ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Инспектор поклонился, в последний раз окинул помещение взглядом и вышел, осторожно закрыв за собой дверь.

Лили и Бенедикта молча переглянулись. Потом Лили в изнеможении рухнула на скамью, а Бенедикта громко расхохоталась.

Лили нахмурилась.

— То, что сейчас произошло, вовсе не кажется мне забавным, — заметила она.

— А мне кажется, у нас нет поводов грустить! — возразила Бенедикта. — Мнение этого господина, а также его мудрые советы — это его личное дело. Власти не намерены тебе мешать, а это самое главное!

— Не мне, а нам, Бенедикта, — поправила Лили, и лицо ее осветила слабая улыбка.

Радость подруги была так заразительна, что невольно передалась Лили. Она попыталась отогнать прочь неприятную мысль о том, что слова инспектора могут оказаться пророческими и ее начинание ожидает неминуемый крах.

— Конечно, Дом милосердия — это наше общее дело, Лили. Но идея принадлежит тебе. Такая чудная идея! — восторженно воскликнула Бенедикта. — Никогда прежде я не видела синьору такой счастливой. И я уверена, у нас все получится! Мы сумеем сделать этот мир лучше, если будем действовать сообща — я, ты, мои брат и сестра. Можешь не сомневаться, они сумеют разнести слухи о нашем Доме милосердия по всему городу. И вскоре у нас отбоя не будет от богатых покровителей, желающих оказать нам помощь!

Лили покачала головой.

— Не стоит рассчитывать на подобное везение, Бен, — возразила она. — Надо быть готовыми к тому, что многих людей наш замысел отпугнет. Они в жизни не видели ничего подобного нашему приюту. Если у нас появится хотя бы несколько помощников, я буду счастлива. А пока что успех нашего дела висит на волоске.

— Пусть будет, что будет, — философски изрекла Бенедикта. — Даже если нас постигнет неудача, мир не рухнет, и ничто не помещает нам повторить попытку. — В глазах ее вновь заплясали веселые огоньки. — У меня тоже есть для тебя совет. Чаще смейся, это лучшее лекарство от тревоги и уныния…

Стук в дверь прервал рассуждения Бенедикты.

— Наверняка это они! — воскликнула она. — Мои брат и сестра! Увидишь, они тебе понравятся! Они оба легко сходятся с людьми и вызывают у них доверие, а это то, что нам сейчас надо! — Бенедикта распахнула дверь и запрыгала на месте от возбуждения. — Глория! Лод! Входите и познакомьтесь с Лили!

В бывший храм вошла девушка, которую Лили уже доводилось видеть. Пышные рыжие локоны обрамляли нежное тонкое лицо и ниспадали почти до талии. Вне всякого сомнения, это была та самая незнакомка, которую Лили видела в лавке мисс Дивайн. За прошедшие месяцы она немного похудела и побледнела, но сейчас, когда увидела сестру, лицо ее порозовело и засияло от радости.

Молодого человека, который вошел в комнату вслед за Глорией, Лили никогда прежде не встречала, однако его густая рыжая шевелюра служила верным свидетельством того, что он состоит в родстве с ее подругой. Молодой человек прошел мимо Лили, словно не заметив ее протянутой руки, и изучающим взглядом окинул помещение.

— Да, работенка предстоит не из легких, верно, Глория? — повернулся он к сестре. — Местечко никак не назовешь привлекательным и…

— Лод! — с укором перебила Глория. — Сколько раз я твердила, что тебе следует быть вежливее!

— По-моему, я не сказал ничего невежливого, — пожал плечами Лод, стягивая перчатки и засовывая их в карман своего щегольского сюртука. — Я даже поостерегся заявить, что это дело представляется мне безнадежным. Хотя, конечно, душевные струны, на которых здесь можно сыграть, не относятся к числу самых отзывчивых. Впрочем, как говорится, попытка не пытка. Не исключено, что в этом городе найдутся состоятельные люди, которым будет приятно подать несчастным последнюю надежду и все такое…

— Познакомься с моей подругой Лили, Лод, — торопливо вставила Бенедикта. — Именно ей принадлежит идея создать Дом милосердия, — со значением добавила она.

Лод наконец-то соизволил посмотреть в сторону Лили. Она заметила, что он мгновение поколебался, перед тем как пожать ее руку. Хотя молодой человек был всего на несколько лет старше ее самой, под его критическим взглядом она казалась себе глупой, не заслуживающей внимания девчонкой. Даже инспектор смотрел на нее куда более уважительно.

Лили отвернулась и пренебрежительно фыркнула, но Лод и бровью не повел.

— Запах здесь жуткий, и это может стать проблемой, — продолжал разглагольствовать он. — Потенциальные покровители могут выразить желание посетить ваше заведение. Но как только в носы им ударит вонь, они мигом обратятся в бегство, позабыв о своих благих намерениях. Конечно, требовать от бродяг, чтобы они, прежде чем сюда войти, вымылись с мылом и обрызгались духами, вряд ли возможно.

Взгляд Лода упал на кадильницу, стоявшую в дальнем углу.

— С помощью этой штуковины воскуряют благовония или что-то в этом роде, верно? — спросил он, двинувшись в ту сторону. — Она может сослужить нам неплохую службу.

— Сестра очень много о вас рассказывала, мисс Лили, — сказала Глория, которая пожала руку Лили куда более горячо, чем ее брат. — Ваш замысел представляется мне грандиозным! Уверена, он принесет щедрые плоды.

— Надеюсь, ваши постояльцы хотя бы не справляют нужду прямо на пол, — громко пробормотал Лод, продолжавший осматривать помещение. — По некоторым признакам, часть из них имеют обыкновение поступать именно так.

Глория сделала вид, что не слышит брата.

— Но, насколько я понимаю, вы не в состоянии платить нам по нашим обычным расценкам, — произнесла она, наматывая на палец кончик огненно-рыжего локона. — Это означает, что мы не сможем работать на вас целыми днями. Для того чтобы зарабатывать на жизнь, нам придется обслуживать других клиентов.

Бенедикта бросила на старшую сестру сердитый взгляд, но та продолжала как ни в чем не бывало:

— Если называть вещи своими именами, от вас мы не получим ровным счетом ничего.

— Лишь до определенного времени, — не терпящим возражений тоном вставил Лод. — Бенедикта утверждает, что нам придется безвозмездно работать лишь до той поры, пока у вас не появятся щедрые покровители, которые предоставят вашему заведению необходимые средства. Тогда мы непременно заключим с вами контракт. Полагаю, вы в курсе, что услуги опытных мастеров по созданию репутаций стоят недешево. Особенно в таких сложных случаях.

Он вновь окинул глазами бывший храм, задержался взглядом на витражных окнах, потом, закинув голову, обозрел купол.

— Пожалуй, обстановка здесь не такая убогая, как мне показалось вначале, — изрек он, вскинув бровь. — У этого места есть… скажем так, своя атмосфера. На людей, которые привыкли доверять чувствам больше, чем разуму, оно может оказать определенное воздействие. Правда, люди подобного рода редко бывают состоятельными. Так что большого наплыва благотворителей я вам не обещаю. По крайней мере, на первых порах. Здесь только один этаж?

Про себя Лили отметила, что способность задавать совершенно неожиданные вопросы присуща всем членам семейства Бенедикты.

— У нас есть еще подвал, где доктор держит самых тяжелых больных, — пояснила она. — А на крыше — нечто вроде открытого балкона.

Лод кивнул и направился к лестнице.

— Я должен осмотреть все своими глазами, — сообщил он. — Может, тогда смогу решить, под каким соусом все это лучше подавать. Пока у меня только один план в голове: внушить, что помощь вашему заведению — лучшее лекарство от мук нечистой совести. Не исключено, это заинтересует пройдошливых дельцов, которые не знают, куда девать свое богатство.

По-прежнему рассуждая вслух, Лод двинулся вверх по лестнице и вскоре исчез из виду.

Лили немного расслабилась, Бенедикта вздохнула с облегчением. На губах Глории играла смущенная улыбка.

— Поверьте, Лод — непревзойденный мастер своего дела, — пояснила она. — Но когда речь идет о работе, он порой бывает слишком бесцеремонным.

— Я это заметила, — проронила Лили, стараясь ничем не выдать своей обиды.

39
{"b":"190112","o":1}