ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марк облазил всю башню, от подвала, еще хранившего запах лекарственных настоев и снадобий, до обсерватории, и не обнаружил никаких признаков жизни. Повсюду лежал нетронутый слой пыли.

Башня, покинутая хозяином, производила гнетущее впечатление. Хотя старый граф никогда не выходил из обсерватории, прежде он наполнял своим присутствием каждую расщелину в камне. Звучный его голос разносился эхом по всем комнатам. Теперь же башня превратилась в пустую скорлупу.

Где-то в полночь Марк начал догадываться, что граф, вполне вероятно, не появится здесь никогда. Он не представлял, как ему следует поступать в таком случае. До сей поры мальчик готовился к встрече с бывшим наставником, повторяя про себя речь, в которой просил выдающегося астролога по-прежнему считать его своим учеником. Марк надеялся, ему удастся убедить графа, что успех ученика еще возможно обернуть во благо учителя, и оба они существенно выиграют, если впредь будут относиться друг к другу с большим доверием.

Невероятный успех окрылил Марка, он чувствовал, что вправе рассчитывать на более уважительное отношение со стороны прославленного астролога. Судя по всему, судьба избрала его своим любимчиком. Ведь для того, чтобы спасти его от позора, она совершила настоящее чудо, вернув голос синьоре Созино. Конечно, случившееся можно объяснить и по-другому. Не исключено, что Марк наделен подлинным талантом к астрологии, и талант этот намного значительнее, чем предполагал кто бы то ни было, включая его самого.

Марк вспомнил, как восхищенные зеваки, на все лады восхваляя нового гения, ринулись на помост и подхватили его на плечи, вознеся над толпой. За несколько минут до этого он с замиранием сердца ожидал неизбежной катастрофы, однако фиаско обернулось триумфом. В то самое мгновение, как над площадью раздались пленительные ноты, выводимые вновь обретенным голосом синьоры Созино, Марк уверовал в истинность собственного пророчества. Уверовал, что звезды наделили его тайным знанием, открыв ему то, что утаено от всех прочих.

В следующее мгновение он вспомнил, каким образом осуществились два первых прорицания, и торжество его несколько омрачилось. К тому же подлинным автором его пророчества являлся граф Стелли, и это обстоятельство никак нельзя было сбрасывать со счетов. Возможно, маститому астрологу тоже случалось находиться в подобном положении, пронеслось у него в голове. В положении кукольника, который не может наслаждаться увлекательным представлением, ибо ему известен механизм, приводящий в движение марионеток.

Но что ему делать, если граф не вернется, в тревоге спрашивал себя Марк. Оставаться здесь, в башне? Но имеет ли он на это право? Если он останется, сумеет ли он зарабатывать себе на жизнь пророчествами? Не отвернется ли от него судьба, накануне осыпавшая его своими милостями?

Все эти вопросы оставались без ответа. Отчаявшись найти какое-нибудь решение, Марк замер у окна обсерватории, глядя на спящий город, раскинувшийся внизу. Темноту, окутавшую городские улицы, разгоняли редкие огни факелов, похожие на упавшие на землю звезды.

О, если бы рядом с ним была Лили, она наверняка подсказала бы ему верный выход. Марк видел свою подругу на площади, но потерял ее в суете поздравлений. Остаток дня он напрасно ждал, что она появится вновь. Оказавшись в центре всеобщего внимания, Марк чувствовал себя отчаянно одиноким. Ему так хотелось, чтобы рядом был человек, способный разделить его радость.

Марк поднял глаза и уставился в темное ночное небо, затянутое тучами.

В какое-то мгновение ему показалось, что до ноздрей его долетел запах сырой рыбы, знакомый ему с раннего детства. С поразительной ясностью он представил, как сидит, прижавшись к материнским коленям, слушает чудные истории и наблюдает за отцом, выгружающим из корзины дневной улов.

Будь мама жива, она гордилась бы своим сыном. Но она умерла. А отец… даже если он жив, для сына он стал мертвецом.

— Посмотри на меня, отец! — произнес Марк вслух, и эхо разнесло его голос по всей обсерватории. — Я уже не прежний никчемный мальчишка, от которого ты поспешил избавиться. Я достиг вершин успеха. Сегодня меня назвали великим пророком. Все вокруг твердили, что я совершил чудо. — Марк помолчал, смахивая с ресниц слезы. — Ты не считаешь, что продешевил, продавая меня? — спросил он, обращаясь в пустоту.

Ответа не последовало.

Марк встретил рассвет, сидя в кресле графа. Сквозь высокое окно он наблюдал, как солнечные лучи, прорвавшись сквозь завесу туч, окрасили городские крыши пурпуром. Вдали, на фоне розового неба, вырисовывались силуэты башен Директории, столь же высоких, как и та, где находился Марк. А совсем далеко, в туманной утренней дымке, темнели городские стены — границы, за которыми кончался мир. Согласно легендам, за городскими стенами не было ничего, кроме каменистых, лишенных жизни горных хребтов, устремленных в небеса. Марк представил себе, что у него есть крылья и он взлетает над городом, поднимается все выше и выше, за облака и смотрит оттуда на Агору, крошечную искру жизни посреди беспредельной пустоты.

Громкий стук в дверь заставил мальчика забыть свои фантазии.

Он бегом спустился по лестнице, уверенный, что сейчас перед ним предстанет граф, как всегда, мрачный и угрюмый. Наверняка великий астролог будет недоволен тем, что ученик не поднял тревогу и не организовал поиски хозяина. На ходу Марк пытался придумать себе какие-то оправдания, сознавая, что все они звучат до крайности неубедительно. Наконец он глубоко вдохнул, отодвинул засов и распахнул дверь.

На пороге стоял вовсе не граф.

— Снутворт! — с облегчением выдохнул Марк.

Вид у пожилого слуги был такой усталый, словно он тоже провел ночь без сна. На щеке у него багровел синяк, при ходьбе он заметно хромал и опирался на пресловутую трость с серебряным набалдашником. Несмотря на все это, взгляд его сиял торжеством.

— Потрясающе! Полный, неоспоримый успех! — заявил он и рухнул в кресло, стоявшее в холле.

— Что с вами произошло? — встревоженно спросил Марк.

Снутворт беспечно махнул рукой.

— Представители власти решили взять меня под арест и принялись за выполнение этого намерения с излишним пылом, — с усмешкой сообщил он и потер поврежденную ногу. — К счастью, вскоре стало известно, что у моего обвинителя, что называется, рыльце в пушку. Мое мелкое преступление померкло на фоне злодейства, которое совершил он.

— Но кто он, ваш обвинитель? — озадаченно спросил Марк.

— Мой бывший хозяин, кто же еще, — пожал плечами Снутворт. — Но теперь ему придется из обвинителя стать обвиняемым. Инспектор сообщил мне, что другие законники раскрыли грязные махинации, которые этот шельмец частенько проворачивал. Разумеется, он брал взятки, возводил напраслину на невиновных и помогал преступникам избежать возмездия, но этим занимаются все юристы без исключения. Моего хозяина погубила излишняя самонадеянность. Он решил извлечь максимум выгоды из своей репутации, но не счел нужным подстраховаться на тот случай, если эта репутация внезапно рухнет.

Заметив недоуменное выражение на лице Марка, Снутворт счел нужным пояснить:

— Говоря попросту, мистер Прендергаст пользовался в городе неограниченным кредитом. Представители самых высоких деловых кругов были готовы дать ему взаймы. Еще бы, ведь мистер Прендергаст снискал всеобщее уважение, и в самом ближайшем будущем ему, вполне вероятно, предстояло занять пост лорда Верховного судьи. К тому же всем было известно, что он является доверенным лицом и советчиком величайшего астролога Агоры. Но минувшим днем все изменилось. Мальчик, которому еще не исполнилось тринадцати, доказал, что слава величайшего астролога не много стоит. И тем самым бросил тень не только на своего наставника, но и на его компаньона. Теперь сильные мира сего больше не желают быть кредиторами мистера Прендергаста. — По губам Снутворта скользнула злорадная ухмылка. — Таким образом, мой хозяин не избежал участи порченого товара. Городской элите наплевать, что он вел нечестную игру. Это в порядке вещей. Но рассчитывать на почет и уважение может только удачливый мошенник. Что до мошенника, не способного привести в исполнение собственный хитроумный план, он обречен на всеобщее презрение. Никто не желает иметь дело с интриганом, который пал жертвой собственных козней. Короче, кредиторы моего бывшего хозяина потребовали, чтобы он незамедлительно вернул долги, и обратились за помощью к властям. Бедолага попытался укрыться в своем доме и был схвачен контролерами, которые поджидали его там.

34
{"b":"190112","o":1}