ЛитМир - Электронная Библиотека

— Будем лагерь здесь разбивать или пройдем еще немного? — вяло поинтересовался Желтоклыкий. Что уже показалось странным: в течение всего странствия надзиратель не позволял себе расслабляться ни на секунду.

— А что предлагаешь ты? — По негласным правилам, руководил отрядом Рокх, но он частенько обращался за советом к своему старшему спутнику — при этом формально последнее слово все равно оставалось за Клеточником.

— Привал, — пробормотал Желтоклыкий.

Через пару часов выяснилось, что надзиратель болен — подхватил где-то в пути какую-то заразу, причем непонятно, где и какую. Соответственно, ни Рокх, ни тем более кхарги-звери не знали, как его лечить. Желтоклыкий же метался в бреду и мало чем мог им помочь.

Укутав его в теплые шкуры и оставив лежать у костра, Рокх в сопровождении одного из кхаргов-зверей отправился на разведку. Он прихватил с собой клочок материи — карту, данную пророком, но почти сразу же понял, что толку от нее — чуть. Обозначенные треугольничками горы ни на шерстинку не напоминали свои реальные прототипы, да и схематично набросанные тут и там пальмочки не имели ничего общего с тропическим лесом, подступавшим к самым подножиям гор.

Вдруг кхарг-зверь издал резкий запах «внимание-ко-мне». Рокх обернулся.

Его спутник сосредоточенно вглядывался куда-то вдаль и тыкал туда пальцем.

— Считаешь, это темная точка — дракон? — спросил Клеточник и получил в ответ «подтверждаю».

Они проследили за вероятным драконом: тот, немного покружив, улетел куда-то к северу. Поскольку у Рокха не было других подсказок, он в конце концов решил отправляться именно на север.

Но прежде следовало разобраться с состоянием Желтоклыкого. К следующему утру оно немного улучшилось, и надзиратель настаивал на том, чтобы идти дальше. Однако уже вечером, когда их маленький отряд в очередной раз устроился лагерем, Желтоклыкий чувствовал себя препаршиво. Он снова бредил

— и теперь уже Рокх зарекся двигаться дальше до тех пор, пока надзиратель окончательно не вылечится.

Как выяснилось чуть позже, место для лагеря они выбрали невероятно удачное: и ручей с прохладной и чистой водой тек неподалеку, и пещера, где они устроились, подходила для долгой стоянки, и с дичью не было никаких проблем…

Вот как раз на охоте это и случилось. Рокх вместе с одним из кхаргов-зверей выслеживал ящерку-прыгуна, когда резкий запах спутника заставил его отвлечься. «Внимание! — буквально вопил кхарг-зверь. — Опасность!» Рокх сперва рухнул на землю, быстро откатился в сторону, а уж потом оглянулся посмотреть, в чем же дело.

Дело было в той самой точке, которую они заприметили еще вчера. Точка как-то чересчур быстро приближалась, и…

…И вот она уже над ними. Сиганула в облака, исчезла, а потом вынырнула оттуда — крылатым чудовищем из твоих самых кошмарных сновидений!

Дракон мгновенно застил собой полнеба, протрубил небесам приветственный гимн и рухнул вниз — Рокх подумал: их, кхаргов недостойных, пожирать.

Даже за мечом потянулся.

«Нет-опасности. Ошибка. Не-видит-нас. Не-видит!» Сперва Клеточник решил, что кхарг-зверь от перепугу тронулся своим и так не слишком-то выдающимся умом. Потом оценил ситуацию и сообразил, что чудовище просто не могло заметить их, поскольку оба кхарга лежали сейчас на земле, под прикрытием густой листвы. А вот они видели дракона очень хорошо.

Дракон был ослепительно белым, словно вылепленным из чистейшего снега с самой верхушки горы. Узкое гибкое тело с четырьмя мощными лапами изогнулось в развороте, когда зверь выравнивал свой полет; он несколько раз взмахнул широченными крыльями, хлестнул хвостом подвернувшееся облачко

— и направился куда-то вглубь леса. Вероятно, охотиться.

Зато Рокху с кхаргом-зверем сегодня поиски дичи пришлось прекратить. Он торопился обратно в лагерь, чтобы как следует все обдумать, а главное — выбрать удобную точку для наблюдения и проследить, куда, возвращаясь, полетит дракон. На обратном пути охотники случайно наткнулись на двух ящерок-прыгунов. Довольный, Клеточник возвращался неспеша — и едва не проморгал своего белого дракона.

«В-небе-опасность-не-опасность», — предупредил кхарг-зверь.

И снова — мордой в толстый слой пряной листвы и ждать, пока пролетит. А потом провожать взглядом и мысленно ругать себя за беспечность и невнимательность. И надеяться, что на этом твоя удачливость не исчерпалась.

В пещере метался на ложе из шкур Желтоклыкий. Рокх проверил его состояние (хотя что проверять?! и так видно…), после чего устало присел рядом. Вот ведь, подумал, даже и посоветоваться не с кем. И какая от тебя в таком случае, надзиратель, польза?

Желтоклыкий только всхрапнул в бреду и попытался огреть Клеточника хвостом.

В конце концов молодой кхарг вышел, чтобы побродить по окрестностям — бесцельно, просто для собственного удовольствия. Велел кхаргам-зверям позаботиться о Желтоклыком — и пошел, куда нос ведет.

И нос, порази его молния, на самом деле привел! Сперва-то Рокх даже не понял, что это за запах такой, густой, мощный, привлек его внимание, но потом догадался.

Естественно, дракон, как и всякое живое существо, оставляет после себя вполне определенные следы. И сколь бы старательно не слетались к ним навозные жуки, сразу управиться со всем этим «богатством» им не под силу.

Клеточник довольно улыбнулся и позволил запахам вести его в нужном направлении. Вскоре он отыскал ту самую гору, в которой жил дракон. Да и зев пещеры, выбранной крылачом в качестве своего обиталища, тоже хорошо просматривался, даже отсюда, от подножия. Рокх шагнул вперед, чтобы повнимательнее приглядеться, и обо что-то споткнулся — да так, что едва опять не пришлось целоваться с листьями под ногами.

Он опустил взгляд — и почувствовал, как на загривке вздыбливается шерсть. То, обо что споткнулся Клеточник, не было камнем или веткой, и падать ему тоже пришлось бы не на листья. На обглоданные кости ему пришлось бы падать; вон, торчит одна, судя по всему, реберная — острием в небеса уставилась. Напоролся бы на нее — и конец надеждам господина Миссинца на своего «талантливого воспитанника».

Здесь вообще все вокруг было усеяно костями, но большая их часть уже успела затеряться среди травы. Однако вдалеке красно-белыми полосами проступали сквозь листву кустарника обломки скелета сегодняшней добычи дракона. Над свежими костями грозовыми облачками гудели мухи да копошились в траве мелкие падальщики.

Клеточника вдруг охватило неестественное для него меланхолическое настроение. Нахлынули какие-то неупорядоченные мысли о том, что, вероятно, так бывает с каждым великим: его окружают в большом количестве навозные жуки и мухи самых разных мастей.

…В пещеру Рокх вернулся поздно вечером. Желтоклыкий так и не пришел в себя.

* * *

Обнаружив логовище дракона, Клеточник снова убедился, что Одноокий благоволит к нему. Однако не сразу отправился наш герой в пещеру чудовища за волшебным мечом. Сперва долгое время он наблюдал за драконом, дабы узнать как можно больше о его повадках; а уж потом, выбрав для этого самый подходящий день, начал свое восхождение.

Долгим было оно, ибо ко входу в обиталище дракона не вела ни одна тропка; и пришлось Клеточнику карабкаться туда, ежеминутно рискуя своей жизнью. Но в конце концов справился он с этим — и оказался в пещере дракона.

Чтобы снова рискнуть своей жизнью.

Видели ли вы когда-либо темную темень древних подземелий Абриннкудды? Если да, тогда сможете представить себе ту черноту вечной ночи, что царила в каменных чертогах драконова логовища. И Клеточник ступил туда, надеясь лишь на Одноокого да собственное обоняние.

Должно быть, помогли и Он, и оно — ибо вскорости обнаружил кхарг среди целой галлереи залов, больших и малых, нужный — тот, в котором устроена была драконова сокровищница.

Дверь, ведущая в нее, не имела каких-либо замков или запоров — и не без причины. Ведь войти в такую сокровищницу очень легко, а вот выйти иной раз невозможно. Каждое подобное хранилище полно своими секретами, готовыми сберечь находящееся в нем лучше, нежели цепной ящер или стальной засов.

39
{"b":"1900","o":1}