ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прислушиваясь к удаляющимся шагам на лестнице, Марк тяжело опустился на стул. Взгляд его был неотрывно устремлен на лежавший на столе кусок пергамента, насквозь пропитавшийся чернилами. В мыслях у него царил полный сумбур. Предупреждение мистера Лодейта ничуть не походило на шутку, это Марк понимал. Но оно казалось слишком неправдоподобным, чтобы принять его на веру. Зачем графу морочить голову мальчишке? Зачем брать на себя лишние хлопоты, обманывая ученика, который в любом случае обязан беспрекословно выполнять все приказы своего хозяина? И в чем он заключался, этот самый обман? Граф обучал его по книгам, которые необходимо знать каждому астрологу. За несколько месяцев он успел передать ученику огромное количество знаний. Марк прислушался, стараясь разобрать, не доносятся ли сверху шаги хозяина.

С другой стороны, у мистера Лодейта нет никаких причин его обманывать.

Дверные петли скрипнули. Марк опустил глаза, готовясь отвечать на дотошные расспросы мистера Прендергаста. В следующее мгновение мальчик вздохнул с облегчением, увидав перед собой Снутворта. Тот прижимал к груди целую кипу бумаг.

— Вижу, между благородными джентльменами опять вспыхнула ссора? — осведомился опытный слуга, вскинув бровь. — На лестнице я встретил хозяина, который явно был чем-то раздосадован. А мистера Лодейта, судя по всему, выставили за дверь?

Марк растерянно кивнул.

— Не знаю, что тут у них произошло, — пробормотал он. — Мистер Лодейт… Он сказал… То есть я имею в виду…

Марк почувствовал, как язык его присох к небу. Он не знал, стоит ли рассказывать Снутворту о том, что произошло. Будь здесь Лили, она непременно дала бы ему дельный совет; она поступала так всегда. Но Лили была далеко, а иных друзей, кроме нее, у Марка не было. Тем не менее он чувствовал, что должен поделиться с кем-то своими сомнениями. Снутворт никогда не выказывал особой преданности своему хозяину, и Марк решил, что может говорить с ним откровенно.

— Мне кажется… тут какой-то заговор… — торопливо прошептал он. — И этот заговор как-то связан со мной… Сам не знаю как… Мистер Лодейт ничего не объяснил… Он сказал лишь, что мне угрожает опасность.

Снутворт нахмурился и поджал губы. Глаза его обеспокоенно бегали. В какой-то жуткий момент мальчику показалось, что он намерен отправиться к хозяину и выдать Марка с головой. Молчание длилось томительно долго. Взгляд Снутворта был устремлен в пространство, словно он различал там нечто, недоступное глазам Марка.

— У нас есть способ вывести их на чистую воду, — изрек наконец пожилой слуга.

Прижав к губам палец, он сделал Марку знак не шуметь. Мальчик замер на стуле. Ему хотелось спросить, что задумал Снутворт, но тут на лестнице раздались тяжелые шаги мистера Прендергаста. Марк принялся сосредоточенно очинять перо, сделав вид, что это занятие поглощает все его внимание. Почтенный адвокат, пыхтя и отдуваясь, вошел в комнату и приказал своему слуге следовать за ним в обсерваторию. Снутворт повиновался; вслед за хозяином он поднялся по кованой железной лестнице и скрылся за дверью-люком.

Сердце Марка колотилось так громко, что удары отдавались в ушах. Это мешало ему прислушиваться к разговору, доносившемуся сверху. Впрочем, он в любом случае не смог бы разобрать ни слова. Марк понял лишь, что граф сердится — голос его рокотал еще более угрожающе, чем обычно. Вскоре на лестнице появился Снутворт. Он закрыл за собой дверь-люк, и гул голосов вновь стал едва различим. Бумаги, принесенные из города, Снутворт оставил в обсерватории. На губах его играла торжествующая улыбка. Марк подпрыгнул от нетерпения.

— Зачем вы закрыли дверь так плотно? — прошипел он. — Надо было оставить ее приоткрытой, тогда мы узнали бы, о чем они говорят.

Вместо ответа Снутворт направился к тяжелой бронзовой двери и сделал Марку знак следовать за собой. Мальчик, дрожа от волнения, выскользнул за ним.

— Скажи мне, Марк, тебе известно, что это такое? — спросил Снутворт, указав на деревянную дверцу в стене.

— Конечно, — пожал плечами Марк. — Здесь находится специальный подъемник. Если граф не хочет, чтобы его тревожили, я кладу туда еду для него. Лили так все время делала. Там, внутри, есть полка, которую можно поднять в обсерваторию.

— Да будет тебе известно, такое приспособление называется «кухонный лифт», — задумчиво сообщил Снутворт. — Настоящая находка для старых слуг, которым не под силу таскать из кухни тяжелые подносы. Разумеется, у этого изобретения есть и отрицательные стороны. От него образуются ужасные сквозняки. — Снутворт положил руку на деревянную дверцу. — Видишь сам, для подобного лифта в стене необходима шахта, соединяющая нижнюю и верхнюю комнаты. А если, предположим, кто-то улучит момент, когда граф занят своими бумагами, и приоткроет дверь наверху…

Снутворт дернул ручку двери, и она бесшумно распахнулась. Повинуясь его приглашающему жесту, Марк сунул голову внутрь и увидел длинный темный тоннель, в конце которого слабо брезжил свет, проникавший из обсерватории. Поначалу до него доносился лишь неясный шум голосов, но, прислушавшись, он начал различать слова.

— …Я не думаю, что Лод попытается поднять шум, Стелли, — говорил мистер Прендергаст. — Он слишком хорошо понимает, что союзникам лорда Рутвена его услуги вряд ли потребуются. Каждая собака в городе знает, что он работал на нас. Зачем ему вредить собственной репутации? Оставшись без поддержки наших друзей, наглый юнец просто-напросто сдохнет с голоду. И его семья тоже.

— Неужели он уже успел обзавестись семьей? — вопросил граф. — В такие-то молодые годы!

— Нет, до того, чтобы жениться и наплодить детишек, дело еще не дошло. Но у него целый выводок сестер, — с легким смешком ответил мистер Прендергаст. — Мой вам совет, граф: о людях, к услугам которых вы прибегаете, надо узнать всю подноготную. Это избавит вас от многих проблем. Я остановил свой выбор на Лоде именно потому, что знал — для семьи он является единственным кормильцем. Будь он один, возможно, он не стал бы держать язык за зубами. А так волей-неволей ему приходится быть осторожным. Сознание того, что сестры могут оказаться на улице, обеспечит его молчание лучше любого контракта.

— Тем не менее я отнюдь не уверен, что вы сделали удачный выбор, — процедил граф. — Другой справился бы с работой не хуже вашего разлюбезного Лода и при этом не стал бы вставать в позу оскорбленного достоинства.

— Можете не сомневаться, Стелли, с Лодом мы не прогадали, — возразил пожилой адвокат. — В своем деле он непревзойденный мастер. Благодаря его усилиям всем, от кого хоть что-то зависит, известно о дебюте Марка. И те, кто горит желанием слегка сбить спесь с нашего «ученого друга» лорда Рутвена, ждут этого дебюта с нетерпением. В городе знают, лорд Рутвен заявил, что на грядущем празднике ваш ученик сделает поразительно точное предсказание, заткнув за пояс опытных астрологов. В высших кругах только об этом и говорят.

Услышав это, Марк вспыхнул от гордости. В следующее мгновение до него донесся хриплый смех графа.

— Что ж, пусть Рутвен попробует выпутаться из паутины, которую начал плести сам, — произнес он. — Пусть он проклянет тот день, когда осмелился публично бросить мне вызов через эту поганую газетенку.

До Марка донесся какой-то шелест. Вероятно, граф развернул газету.

— Послушайте только эту наглую чушь! — пророкотал граф. — «Возникает вопрос, благодаря каким заслугам члены гильдии астрологов снискали всеобщий почет и уважение? Ведь всякому человеку, обладающему хотя бы крупицей здравого смысла, очевидно: предсказания, которые этим ученым мужам якобы открывают звезды, выгодны лишь им одним и никому больше. Они во всеуслышание заявляют, что будущее не имеет от них тайн. Однако пророчества их так туманны, что поддаются самым противоречивым истолкованиям. Вне всяких сомнений, для того чтобы изрекать подобные пророчества, нет ни малейшей надобности наблюдать за движением небесных тел. Способность к словесной игре — вот все, что должен развивать в себе желающий преуспеть на поприще астрологии. Самый обыкновенный мальчишка, нахватавшийся глубокомысленных фраз, может сделать прогноз, не более далекий от истины, чем пророчество достопочтенного графа Стелли!»

21
{"b":"190112","o":1}