ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне следовало догадаться! — он в очередной раз ударил кулаком по столешнице. — Конечно, как она могла остаться там, в стороне от «приключения»! Ей наверняка захотелось пойти с нами. Поэтому и отговорки, поэтому и упросила, чтобы взяли в лес! Я должен был догадаться!..

Ну и так далее. Похоже, если Журского не остановить, он способен бесконечно заниматься самоуничижением.

— Но ведь Надежда у тебя девочка сообразительная, — сказал Создатель. — Почему же тогда она не пошла за нами сразу?

— Ты спрашиваешь так, как будто я знаю! Могло случиться что угодно. Рыцарь запротестовал и не хотел ее пускать, или она решила вернуться домой за какими-нибудь вещами… хотя нет, если «прыгать» в другой мир и выбирать между вещами и возможностью быть с тем, кто знает этот мир, — Максим кивнул в сторону Элаторха, — Надежда, конечно, выбрала бы последнее.

— Вы забываете, что между нашими мирами есть расхождение в течении времени, — напомнил принц. — Поэтому она могла пойти сразу же за нами, но попасть сюда час спустя.

— Что никак не решает вопроса, куда именно подевалась девочка, — подытожил Мэрком. — И если честно, я не думаю, что ваши терзания хоть как-нибудь помогут нам ее найти.

— Так что же вы предлагаете? — раздраженно повернулся к нему Журский.

— Пообедать — как раз самое время.

— Спасибо, что-то не хочется.

— Я не спрашиваю, хочется вам или нет. И кормить вас намерен не только ради вашего удовольствия. Вы ведь до сих пор, если не ошибаюсь, не ели ничего из нашей пищи.

— И что же?

— Так откуда вы знаете, что она для вас неопасна?

— И вот поэтому вы предлагаете нам отобедать, — язвительно хмыкнул Максим.

— Именно. Начните с цаха — почти наверняка уверен, что его вы выпьете без каких-либо негативных последствий для своих организмов. А потом перейдем к чему-нибудь более существенному. Подумайте сами: если ваша дочка жива, она рано или поздно захочет есть. И если существует возможность, что во время приема пищи с ней что-нибудь случится, нам было бы лучше знать симптомы заранее, тогда мы могли бы предупредить о них эльфов, понимаете?

«Врешь ты все, старик, — с горечью подумал про себя Мэрком. — Или даже не так — ты и сам не знаешь, врешь ты сейчас им или говоришь правду. Что может быть проще — отравить неудобного тебе Журского, а потом развести руками: неожиданная реакция организма, очень жаль…» Максим пристально поглядел на чародея, как будто пытался проникнуть в его мысли. А что, говорят, были случаи, у некоторых эльфов проявлялась спонтанная способность к телепатии. Вдруг люди тоже обладают такими качествами? Тогда лучше думать о чем-нибудь нейтральном. Например, о…

— Послушайте, Мэрком, мы могли бы переговорить с глазу на глаз?

— Д-да… да, разумеется. Пойдемте.

— Извините нас, мы недолго, — Журский прошел вслед за чародеем в соседнюю комнату и запер за собой дверь. — Пожалуй, нам следует объясниться.

— По поводу чего?

— По поводу всего. В первую очередь — относительно того, что произошло сегодня утром. Вы ведь знаете, что мы собирались уходить? Наверное, и разговор наш слышали, если Денис прав и вы на самом деле волшебник? Вы скажите, если слышали, чтобы я времени зря не терял и не пересказывал.

Мэрком кивнул:

— В общих чертах…

— Хорошо. Я понимаю вас… я… я понимаю, что вы сейчас можете обо мне подумать. Хотел сбежать, как крыса с тонущего корабля, потом, когда приперло, прибежал просить о помощи, а получит что ему нужно, опять пойдет собирать вещички. Но поймите, я человек, у которого есть такая штука, как гордость. И гордость не позволит мне так поступить. Если уж я обратился к вам за помощью, вне зависимости от того, каковы будут ее результаты, я здесь останусь. И сделаю для вас все, что будет в моих силах.

— Насколько я понял из вашего же разговора, в ваших силах не так уж и много, — осторожно заметил Мэрком. — Или, скорее, это вы так считаете.

Журский задумчиво пожал плечами:

— Не знаю. Может, я погорячился, сгустил краски. А с другой стороны — ни колдовать, ни на мечах сражаться я не умею. А даже если выучусь, то любой ваш эльф, пусть самый бездарный, в два счета меня обставит. Не потому что я плохой ученик, а потому что вы живете здесь, для вас и мечи, и колдовство — привычные штучки, а для меня — экзотика. Пожалуй, единственная польза от меня — устроиться в какой-нибудь зоопарк. …Ладно, не во мне даже дело. Вам ведь не я нужен, а Денис, то есть Создатель ваш, правильно? Ну а если вы слышали наш разговор, то, наверное, понимаете, что он отнюдь не всемогущий, Денис. Со всеми вытекающими отсюда выводами.

— Это-то я понял, — Мэрком растерянно постучал пальцами по подоконнику. — Но вы нам нужны такие, какие есть. Потому что ни магия, ни мечи нам не помогают — вернее, помогают, конечно, но в целом они неэффективны, все равно что море вычерпывать ложкой.

— Если придерживаться вашего сравнения, то мы с Денисом скорее сгодимся на роль решета. — Журский замолчал и долго растирал виски, словно намеревался разорвать пальцами кожу и проломать череп. — Собственно, пока я не узнаю, что с дочкой, я вообще вряд ли на что-нибудь сгожусь. Это не шантаж, это констатация факта.

— Знаете, Максим, я очень признателен вам за вашу искренность. Я думаю, что мы найдем общий язык. Если мои предположения верны, то на грани катастрофы находится не город и не материк, а целый мир. Я прожил несколько сотен лет, и хотя смерть пугает меня, я готов умереть в свой назначенный час. Но я не хотел бы, чтобы этот мир погиб, понимаете?

— Понимаю. Но, видите ли, терпеть не могу патетики, даже когда без нее не обойтись. Давайте-ка приступим к дегустации. Надеюсь, вы приготовили вкусные блюда? Если уж травиться, так ублажив перед этим желудок!..

3

— Ух ты! — чашка, едва не расплескав содержимое, прыгает на столик, Журский же проворно вскакивает и бежит к зарешеченному окну. Поначалу Мэрком решил, что вот, наконец — к сожалению — отыскалось нечто, действующее на организм гостей негативным образом. Правда, не таким, как ожидалось, а все-таки…

Да нет, подумал с запоздавшим прозрением. С цахом все в порядке, и с другими напитками-яствами — тоже. Просто Максим узрел в окне что-то, его заинтересовавшее.

А потом… «Ну да, как же я мог забыть!» Мэрком на самом деле ждал сегодня визита, но не Создателя и его спутника, а совсем другого. Вот и дождался — да только забыл за хлопотами. А гость возьми и появись.

— Ты только посмотри, Денис! — Журский буквально выплясывал у окна и тщился раздвинуть прутья, чтобы как следует разглядеть… — Ну и стрекоза! Твоей фантазии дело, признавайся?

Создатель поднялся, прильнул к стеклу:

— Моей. Меганевра называется. Вообще-то название я одолжил у палеонтологов

— существовала когда-то в Палеозойскую эру стрекоза, у которой размах крыльев был что-то около метра. Если не ошибаюсь, самая большая за всю историю Земли.

— Тебе не кажется, что ты несколько переборщил? — Максим ткнул в стекло дрожащим пальцем.

Создатель пожал плечами:

— Мне тогда казалось, так интереснее будет.

Мэрком не сдержался, улыбнулся в бороду: да уж, на самом деле интереснее! И очень удобно, кстати. Так уж получилось, что некоторые формы жизни, которые встречаются в мире Создателя, в Нисе не прижились. Например, лошади в течение столетия вымерли невесть от чего. Словом, для передвижения на далекие расстояния требовалось отыскать какой-нибудь подходящий вид. Им и стали меганевры. Нет, значительные грузы эти насекомые перевозить не в состоянии, для таких целей существуют медлительные парайезавры и некоторые другие одомашненные виды. А вот что касается скорости — здесь у меганевр нет достойных конкурентов.

— Какая красавица! — восхищенно шепчет, качая головой, Журский.

И правда, гигантские стрекозы очень красивы. Существует несколько их разновидностей, отличающихся друг от друга по расцветке, размерам и местам обитания. Мэрком подходит к соседнему окну лишь для того, чтобы убедиться: эта меганевра относится к аврийскому подвиду. Ничего удивительного, поскольку гость, которого ждал старец, должен был явиться именно с Южного материка.

34
{"b":"1900","o":1}