ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно Лили почувствовала, что больше не может здесь оставаться. Казалось, даже статуи, стоявшие в аллеях сада, смотрят на нее неодобрительно. Ей трудно было дышать воздухом, пропитанным ароматом богатства. В этом мире она была чужачкой, и он не желал ее замечать. Она могла кричать во все горло, этот мир не желал ее слушать. Лили схватила с бортика маску и очки и повернулась к Марку.

— Боюсь, борьба, о которой ты говоришь, никогда не закончится. Никогда не принесет результата, — отчеканила она, буравя его взглядом так, словно хотела выжечь эти слова в его душе, отравленной погоней за успехом. — В этой борьбе не бывает победителей. Только проигравшие.

Лили стремительно повернулась. Ей не хотелось видеть глаза Марка. Не хотелось слышать, как в ответ он повторит ей расхожие мнения, взятые напрокат у людей, находившихся в плену самообмана. У нее было одно желание — расстаться с ним как можно скорее.

Лили проталкивалась между гостями, не замечая их недовольных взглядов и сердитого шипения. Мысленно она упрекала себя за неуместную вспыльчивость. Ей следовало быть терпеливее. Нужно было объяснить Марку, что он не прав. Но за последние месяцы она так устала. Девочка работав с утра до ночи, не давая себе передышки, но все складывалось совсем не так, как ей хотелось бы.

Тео по-прежнему рыскал по городским трущобам в поисках пропавшего деда. Этому занятию он посвящал редкие свободные часы, которые ему удавалось выкроить между приемом пациентов. Боль, которую причинило доктору известие об исчезновении графа, судя по всему, улеглась, но он упорно продолжал поиски, потому что не мог смириться с поражением.

Тем временем Лили и Бенедикта шли на отчаянные ухищрения, пытаясь накормить толпы бедняков теми жалкими запасами, которые имелись в их распоряжении. Каждый новый день не приносил никаких изменений.

Нет, кое-что все-таки меняется, угрюмо возразила себе Лили. Выйдя из кованых железных ворот сада, она в изнеможении прислонилась к стене первого попавшегося здания. День ото дня Дом милосердия беднеет, похлебка в котле становится все более жидкой, а одеяла на койках — более ветхими. Помощи супружеской четы покровителей явно недостаточно для того, чтобы поддерживать его деятельность.

Еще одна безрадостная перемена состояла в том, что Лили пришлось прекратить поиски своих родителей. У нее просто-напросто не оставалось на это ни времени, ни сил. В результате она была вынуждена отказаться от намерения узнать хоть что-то о своем прошлом. Лили покачала головой, отгоняя прочь горькие мысли. Она твердо решила никогда не поддаваться унынию, в самой печальной ситуации не сетовать и не жалеть себя. От подобных занятий нет никакой пользы. Неудавшаяся встреча с Марком — не повод растравлять себя.

На улицах района Льва, по которому шла Лили, царила непривычная тишина. Бал, по всей видимости, закончился, и гости бесшумно растворялись в теплых сумерках. О, если бы она могла вывести всех этих людей из бесконечного забытья, в котором они пребывают, вздохнула про себя Лили. Если бы могла разъяснить им то, что ей самой представляется таким очевидным! Жаль, что в храме, в котором она живет, давно уже не возносят молитв. Сейчас ей особенно нужна поддержка свыше.

Неожиданно внимание Лили привлекло странное зрелище.

Впереди, на слабоосвещенной улице, она увидела дородную фигуру лорда Рутвена. Он говорил о чем-то с двумя людьми в черных одеждах. Лили мгновенно насторожилась. Людям, занимающим столь высокое положение, как лорд Рутвен, незачем таиться по темным углам. Он может открыто творить все, что ему заблагорассудится, — ведь никто и никогда не осмелится ему противоречить. Стараясь держаться в тени домов, Лили подошла ближе.

— Встреча назначена на сегодняшнюю ночь, — донеслось до нее. — Члены общества уже ждут вас, милорд.

— Я думал, им известно, что сегодня я занят, — прошипел лорд Рутвен, снимая маску и оглядываясь по сторонам.

Лили затаила дыхание, прижавшись к стене. Судя по всему, лорд Верховный судья ее не заметил. Он поспешно накинул поверх своего роскошного камзола старый потрепанный плащ и заговорил вновь:

— Так и быть, сегодня я присоединюсь к ним в доме с Часовым механизмом. Но им не следует забывать, что именно я являюсь главой общества. И они напрасно считают, что могут отдавать мне распоряжения.

Если лорд Верховный судья явно не желает быть узнанным, тому может быть только одна причина, пронеслось в голове у Лили.

Он задумал нечто, противоречащее закону.

Лорд Рутвен двинулся по улице, и Лили почувствовала, как ноги сами несут ее вслед за ним. Стараясь ступать как можно тише, она подняла капюшон плаща. Лили понимала, что ввязывается в опасную авантюру. Но она была уверена, что не напрасно подвергает себя риску. Если неблаговидные деяния Верховного судьи выйдут наружу, это станет для жителей города настоящим потрясением. Возможно, благодаря этому потрясению некоторые из них очнутся от беспробудной спячки. Не исключено, что таинственный замысел всемогущего вельможи может причинить вред множеству других людей. Самую главную причину, заставившую ее пуститься вслед за лордом Рутвеном, Лили предпочитала не называть даже мысленно. Причина эта была слишком банальна. Девочкой овладело жгучее любопытство.

Лорд Рутвен шагал широко и стремительно, и следовать за ним по пятам оказалось совсем не просто. Задача еще усложнилась, когда вельможа, миновав заставленную прилавками Центральную площадь, углубился в трущобы района Рыб. В грязных, узких переулках, несмотря на поздний час, царило оживление. Здесь было так многолюдно, что лорд Рутвен вполне мог затеряться. К счастью, благодаря своему высокому росту и широким плечам он выделялся из толпы худосочных обитателей квартала, бесшумно снующих в темноте.

Проходя под аркой, ведущей в район Рыб, Лили невольно вздрогнула. Ей показалось, что две огромные рыбины, украшающие арку, смотрят на нее угрожающе. Лили успокаивало лишь то, что за последний год эпидемия серой чумы явно пошла на убыль. Конечно, время от времени болезнь вспыхивала среди обитателей трущоб, но случаи эти были относительно редки. В разгар эпидемии Лили ни за что не решилась бы войти в квартал, считавшийся очагом смертельного недуга. Сколь ни велико было ее любопытство, оно, несомненно, отступило бы под натиском страха.

Впрочем, страх не оставлял ее и сейчас. Она привыкла к тому, что город никогда не спит, но в темноте он казался совсем другим, чем при свете дня. Днем Лили не замечала, что в городе так много подворотен и мрачных закоулков, таящих в себе опасность. Из кабаков и публичных домов до нее доносился хриплый смех, сточные канавы распространяли одуряющее зловоние. Она старалась ни на что не обращать внимания и не терять из виду высокую фигуру, закутанную в старый, но слишком добротный по здешним меркам плащ.

Лорд Рутвен все дальше и дальше углублялся в лабиринт узких улиц. Позади остались Рыбацкий проезд и улица Прочных сетей. Лили отчаянно напрягала память, пытаясь запомнить дорогу, особые приметы и вывески, которые встречались ей по пути. Как-то раз, оглянувшись, она с содроганием убедилась, что является не только охотницей, но и добычей. Какие-то мужчина и женщина шли за ней по пятам. После этого Лили поворачивала голову постоянно и всякий раз видела своих преследователей. Лица их были закрыты капюшонами, расстояние, отделяющее их от Лили, неумолимо сокращалось.

Несмотря на то что девочка опасалась потерять лорда Рутвена, она решилась на уловку и неожиданно свернула в боковой переулок. Обернувшись через несколько мгновений, она увидала позади световой круг от фонаря, который держала в руке женщина. Сердце у Лили бешено заколотилось. Ей пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не пуститься бегом.

Нельзя показывать неведомым врагам, что она напугана, твердила себе девочка. Что, если это слуги лорда Рутвена? Вряд ли им понравится, что она следит за их господином. По ночам по улицам города расхаживали патрульные отряды контролеров, но сейчас их нигде не было видно. Впрочем, вряд ли представители власти взяли бы под свою защиту особу, которая осмелилась шпионить за лордом Верховным судьей.

48
{"b":"190112","o":1}