ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ярчайшая мечта
Семь нот молчания
Холодные звезды
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Земля забытых
Закон ее прошлого
Разведенная жена, или Черный квадрат
Убийца из прошлого
Денег нет, но ты держись!

– Сын и наследник Байрона Линберга, – пояснила Мэдлин. Похоже, на Доминика это произвело впечатление.

– Так мы вращаемся теперь в таких кругах? Поздравляю.

– Благодарю. – Она не попалась на крючок. И Доминик явно признал это. Он коротко вздохнул и пробормотал что-то невнятное. Мэдлин затрепетала.

– Тогда обед на следующей неделе, – сказал Доминик уже серьезным тоном.

– Нет-нет, только не обед, – отказалась Мэдлин. – Не думаю, что…

– Хорошо, значит, ленч в Лондоне, – категорически заявил Доминик.

– Нет. – Мэдлин прикусила нижнюю губу. – Доминик, я…

– Ну, так просто выпьем чего-нибудь, – настаивал он. – Давай встретимся вечером в Ньюбери и выпьем…

– Доминик, – мягко прервала его Мэдлин. Именно сегодня ей не хотелось обижать его. – Ты должен понять, я не могу встречаться с тобой наедине. Цена слишком высока.

– Какая цена? – Его гнев как бичом хлестнул ее, и она съежилась, понимая, что у него были все основания выйти из себя. – Что плохого в том, что ты встретишься со мной? По-моему, я не заразный.

– Я вовсе не говорю, что ты…

– Ну смотри. – Доминик глубоко вздохнул, стараясь сдержать раздражение. – Мы встретимся, Мэдлин, и пообедаем вместе. Или сегодня вечером я заявлюсь к вам домой. Что лучше – цивилизованный обед вдвоем или грубая ссора у тебя дома в присутствии родственников? – спросил он.

– Конечно, обед, – нехотя согласилась Мэдлин. Ей даже не пришло в голову, что Доминик просто запугивает ее. Он был способен осуществить все свои угрозы.

– Где? – Вопрос прозвучал как выстрел.

– В Ньюбери. Хотя нет, это слишком близко к дому. В среду на следующей неделе я буду в Лондоне, на примерке платья. Потом можно найти благовидный предлог и остаться вечером в Лондоне. Нина вернется одна. Она должна встретиться с Чарлзом, поэтому в городе не останется. По крайней мере нас не узнают, – добавила Мэдлин.

– Я готов встретиться с тобой где угодно и в присутствии кого угодно, – мрачно заявил Доминик. – С каких это пор ты стала беречь свою репутацию?

Перри приехал в субботу на красной спортивной машине «лотус». Мэдлин встретила его на подъездной дорожке и крепко обняла.

– Как это мило с твоей стороны, – сказал Перри, улыбаясь. – Но почему у тебя такой безнадежный вид?

– О… – Мэдлин покачала головой. – Тут немножко напряженная обстановка, только и всего! – Она взяла его под руку, чтобы проводить в дом. – После долгого отсутствия я чувствую себя здесь гостьей.

– Отлично! – воскликнул Перри. – Вот и чувствуй себя гостьей. Тогда тебе не захочется остаться здесь надолго и ты вернешься домой, в Бостон.

– А зачем? – лукаво спросила Мэдлин. – Тебе будет не хватать меня, когда ты вернешься?

– Ты ведь знаешь. – Перри крепче прижал ее руку. – Если я вообще решу вернуться без тебя, – добавил он многозначительно.

– А как же твоя любимая Кристина? – напомнила Мэдлин. – Думаю, ей не понравится, если ты вернешься в Бостон под руку со мной.

– Кристина все знает, – холодно сказал Перри, но его ответ не мог обмануть Мэдлин.

Она прекрасно знала, что Перри использует ее как защиту от красивой, избалованной Кристины ван Нейлсон. И Мэдлин, и Перри пережили душевную травму. Это и притягивало их друг к другу. Мэдлин Кристина не нравилась, но она могла понять Перри. Кристина принадлежала к одному из самых знатных семейств Америки и была очень красива – высокая, стройная, с отливающими золотом роскошными волосами. Миллиарды отца позволяли ей иметь все, что она захочет. Она была избалована сверх меры.

Кристина захотела иметь Перри рядом с собой.

Но она хотела иметь его на свой собственный манер – он не должен был работать и зарабатывать на жизнь. Она не учла, что Перри обладает врожденным чувством ответственности. Кристина поставила категорическое условие: забыть о долге перед семьей. Кроме того, она требовала вести рассеянный светский образ жизни, к которому привыкла. Только так! Кристина проиграла, но сердце Перри было разбито.

Трудно сказать, как было с сердцем красавицы Кристины, но ей определенно не нравилась тесная дружба между Перри и Мэдлин. Вероятно, в ней говорило оскорбленное чувство собственника.

– А Форман не принял приглашения отца и не приехал, – заметила Мэдлин, благоразумно меняя тему разговора.

– Он в Брюсселе, – ответил Перри. – Может быть, я уговорю его приехать на следующий уикенд.

– Было бы неплохо, – небрежно откликнулась Мэдлин.

– Почему? – Перри нахмурился. – Он тебе нравится?

Мэдлин рассмеялась.

– Он не мой тип, – заверила она Перри. – Слишком важный и надутый. Я уж буду держаться за тебя, если не возражаешь.

– Вообще-то нет. – Перри усмехнулся и поцеловал Мэдлин в щеку. – Но смотри, если он приедет. Он настоящий распутник.

– Он распутничает со всеми дамами? – с любопытством спросила Мэдлин.

– Да, и это действует мне на нервы, – кивнул Перри. – Его девиз – предохранительные средства в больших количествах. Господи, пусть живет как хочет.

Мэдлин снова засмеялась и повела Перри в дом, чтобы представить родным. Около часу Перри беседовал с отцом о финансовых делах, сделал комплимент Луизе за то, что у них очень уютно, заставил покраснеть Нину. Все были готовы заявить, что Перри замечательный!

Мэдлин тщательно одевалась к обеду. После долгого перерыва она страшилась снова появиться в местном обществе. Четыре года назад она часто выставляла себя на посмешище, многие помнили те вечера. Может быть, это единственное, что осталось у них в памяти о Мэдлин Гилберн. Теперь она должна заставить всех забыть прежнюю Мэдлин.

Шелковое платье лимонного цвета, которое напоминало ей о вечере ее позора, было отвергнуто. Она выбрала строгое черное. Тонкий шелковый креп облегал ее стройную, гибкую фигуру. Талия перевязана шелковым поясом цвета красного вина. Концы его свободно спадали спереди. При ходьбе платье легкими фалдами обвивало лодыжки.

Рубиновые серьги в ушах, рубиновые браслеты на руках, такое же колье на шее – этот гарнитур мать и Линкольн подарили ей на день рождения.

Черные туфли на высоких каблуках дополнили наряд. Волосы уложены простым узлом на затылке, открывая шею, на которой сверкает рубиновое колье. Легкий грим подчеркнул выражение глаз. Длинные густые ресницы оттеняли их живой блеск. Губы слегка тронуты помадой рубинового цвета. Изучая себя в зеркале, Мэдлин увидела то, что хотела. Эта девушка ничуть не похожа на девчонку, которая умела только важничать и кривляться. Чувствуя, как дрожит у нее все внутри, Мэдлин повернулась и вышла из комнаты.

– Господи! – воскликнул отец, когда она вошла в гостиную. Ее уже ждали. – И это действительно моя дочь?

Все головы повернулись к ней, раздались возгласы изумления. Только Перри сохранял спокойствие. Он-то знал, какой утонченной может быть Мэдлин, и не понимал, почему все смотрят на нее с удивлением.

– Прекрасно, дорогая. – Перри, улыбаясь, подошел к ней. По его взгляду Мэдлин сразу поняла, что он ее одобряет. – Сегодня вечером Ди гордилась бы тобой.

– Спасибо, – ласково ответила Мэдлин. Перри всегда умел подбодрить ее, и она успокоилась. – Ты тоже очень хорош.

– Благодарю, мадам. – Перри шутливо поклонился. Он и в самом деле был очень элегантен в своем темном вечернем костюме.

Несмотря на уверенный вид Мэдлин, родные, видимо, чувствовали, что она нервничает. Мэдлин поняла это позже, в разгар вечера, когда ей удалось расслабиться, поскольку никого из Стентонов не было.

– Все тебя так любят, правда? – сказал Перри, очутившись рядом. Мэдлин повернулась к нему и заметила, что он внимательно ее разглядывает. – У тебя прекрасная семья, Мэдлин. Кто-то из твоих родных, включая будущего шурина, всегда старается оказаться рядом с тобой. А почему? – Перри оглядел шумную комнату. – Сегодня вечером на тебя поглядывают с некоторым недоверием. – Перри снова внимательно посмотрел на Мэдлин. – У меня такое чувство, что, несмотря на твой элегантный вид, собравшиеся относятся к тебе как к взрывоопасному существу. Они не доверяют тебе? – Он наклонился к ней. – В воздухе носится имя Стентона. Я уловил несколько слов о Бостоне и связанных с ним переменах в тебе. Я даже нечаянно услышал свое имя, произнесенное с благоговейным страхом. Я бы не удивился, если бы вечер закончился взрывом. Почему, хотел бы я знать? – Перри ласково коснулся щеки Мэдлин. – Предполагалось, что он будет здесь сегодня вечером, дорогая? Молодой человек, с которым ты была помолвлена?

9
{"b":"19","o":1}