ЛитМир - Электронная Библиотека

Уж Крис точно знал, что про реку не врали. Пиратов в тот раз положили много, это верно. Но осталось их в десятки, сотни раз больше. Армада, собранная лордом Бейзилом (хотя, как понял Крис, пираты не признавали над собой никого, кроме пресловутого Совета, так что наверняка лорд действовал не напрямую, а обходным маневром), была чудовищной силой, даже если не брать в расчет магов. Не погорячился ли лорд? Сможет ли он управлять своим собственным порождением?..

Между тем отбор закончился. В стороне осталось лишь пятеро пленников, которых не захотел взять ни один из капитанов. Сержант махнул своим людям, и те, недолго думая, проткнули неудачников мечами, да так и оставили валяться мертвые тела на песке, не удосужившись заняться погребением.

Сам же сержант подскочил к капитанам и получил от каждого полновесный мешочек с золотом.

Как только расчет окончили, сержант скомандовал солдатам трогаться в обратный путь.

Слитт и его пираты подошли к своим новым рабам, и капитан первый раз внимательно осмотрел свои приобретения. Остался ли он доволен осмотром, Крис не понял: прочесть что-либо по бесстрастному лицу капитана представлялось невозможным.

— Итак, с этого момента вы все поступаете в мое распоряжение, — сказал Слитт. Голос у него был тихим, но слушали его крайне внимательно. — Вы — рабы, а значит — существа бесправные. Все это осознают?

Люди недоуменно переглядывались между собой. Как можно не осознавать, что ты раб, если тебя только что продали, как скот на рынке…

— Вижу, этот момент разъяснений не требует, — кивнул головой Слитт. — Каждый понимает, что его жизнь отныне принадлежит мне? И я могу делать с вами все, что взбредет мне на ум. Могу казнить каждого на месте, могу отпустить, если заблагорассудится…

Крис усмехнулся. Да уж, отпустит такой, держи карман шире. Пираты — морские разбойники, а значит, надеяться на их благородство не приходилось. Вот казнить — другое дело, тут их второй раз просить не надо.

— Мне нужны гребцы, — продолжил капитан. — Недавно я потерял часть своих людей, поэтому ваша помощь мне необходима. Да, именно помощь, потому что я хочу сделать вам, господа, деловое предложение.

Рабы загудели. Во-первых, их назвали «господами», что само по себе странно. Они привыкли к совсем иному обращению, поэтому странный капитан с его неизвестными намерениями сбивал многих с толку.

— Именно, предложение. Вы не ослышались. А заключается оно в следующем: прослужите мне верой и правдой пять лет и получите полную свободу. А те из вас, кто решит после этого добровольно присоединиться к моей команде, получат равную с остальными часть добычи и право голоса. Я сказал свое слово. Что ответите, господа?

Сказано было сильно. Люди заволновались. Перспектива обрести свободу, пусть и в далеком будущем, взволновала их до крайности. Один лишь Крис скептически улыбался, считая предложение Слитта лишь хитрым трюком, призванным в зародыше убить возможные беспорядки на корабле. Да, придумано ловко — пообещай людям свободу и деньги, и они будут работать не из-под кнута, а добровольно, при этом в полную силу.

Дрозд, кстати, тоже не воодушевился щедрым предложением. Пять лет — большой срок, его еще прожить надо…

— Итак, подведем итоги. Тех, кто будет лениться, ждет суровое наказание, тут уж извините, свободу заслужить надо. Но обещаю, для тех, кто будет исполнять свой долг добросовестно, я сделаю все, что смогу. Мое слово крепкое!

*****

И, как ни странно, капитан не обманул. Порядки на его ладье, носящей красивое имя «Альтария», были строгими, но справедливыми. Без вины никого не наказывали, а вот если отлынивал, то щедро приходовали спину кнутом, а в особо тяжелых случаях брали и специальный кнут — с железными нитями.

Ладья шла вдоль побережья, уходя на юго-восток. За ней следовали еще две ладьи — капитаны Крабс и Браско, коих Крис уже имел возможность лицезреть во время торгов в бухте. Членов команды и тем более рабов в планы не посвящали, но каждому, кто более-менее понимал географию здешних мест, становилось понятно, что мини-эскадра движется в сторону Риверсталя, обходя опасные места. Дальше, еще южнее, оставалось обогнуть самый северный из мысов — грозный мыс Последней Надежды, после чего войти в спокойные воды.

Погода устоялась, ветер почти полностью стих, и на новых рабов работы свалилось вдосталь.

Ладья двигалась, не останавливаясь ни на миг. Рабы сменяли друг друга. Когда утренняя партия падала от изнеможения, дневная занимала ее место, а потом, спустя часов шесть, отоспавшись и наскоро перекусив, первая смена вновь садилась на весла.

Паруса использовали нечасто, лишь при попутном ветре, но и тут рабам не давали отдыха. Капитан Слитт редко самолично спускался на нижнюю палубу, но десяток его людей следили за порядком каждую минуту.

Несколько человек отряжались на приготовление еды, еще часть рабов поддерживала чистоту на галере, и не приведи Создательница, если капитан обнаруживал хоть пятнышко грязи — доставалось всем: и надсмотрщикам, и рабам, поэтому каждый старался исполнять свои обязанности с великим тщанием и усердием.

Крис тоже не ленился, да и выбора особого у него не было. В детстве, проведенном в небольшом поместье своего отца, он привык к грязной работе. Челяди у отца не хватало, денег — тем более, и сыновья наравне со слугами и солдатами уделяли время уборке помещений, чистке конюшни и прочим домашним делам. Поэтому бывший оруженосец не боялся испачкать руки…

Соседи по лавке интересовали его мало. Неподалеку сидел Дрозд, который принял на себя негласную роль опекуна Криса. Как-то раз на раздаче еды один из рабов попытался отобрать у оруженосца кусок хлеба. Тот и сам смог бы за себя постоять, но Дрозд оказался шустрее. Он ловко схватил наглого раба за шею и приподнял его над землей, после чего столь же мягко опустил обратно, на дощатый пол. После этого инцидентов не случалось, а Дрозд лишь покачал головой: мол, я же говорил…

Три дня галера двигалась по заданному курсу, потом еще дня на два вся эскадра остановилась в небольшой уютной бухте, чего-то ожидая.

Криса во время стоянки отправили на средние палубы чистить каюты, и он смог наконец вблизи рассмотреть пиратов, хотя самого капитана Слитта более не видел.

Жило Береговое Братство достаточно скудно, хотя и несравненно лучше, чем рабы внизу. Спали тут в гамаках, натянутых где придется, а сбережения и личные вещи хранили в небольших кованых сундуках, расставленных повсюду. Каждый из сундуков запирался на огромный висячий замок. Открыть такой, конечно, пара пустяков, но воровство на галере каралось самым строгим образом, и перспектива переселиться на нижнюю палубу к рабам была далеко не самой ужасной.

Одевались пираты пестро, но это Крис заметил давным-давно, еще в тот достопамятный день, когда лорд Оливье при помощи принцессы Дарины разгромил армаду, напавшую на замок. Доспехов пираты не носили, а из оружия предпочитали кривые ятаганы и короткие мечи с широким клинком.

Пираты, по большей части, оказались совсем не злыми, горланили вечерами песни, перекидывались между сменами в кости на деньги, беззлобно друг друга поддразнивая время от времени. К Крису относились достаточно дружелюбно, несмотря на его бесправное положение, работой особо не обременяли, но, дав задание, спрашивали строго.

В общем, обычные солдаты, коих Крис повидал уже видимо-невидимо. Только морские…

На шестой день после отплытия капитан Слитт вышел на палубу из своей каюты и собрал команду. Крис драил переборки неподалеку, поэтому стал свидетелем его речи.

— Товарищи! Братья! — капитан внимательно осмотрел всех и каждого. — Завтра нам выпадет шанс, который бывает лишь раз в жизни! Поэтому я жду от вас внимания, как никогда раньше. Завтра — судьбоносный день! Все вы знаете, в чьих водах мы пребываем уже второй день?..

— Риверсталя! — крикнул кто-то.

— Верно, друзья. Это королевство Риверсталь. А как вы думаете, почему до сих пор на нас не напали их береговые суда? Почему мы спокойно стоим здесь, не подвергаясь справедливому возмездию за нарушение границ?

11
{"b":"190109","o":1}