ЛитМир - Электронная Библиотека

— На стене панель управления, вот за этой картиной. Снимите ее! Вот так, отлично! Теперь возьмите у меня карту доступа, она висит у меня на шее. Проведите ей сквозь ту прорезь. Появится меню. Дальше все просто. Выберете пункт: снять блокировку здания, и через несколько минут сможете отсюда выбраться…

Я последовал его советам и быстро проделал все пункты по списку. Вскоре дом задрожал, проснувшись, и тяжелые створки на ближайшем окне медленно поползли вверх.

Лена присела на стул и терпеливо ждала, не проявляя при этом ни малейшего беспокойства. Казалось даже, что ее мало занимает все происходящее вокруг, она вслушивалась в себя, в собственные ощущения, а мир рядом с ней в данный момент стоял на втором месте. Эксперимент доктора изменил ее, вот только в какую сторону? Этого я не знал, но был уверен, что еще узнаю. Главное — она жива!..

Самое интересное, что за поимку Холмогорова с нас наверняка снимут все обвинения в некомпетентности, простят все прежние грехи. Доктор — наша индульгенция, но вот какой ценой она нам досталась?..

А сам доктор во все глаза любовался на Лену. Взор его сиял чистотой, широкая улыбка не покидала лица. Он оказался не совсем тем маньяком, которого мы искали. Его цели были мне недоступны, его принципы непонятны. Он спокойно отправлял на смерть десятки людей, добывая свой экстракт. Он губил жизни, разрушал судьбы, но при этом являлся великим ученным. Гений не всегда следует общепринятым правилам, только вот подобного рода экспериментаторов оценивать все равно приходилось по человеческой шкале моральных ценностей.

Холмогоров наслаждался зрелищем, и вдруг внезапно захрипел и упал на пол. Глаза закатились, изо рта пошла пена.

Я осторожно склонился над ним, опасаясь, что это лишь игра, и он хочет обмануть меня, усыпить внимание и напасть. Но доктор не играл, он умирал, быстро и мучительно.

Так, что делают в подобных случаях? Первая помощь! Надо поднять его голову, разжать зубы… Сделано, что дальше? Нужны лекарства, оборудование!..

Лена вынырнула из собственных мыслей и перевела взгляд на Холмогорова.

— Что с ним?

— Не знаю.

— Стоит ли ему помочь?

Интересно она сформулировала вопрос. Не как ему помочь, а стоит ли? Хм… на такую постановку вопроса я не знал, что и ответить. И все же…

— Он должен дать показания, он слишком много знает!

— Хорошо, — согласилась Лена и тут же приказала резким глубоким голосом, которого я никогда прежде от нее не слышал, пробравшим меня до глубины души. — Возьми его за руку!

Я взял доктора за кисть и ощутил, как слабо, едва заметно бьется его пульс. Лена подошла ко мне и положила свою руку мне на плечо.

И тут я вылетел из собственного тела, как пробка из шампанского. Нет, я все еще сидел у тела доктора, но дух мой взлетел выше, к потолку. Я мог двигаться в любую сторону! Даже вверх, сквозь потолок, мог улететь в небо, преград к этому не существовало! Я стал свободным!

— Не увлекайся, — тяжелый голос Лены вернул меня вниз. Мгновение, и я вновь оказался в своем теле, но теперь я мог видеть нечто новое в окружающем меня мире.

И первое, что отличалось от привычного мне — сама Лена. Внешне она выглядела все так же, как и всегда. Красивая, с ироничным взглядом умных глаз. Но от ее груди, где прежде находилось сердце, а теперь рос каменный цветок, исходило яркое сияние, не видимое в обычном спектре человеческого и даже магического зрения. Только сейчас, в измененном состоянии, я смог его увидеть, и поразился, насколько непохожей на себя оказалась она сейчас. Черты ее лица стали резче, скулы заострились, а молчаливому приказу ее глаз невозможно было не повиноваться. И это сияние… Кем же ты стала, Лена?..

А вот с доктором все было иначе. Пульсация его жизни постепенно замирала, зато внезапно я увидел десятки тонких черных нитей, уходящих от его головы в разные стороны. Проследить их путь я мог бы, если бы вновь выскочил из своего тела. Но я и так знал, что это такое — нити повиновения! Именно они связывали доктора с Глыбой, с Джуком и со всеми прочими его подопечными! Демоны всех миров, сколько же их?!

Нити переплетались, создавая затейливую паутину, и вели в неизвестность.

Если каждая из них связана с нераскрытым преступлением, то здесь просто Клондайк для Службы Контроля! Множество нераскрытых дел, десятки преступников, которые, вполне возможно, и не подозревали о собственных преступлениях, повинуясь воле доктора! Если удастся спасти доктора и суметь проследить, к кому именно ведут линии, это будет невероятный успех! Тех несчастных в подвале похищали по всей стране и свозили сюда ради продолжения экспериментов. Неужели они так важны? И не мог Холмогоров в одиночку провернуть все это! Невероятно! Он не обладал ни достаточными ресурсами, его Дар не позволил бы ему взять под контроль столь многих. Значит, ему помогли со стороны? Но кто?

Вот только линии лопались одна за другой, бесследно исчезая, а Холмогоров с каждой потерянной линией словно терял кусочек собственной жизни. И поделать с этим я ничего не мог.

Он даже уже не хрипел, дыхание его почти не чувствовалось, пульс совсем пропал.

— Смотри, Лис, смотри сюда!

Лена видела то же самое, что и я. Но для этого ей не пришлось входить в измененное состояние. Она сама изменилась, навсегда.

Она показывала на одну из нитей — единственную, не черного, а белого цвета. Толщина ее превышала соседей в несколько раз. Не нить, а целый канат. И если все прочие нити вели к голове доктора, то эта обхватывала его горло. И как только я сразу не обратил на нее внимания?..

Нить вибрировала, как туго натянутая струна. Волокна ее лопались, как будто их кто-то целеустремленно пилил ножовкой.

— Если она лопнет, он в тот же момент умрет, — сказала Лена. — Она ведет не от него, а к нему. А я… я пока не понимаю, как его можно спасти.

— Ты хочешь сказать, что и доктора кто-то контролирует? Что кто-то отдает ему приказы?

— Да, так и есть. Он сам кукловод, и кукол у него десятки. Сегодня они все обретут свободу. Но и над ним сидит свой господин. И, кажется, он решил, что доктор более не представляет ценности…

Перед моим воображением промелькнуло в этот миг многое. Если тот, кто контролировал Холмогорова, имел и других подобных подопечных, то… Это гигантская сеть, раскинутая по всему миру, в которую вовлечены тысячи людей и других существ, и в центре этой огромной сети сидит один паук, к которому ведут все нити. Сидит и управляет всей паутиной, обладая могуществом, подобного которому и не снилось нашим королям и президентам. Безграничная власть!

И единственная связь между моим разыгравшимся воображением и этим повелителем кукловодов — это все более истончающаяся белая нить.

Я смотрел на нее и понимал, что не будет у меня свободы и покоя до тех пор, пока я не найду того, кто держит в своих руках второй конец белой нити, этого главного паука. Пока я не найду и не убью его.

И в этот миг нить, наконец, лопнула.

ФРАНЦУЗСКИЕ КАНИКУЛЫ

Глава 1

— Смотри, вот он — египетский обелиск! Я про него только что в самолете читала! Какой интересный орнамент! Лис, ну смотри же!

— Подожди секунду, только рассчитаюсь с водителем…

Я протянул шоферу стоевровую купюру и отрицательно покачал головой на его ненастойчивое предложение о сдаче. Он, даже не поблагодарив за достаточно щедрые чаевые, сорвался с места, едва я захлопнул за собой дверцу машины.

Мы находились на площади Конкорд — площади Согласия в самом сердце Парижа. Поездка вышла спонтанной, но тем она казалась мне интереснее и ценнее. И Света просто лучилась от счастья и удовольствия. Ее можно было понять: через пару дней Новый Год, а она в Париже — столице любви, погода не по-русски хороша, снега нет и в помине, а впереди две недели чудесного отдыха.

И я чувствовал, что поехать развеяться — самая лучшая идея за последнее время. Мне это было просто необходимо, учитывая события последних дней. Мне хотелось отдохнуть от всего, просто-напросто отвлечься, иначе я мог сойти с ума. Ведь постоянно думать о мести — не лучшее занятие для человека и мага.

56
{"b":"190110","o":1}