешься все испортить. Знаешь, – добавил он, – уже все заметили, что ты танцевала со всеми мужчинами из нашей компании, кроме меня.

Побежденная, она позволила себя обнять. Доминик крепко держал ее, его рука скользнула по спине вниз. Они были красивой парой, как и четыре года назад. Он повел ее в танце под чарующую музыку Гершвина.

– Знаешь, сегодня ты самая красивая женщина в этой комнате, – вдруг сказал Доминик. Мэдлин с изумлением взглянула на него. – Раньше ты тоже была красива, но теперь… – Он вздохнул, и ее ресницы задрожали. – Может быть, хорошо, что ты провела несколько лет с Ди, ты научилась вести себя. Теперь, когда ты держишь себя в руках, ты гораздо опаснее, чем прежняя Мэдлин. В той все понятно…

– Опаснее? – повторила Мэдлин, не уверенная, что это определение ей польстило.

– Да. – Он вдруг стал серьезным. – Все красивые женщины опасны, но ты, Мэдлин, ты смертельно опасна.

– Не говори глупостей, – посоветовала она.

Но Доминик серьезно продолжал:

– Опасность существует. Когда ты решаешь «взорваться», это обещает быть грандиозным зрелищем. И я намерен быть единственным свидетелем этого «взрыва».

– Перестань, Дом, – прошептала Мэдлин, оглядываясь, опасаясь, что за ними наблюдают.

– А что такого? – усмехнулся Доминик. – Боишься, что повторится спектакль, который ты устроила, когда мы танцевали в последний раз?

Мэдлин вздрогнула.

– Я уже сказала тебе, что больше не устраиваю сцен.

– Хорошо. Тогда помолчи. – Он крепче прижал ее к себе, и несколько минут они танцевали молча. Мэдлин чувствовала на себе любопытные взгляды, и это не давало ей расслабиться.

Но постепенно гости утратили к ним интерес: Мэдлин и Доминик явно не собирались ссориться. Одна мелодия сменяла другую, напряжение стало спадать, Мэдлин почувствовала себя увереннее и полностью отдалась танцу.

Она наслаждалась легким прикосновением его бедер, его рука нежно касалась спины.

Она закрыла глаза, и постепенно танец, музыка, люди куда-то исчезли. Она ощущала только соблазнительный аромат его тела, сладкий вкус кожи, когда ее губы коснулись его шеи. Доминик дотронулся губами до ее щеки и еще крепче прижал ее к себе. Они продолжали танцевать, и мир вокруг них таял и удалялся. Доминик кружил и кружил Мэдлин по залу, она уже не пыталась сопротивляться чувствам, связывающим их. Голова у нее кружилась, она ощущала слабость во всем теле. Вероятно, для того я и родилась, думала она. Четыре прошедших года не смогли вытравить из меня влечение к этому единственному мужчине.

– Мне хочется совсем другого, – шепнул Доминик ей на ухо. – Я хочу побыть с тобой вдвоем.

– Пожалуйста, не надо, Дом, – взмолилась Мэдлин. Чувствуя, как силы покидают ее, она крепче прижалась к нему.

– Слишком поздно, – торжествующе заявил Доминик и так резко отодвинул ее от себя, что она остановилась и, моргая, уставилась на него. Глаза Доминика радостно блестели, не скрывая страсти.

Мэдлин в замешательстве оглянулась: они находились в библиотеке Престонов. Доминик спокойно закрыл дверь. Музыка куда-то исчезла, доносились только приглушенные голоса гостей.

Значит, танцуя, Доминик вывел ее в холл, потом увлек в эту комнату, а она даже не заметила! Она-то думала, что он тоже поглощен танцем. А он в это время строил планы, как им оказаться наедине. Мэдлин почувствовала себя оскорбленной.

– Я не собираюсь драться с тобой возле этой двери, ~ холодно сказала она. – Я бы предпочла, чтобы ты отошел и дал мне уйти.

Его глаза медленно скользили по ее сердитому лицу, гордо вздернутому подбородку, дрожащим губам: ей не удавалось взять себя в руки. Огонь камина освещал стройную фигуру и темноволосую голову языческой богини. Грудь под красным бархатом поднималась и опускалась. Бледное лицо и потемневшие глаза, горящие как сапфиры.

21
{"b":"19","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста на удачу, или Попаданка против!
Глюгге. Скандинавское счастье: пьем чаек в пижамке! От хюгге до сису
Проклятое золото храмовников
Метро 2033: Край земли. Затерянный рай
Холод древних курганов. Аномальные зоны Сибири
Единственная, или Семь невест принца Эндрю
Ольга, княгиня воинской удачи
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости