ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ожидании кошмарного мгновения Марк вновь окинул взглядом площадь и увидел человека в черном, который, проталкиваясь меж зеваками, двигался в сторону часовой башни. Низко надвинутая треугольная шляпа не позволяла разглядеть его лицо. Никто не обращал на него ни малейшего внимания, но в сердце Марка слабо шевельнулась надежда. Снутворт не подведет его. Он сделает все, что задумал. Конечно, выполнение его плана было связано с большим риском. Но Марк с охотой поменялся бы с ним местами. Он был готов подвергнуть себя любой опасности, лишь бы не стоять на этом проклятом помосте под огнем любопытных взглядов. В очередной раз он пожалел о том, что сообщил Лили о своем дебюте. Наверняка она где-нибудь здесь, в толпе, с нетерпением ждет, когда же начнется церемония. Но граф по-прежнему читал какие-то письма, словно позабыв о том, ради чего прибыл на площадь. Хорошо, что Лили, ученица доктора, может не бояться за свое будущее, подумал Марк. Он радовался за девочку не только потому, что она была его ближайшим другом. Марк понимал: если сегодня он не сумеет избежать катастрофы, доктор и Лили будут единственными людьми в Агоре, которые примут его в свой дом.

Оглянувшись, он увидел, что граф медленно поднялся со своего кресла, дабы приветствовать какого-то джентльмена, который приближался к нему. Судя по кудрявому напудренному парику, пурпурному бархатному камзолу и толстой золотой цепи на груди, человек этот был важной персоной. Толпа расступалась перед ним так же почтительно, как перед графом, все прочие астрологи спешили склонить головы. Поприветствовав друг друга, граф и незнакомец обменялись несколькими любезными фразами, но Марк чувствовал, что между ними витает холодок неприязни. Поймав взгляд ученика, граф поднял иссохший палец, приказывая Марку подойти. Тот повиновался.

— Что за скверные манеры, мальчик мой? — проворчал граф, когда Марк, опустив глаза, приблизился к его креслу. — Поприветствуй лорда Верховного судью как положено.

Марк согнулся в низком поклоне и тут же почувствовал, как рука в перчатке ухватила его за подбородок, заставив поднять голову. На взгляд Марка, Верховный судья был весьма пожилым человеком, однако он, несомненно, принадлежал к более молодому поколению, чем граф. Небольшие, глубоко посаженные глаза скользнули по лицу Марка.

— Так, значит, вот он каков, мальчик, о котором говорит весь город.

У лорда Верховного судьи оказался глубокий звучный голос, а интонации были пронизаны странной сдержанностью. Создавалось впечатление, что он знает нечто важное, но не считает нужным сообщать это своим собеседникам.

— На вид он слишком молод, даже для ученика. Но надеюсь, он оказался восприимчив к вашей премудрости и готов сделать свое первое пророчество.

— Я отдал этому мальчику много сил, Рутвен, — с достоинством изрек граф.

У Марка пересохло в горле. Значит, вот он, лорд Рутвен, пресловутый «соперник» графа, которого тот так злобно поносил в беседе с мистером Прендергастом. Оказывается, он занимает пост Верховного судьи. Выше его стоит только Директор. Но Директор никогда не покидает своего кабинета, следовательно, лорд Верховный судья является первым публичным лицом Агоры.

— Не сомневаюсь, что под вашим руководством мальчик многому научился, Стелли, — откликнулся лорд Рутвен, однако пренебрежительный тон его свидетельствовал об обратном. — В любом случае в городе только и разговоров, что о пари, которое мы с вами заключили. Если уж мой выигрыш зависит от знаний этого мальчика, мне хотелось бы знать, наделен ли он хотя бы малой толикой способностей.

— Вы можете сделать это прямо сейчас, милорд, — заявил граф, сопроводив свои слова откровенно враждебным взглядом. — Марк, каковы основные качества лиц, рожденных под знаком Девы?

Вспомнив уроки, крепко отпечатавшиеся в мозгу, Марк затараторил:

— Главным качеством подобных лиц является трудолюбие, сэр. В настоящее время, когда созвездие выходит из солнечной фазы, некоторые из рожденных под знаком Девы могут столкнуться с падением прибылей, но по мере того как созвездие входит в фазу Марса, а противостояние с Юпитером…

— Довольно, довольно! — со снисходительной улыбкой вскинул руки лорд Рутвен. — Я вижу, голова мальчика так плотно забита положениями вашей драгоценной науки, что в ней вряд ли осталось место для чего-нибудь другого. Будем ждать, как он покажет себя в деле. Вас, наверное, удивляет, что я волнуюсь о подобных пустяках, Стелли?

— Ничуть, — пожал плечами граф, и по бескровным губам его скользнула злорадная усмешка. — Тем более, насколько мне известно, в городе отнюдь не считают наше пари пустяком. Некоторые даже полагают, что от его исхода зависит очень многое и репутации проигравшего будет нанесен невосполнимый урон. — Граф помолчал и многозначительно добавил: — Единственное, что не зависит от пророчества мальчика, — репутация благородной науки, которой я имею честь служить.

— Полагаю, вы придаете нашему спору слишком большое значение, Стелли, — невозмутимо отчеканил лорд Рутвен. Только глухой не различил бы ледяные нотки в его голосе. — Взгляните на эту толпу. Весь этот сброд понятия не имеет о нашем пари. Они собрались здесь для того, чтобы услышать пророчество ученика самого прославленного астролога Агоры. Вряд ли они думают, что репутация вашего покорного слуги — человека, весьма далекого от астрологии, — каким-то образом зависит от успеха или же провала этого мальчика.

Граф насмешливо осклабился. У Марка создалось впечатление, что два давних врага напрочь забыли о его присутствии. Возможно, впрочем, оба считали его всего лишь жалкой букашкой, не способной постичь смысл их вежливой распри.

— Зачем говорить о черни, Рутвен, — процедил граф. — Мы с вами не из тех, кого хоть в малой мере волнует ее мнение. А все, кто обладает властью и влиянием, прекрасно знают, в чем заключается суть нашего пари.

— Сильные мира сего не имеют привычки полагаться на нелепые слухи, — возразил лорд Рутвен, которому начало изменять самообладание. — Вряд ли кто-нибудь из них поверит, что я имею какое-то отношение…

— Вы опытный политик, милорд, — перебил граф, вперив в своего собеседника острый, как стальной клинок, взгляд. — А значит, вам, как никому другому, известно, что слухи порой обладают сокрушительной силой.

Лорд Рутвен ничего не ответил, но Марк ощутил, как в теплом воздухе ранней осени повеяло уже не просто холодом, но настоящим морозом.

— Не смею больше злоупотреблять вашим вниманием, Рутвен. — Граф повысил голос, явно желая, чтобы его услышали окружающие. — Наверняка вас ждет множество важных дел. — Жестом заботливого отца он положил руку на плечо Марка. — Мой ученик должен приготовиться к выступлению.

— Дела подождут, Стелли, — отрезал лорд Рутвен. — Я считаю своей первейшей обязанностью присутствовать на представлении, которое состоится сейчас.

Лорд Рутвен развел руками, лицо его осветила улыбка, слишком широкая и ослепительная для того, чтобы быть искренней.

— К тому же сегодня такой день, когда всем нам следует забыть о недоразумениях и разногласиях. Прошло почти двенадцать звездных циклов с тех пор, как наш город вступил в Золотую эру. Сто сорок один год процветания! Разумеется, эта радостная дата важнее всех наших пари!

С этими словами он опустил руку на другое плечо Марка.

Мальчик смущенно потупился, про себя сожалея о том, что значительно уступает взрослым мужчинам в росте. Будь он повыше, ему не пришлось бы терпеть столь неловкое положение.

— В любом случае этот мальчик вызывает у меня некоторую симпатию, — с нарочитым безразличием продолжал лорд Рутвен. — И я не без любопытства ожидаю его дебюта.

Марк окончательно упал духом. Прежде он надеялся, что в случае провала сможет искать поддержки у лорда Рутвена. Теперь, когда он лично познакомился с Верховным судьей, надежды эти растаяли без остатка. Мальчик понял: если сегодня его ждет фиаско, лорд Рутвен станет первым его гонителем. Этот властный и жесткий человек сделает все, лишь бы на его имя не упала тень чужого позора. Он слишком хорошо понимает: в этом городе никто, даже могущественный вельможа, не застрахован от участи порченого товара.

28
{"b":"190112","o":1}