ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаешь, они разойдутся? — устало спросил Денис, когда, закончив свою речь, вернулся в комнату и снова опустился в кресло.

Мэрком с Элаторхом переглянулись, после чего старец покачал головой:

— Весьма сомневаюсь. Их даже не станет меньше, хотя преобладающая часть тех, кто уже слышал тебя, отправится по домам.

— Зато новые все будут и будут приходить, — отозвался из своего угла Кэвальд.

— Назначишь время своих выступлений, иначе — никак. — В голосе Максима зазвенело раздражение. — И это еще только начало. Сюда будут сходиться эльфы со всего мира, чтобы послушать тебя, посмотреть на тебя, получить твое благословение. Они забросят свои повседневные дела и станут ходить за тобой толпами…

— Перестань, Макс! Ты преувеличиваешь…

Мэрком вздохнул:

— Увы, но твой друг прав. К сожалению, все будет так или почти так. Но ничего уже не изменить.

— Подожди-подожди, что за ерунда?! Зачем им «ходить за мной толпами»?

— Потому что значительно проще находиться в сиянии мудреца, учителя — но и в тени его — нежели самому пытаться достичь каких-либо вершин, — отрезал старец.

2

Вечер ознаменовался очередным ворохом происшествий, курьезных и не очень. Начать с того, что после обильной трапезы Максим, естественно, отправился на поиски соответствующего помещения, где мог бы получить облегчение. Ничего похожего Журский не нашел. Угрюмый, он вернулся в гостевые комнаты, собираясь пожаловаться приятелю, — и обнаружил того спящим. Идти искать Мэркома, наследного принца или Кэвальда? Но те уединились где-то в покоях старца и обсуждали проблемы, возникшие с появлением Создателя, а также связанные с дневником Брайлинна (вернее, с содержанием упомянутого дневника). Словом, Максим решил прогуляться во двор, где, помнится, росли весьма густые и надежные кустики.

— Здравствуйте! — вот так, не успел даже на полпролета спуститься, а уже, как говорится, отследили. Оборачивается. Девчушка лет восемнадцати-девятнадцати улыбается, неосознанно теребя край фартука. — А правда, что вы дружите с Создателем? — и громадные голубые глазищи доверчиво впиваются тебе в лицо: «нет, только не врите!»

— Правда.

— Это здорово!

— Да. — («Наверное, так оно и есть. Только сейчас, девочка, меня больше заботит другое…»). Ему пришла в голову мысль, показавшаяся достаточно разумной. — Послушай… а где здесь у вас… место… отхожее?

— А вам зачем? — удивилась она.

«Так, только не говори мне, что ваш Создатель сотворил вас еще и без… Романтик, блин!»

— Использовать по назначению.

— Так у вас же в комнате есть «вечерние вазы».

Сперва Журский чуть не накричал на нее. Мол, при чем тут вазы, когда человеку… Потом догадался, что она имеет в виду.

— Погоди-ка, а кто потом эти «вазы» выносить будет?

— Для этого существуют горничные, — она так и не могла решить для себя, шутит он или говорит всерьез.

— Знаешь, я вообще-то не привык, чтобы за мной убирали. Скажи-ка лучше, где находится… ну… отхожее место.

— Во дворе.

Она объяснила, как его найти, Журский поблагодарил и поспешил во двор, проклиная Дениса за то, что поселил своих эльфов в такой необустроенной эпохе.

Каким-то чудом до места своего следования Максим добрался незамеченным. Вероятно, потому что шел запросто, не скрываясь. Но вот, по размышлении, он смекнул, что во дворе до сих пор стоит табором целое толпище эльфов, прибывших сюда, дабы лицезреть Создателя. Ну а он ведь — «Его друг». Значит, без «интервью» не обойдется.

И не обошлось. Уже возле двери черного хода Журского ухватили за руку:

— Эй! Подожди!

Он постарался придать лицу суровое выражение и обернулся:

— В чем дело?

— Ты же пришел сюда вместе с Создателем, правильно? — на сей раз это был низкорослый эльф с огненно-рыжей шевелюрой и бородкой a la Атос.

— В принципе, да.

— Так тебя Он тоже создал?

— Прости?

— Ну, насколько я понимаю, Создатель, пока отсутствовал, не терял времени даром. Наверное, творил где-то другие миры. А потом узнал от Элаторха, что у нас тут происходит, и поспешил прийти. А тебя взял с собой. Из того мира, в котором находился, когда Его нашел Элаторх. Скажи, ты ведь сам не Творец?

— Да вроде нет.

— Вот видишь, о чем я и говорю! Выходит, ты — одно из Его созданий. Выходит, мы в чем-то с тобой даже братья. Ты Его слуга, да?

— Я его друг детства, — мрачно сообщил Журский. — И прости, если у тебя все, я пойду. Устал, знаешь.

«Атос» не успел ничего ответить, только разинул рот от удивления.

«И ладно, тоже мне, логик нашелся! „Его слуга“! Как же, разогнался!..» Сам Максим тоже набрал неплохую скорость — и поэтому едва не врезался в знакомую девчушку. Похоже, она специально поджидала его на лестнице.

— Ой, извините! Ну как?

— Что «ну как»? — едко уточнил он.

Голубоглазая сообразила, что ляпнула лишнее, покраснела, но не сдалась:

— Я имела в виду, как вам у нас, нравится?

«И чего я взъелся, в самом деле?»

— В целом — неплохо, но отдельные моменты, мягко говоря, печалят.

— Понимаю, — кивнула она. — Послушайте, я хотела вас попросить… не для себя, не подумайте! Для папы.

— Что с папой? Только учти, я не всемогущий.

— Но вы же друг Создателя! — в широко распахнутых глазенках — все та же искренняя вера в тебя. — А с папой… он пропал.

«Вот так. Похоже, люди… и эльфы пропадают здесь слишком часто».

— А чем могу помочь я?

— Учитель говорил, вы отправитесь в Топь. И…

— Подожди-подожди! — поднял руки Журский, пытаясь хоть как-то привести свои мысли в порядок. — О каком учителе идет речь? И при чем здесь Топь?

— Речь идет, вероятно, обо мне, — отозвался Мэрком. Судя по всему, старец поднимался по лестнице и слышал конец их разговора. — Что же касается Топи и прочего… Нимроэль, я же просил тебя!..

— Прости, учитель. Просто я подумала…

— Оставь нас, Нимроэль. И впредь, будь добра, старайся выполнять мои просьбы, хорошо.

— Я слышал, у нее пропал отец, — осторожно сказал Журский, когда девушка ушла.

Мэрком устало потер виски:

— Это долгая история. Пойдем-ка к вам, там поговорим.

— Дело в том, — вымолвил старец, когда они сели в гостиной, — что ее отец на самом деле пропал. Он тоже был одним из моих учеников — и вместе с тем, едва ли ни единственным моим другом. Вместе с ним мы пытались постичь природу и суть тех изменений, что творятся в Нисе. Тирэльвур решил заняться исследованием Топи. К сожалению, там он и сгинул.

— Почему же тогда ваша ученица говорит, что ее отец пропал? Он не умер?

— Мы не знаем. Может, умер, может, нет. Он просто ушел туда с отрядом — и обратно никто не вернулся. А все мои попытки узнать об их дальнейшей судьбе ничего не дали. — (Журский сначала не понял, о чем идет речь, и представил себе Мэркома, проглядывающего утренние газеты, чтобы «узнать об их дальнейшей судьбе». Потом вспомнил, что имеет дело с волшебником, мысленно чертыхнулся и продолжал слушать дальше). — Отправлять в Топь еще один отряд мне запретил Бурин-дор. Во всяком случае, до тех пор, пока в наших знаниях о Топи не произойдет качественного рывка, до тех пор, пока я не смогу гарантировать, что еще один отряд не пропадет, как это случилось с Тирэльвуровым. А откуда в таком случае взяться качественному рывку?!

— А девочка, значит, считает, что мы сможем ей помочь?

— Да.

— А вы, Мэрком, в это верите? — неожиданно спросил Журский, наклоняясь вперед и пробуравливая взглядом старца.

— Я давно уже ничего не принимаю на веру. В данном случае… я бы хотел, чтобы вы попытались. Только не спрашивайте меня, как именно. Не знаю. Да и вообще…

— У вас здесь, наверное, есть библиотека или что-нибудь подобное? Мне нужно больше информации, понимаете. Как можно больше информации. Все, что у вас есть. И не только про Топь, вообще про мир.

— Боюсь, вам их все не одолеть. Книг слишком много, это несколько сот книжных полок.

43
{"b":"1900","o":1}