ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рядом с готовым взорваться правителем неожиданно появился Тиелиг и положил свою легкую ладонь ему на плечо.

— Она права, Пресветлый, — прошептал он на ухо Талигхиллу. — И… она нужна вам. Вспомните, что говорил Армахог: каждый человек на счету. А за ней — несколько сотен профессионалов. Они, в отличие от регулярщиков, знакомы со звоном мечей не по наслышке. Это их ремесло, Пресветлый, и жаль будет отказаться от такой силы только из-за…

дурацких условностей, сковывающих всю нашу жизнь.

— Да вы философ, Тиелиг, — с досадой обернулся правитель. — Я просто поражаюсь вашим положительным качествам — их с каждым днем становится все больше и больше.

— Вы переоцениваете меня, Пресветлый.

— Скорее, недооцениваю. Ну да ладно, вы правы, Тиелиг. Тэсса, простите, что был столь неосмотрителен. Мне следовало поинтересоваться вашим положением в обществе.

Воительница покачала головой:

— Вы так и не поняли, мой правитель. Впрочем, надеюсь, со временем все станет на свои места. Теперь же — что касается моего предложения. Когда слухи о близящейся войне стали распространяться, члены нашего Братства поняли, что появилась возможность подзаработать. Мы не очень любим связываться с государством — долгие годы научили нас тому, что оно обманывает раза в два чаще, чем приватные заказчики. Прежде всего из-за ощущения безнаказанности. Мнимого, если честно, ощущения…

— Может быть, мы обойдемся без ненужных угроз? — раздраженно поинтересовался Талигхилл. — Я не услышал еще ничего конкретного, а вы уже предупредительно пытаетесь запугать меня.

— Что вы, мой правитель?! — искренне удивилась воительница. — Запугать вас?

Разумеется, у меня и в мыслях такого не было, поверьте!

— Кажется, госпожа, вы собирались подробнее рассказать о том, с чем пришли, — напомнил Тиелиг. — У нас нету времени выслушивать ваши заверения. Давайте переходить к делу.

— Да, разумеется, — холодно кивнула воительница. — Итак, как я уже говорила, мы не очень любим связываться с государством, но на сей раз решили сделать исключение. Кое-кто из Братства не так давно был в Хуминдаре и знаком с тамошней обстановкой. Они считают, что Клинкам необходимо вмешаться в то, что должно произойти. Иначе нам придется стать гражданами Объединенного Хуминдара.

— Что означают ваши слова? — нахмурившись, спросил Талигхилл.

— Только то, что должны означать, мой правитель, — женщина обвела взглядом всех присутствующих в зале (а было их там не так уж много: Пресветлый, старэгх, казначей и жрецы). — Без нашей помощи Ашэдгуну не выиграть войны.

Армахог недовольно покачал головой, и его рыжие усы взлетели в воздух длинными тонкими кисточками.

— Прости, Тэсса, но мне кажется, ты слишком высокого мнения о тех людях, которых представляешь здесь. Сколько их наберется? Сотня?

Две сотни? Такое количество вряд ли сыграет сколько-нибудь значительную роль в том, что должно произойти.

— Пять сотен, — чеканя слова, произнесла воительница. — Пять сотен профессионалов. Не мне объяснять тебе, старэгх, что это совсем не так мало.

В это время двери в зал для совещаний с громким скрипом раскрылись и на пороге появился градоправитель — тощий высокий мужчина с гладко выбритым, немного синеватым лицом и глубоко посаженными глазами, над которыми нависали раскидистые густые брови.

Градоправитель насупил эти брови — над переносицей вырос черный мохнатый куст:

— Плохие новости, Пресветлый. В Гардгэне уже в течение трех дней находятся члены Братства Вольных Клинков. К сожалению, мне доложили об этом только сегодня — по известным вам причинам.

— Разумеется, Лангил, никто не станет винить вас в этом, — заверил градоправителя Талигхилл, — ведь все три дня вы находились здесь вместе с нами. К тому же, представительница Братства уже пришла к нам с деловым предложением. Познакомьтесь: Тэсса — Лангил.

Воительница вежливо, но не слишком почтительно кивнула градоправителю и повернулась к Пресветлому:

— Так что же, вы что-нибудь постановили?

— Нам нужно все обдумать, — покачал головой Талигхилл. — Завтра, в это же время мы скажем о своем решении.

— Я прийду, — пообещала Тэсса. Потом она сдержанно простилась со всеми и ушла, сопровождаемая удивленными взглядами.

— Странная женщина, — пробормотал правитель. — Армахог, я хотел бы поговорить с вами о ней.

— Хорошо, Пресветлый. Когда вам будет угодно.

— Ну уж не сейчас — это точно, — улыбнулся Талигхилл. — Итак, господа, приступим к тому, от чего нас оторвали все эти церемонии. Старэгх, вы выяснили, каковы наши возможности в военном плане?

— Выяснил, — ответил Армахог. Он встал с кресла и прошелся вдоль стены, на которой висела карта мира. Потом прокашлялся и начал говорить.

— Дело в том, что по моим данным, мы оказались в парадоксальной ситуации. У нас не хватает всего одной составляющей, которая бы обеспечила нам полную победу в этой войне. Эта составляющая — время.

Старэгх помолчал, меряя зал шагами. Выходило пятнадцать в одну сторону и четырнадцать с половиной в обратную. Он раздраженно подумал, что так всегда: в жизни все хоть на волосок да отличается от того, что должно было бы быть, исходя из человеческой логики. Вот и сейчас…

— Итак, время, — вымолвил Армахог наконец. — Мы можем собрать армию, способную победить войско хуминов, но для этого не хватает времени. В нашем распоряжении сейчас имеется слишком мало по-настоящему сильных бойцов, — тех, кого Тэсса называет профессионалами. Лето — время отпусков, и почти все офицеры, — да и рядовые тоже — разъехались. При той системе информирования, которая существовала и частично существует по сей день, мы могли не бояться того, что кто-либо из соседей нападет внезапно и не будет времени собрать войско. Братья Хпирны лишили нас всех осведомителей и успели совершить достаточно большой бросок к границе до того времени, пока мы узнали об этом. Офицеры и рядовые не успеют вернуться к крайнему сроку, после которого армия должна отправиться в ущелье Крина.

После сообщения этой потрясающей новости, Армахог на некоторое время замолчал и снова стал вышагивать вдоль стены с картой.

Сидящие в зале напряженно следили за ним. Наконец Талигхилл не выдержал:

— Это все?

— Нет, не все, — покачал головой старэгх. — Далеко не все. Дело в том, что некоторое количество воинов у нас имеется. С их помощью мы можем задержать хуминов в Крина и тем самым выиграть время.

— Отлично, — воскликнул Харлин. — Тогда почему же?..

Армахог устало вздохнул и поднял руку, требуя тишины:

— Потому что это не решит всей проблемы. Наоборот, если все имеющиеся у нас в наличии на данный момент силы мы бросим к Крина, а те, в свою очередь, задержат хуминов, но погибнут там, — мы проиграем войну. Тех людей, что мы успеем собрать за выигранное таким образом время, не хватит на то, чтобы разбить вражеское войско. Повторяю: не хватит!

— Значит, нужно посылать в башни только часть тех сил, которые сейчас имеются в нашем распоряжении, — спокойным ровным голосом произнес Талигхилл. Он отлично понимал, что старэгх давным-давно сказал бы об данном варианте, будь таковой приемлемым. И при всем при этом Пресветлый говорил о невозможном, чтобы отыскать возможное. После стольких партий в махтас у правителя не возникало сомнений: выход существует. Только нужно его найти.

— Если мы пошлем лишь часть войска, оно не задержит хуминов на достаточно долгий срок. Мы просто не успеем собрать людей, — Армахог снова начал вышагивать вдоль стены, заложив руки за спину. Лежавшие на столе карты тихонько шелестели, когда волна воздуха касалась их — словно силились подсказать людям решение, такое простое, такое очевидное. Талигхиллу тоже казалось, что это решение находится где-то рядом:

стоит только протянуть руку. Но куда протягивать руку — он не знал.

— Нам нужно послать туда всех, понимаете?! — с неприкрытой мукой в голосе громко произнес старэгх. — Всех, кто сейчас имеется в нашем распоряжении. Но — они нам будут нужны потом. А потом для тех, кто войдет в башни, уже не будет. Они придется сражаться до последнего.

35
{"b":"1901","o":1}