ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выйдя из комнаты, Марк снова оглянулся. Черубина, стоя в дверном проеме, смотрела ему вслед грустным взглядом. В следующее мгновение дверь захлопнулась. Марк зашагал по длинному обшарпанному коридору, который неизменно нагонял на него тоску.

Снутворт ожидал его у входных дверей. Едва кивнув ему, Марк двинулся по улице, предоставив слуге поспевать за ним вслед.

— Ну, что ты можешь мне сообщить? — спросил Марк, плотнее закутываясь в плащ, продуваемый ледяным ветром.

— Последние данные вовсе не так плохи, как мы ожидали, сэр, — со своей обычной почтительностью ответил Снутворт.

Марк украдкой покосился в его сторону. Теперь они со слугой были почти одного роста, но Марк не мог избавиться от ощущения, что Снутворт взирает на него сверху вниз. Он по-прежнему считал Снутворта своим наставником, всецело полагался на его мнение и не решался ему перечить. Но иногда ему казалось, что в поведении Снутворта что-то неуловимо изменилось. И теперь, глядя в нахмуренное лицо своего верного помощника, невозмутимо постукивавшего по тротуару тростью с серебряным набалдашником, мальчик пытался подметить более определенные признаки произошедшей перемены.

Но ему это не удавалось. Снутворт оставался прежним Снутвортом, спокойным, хладнокровным, рассудительным.

— Значит, торговля драгоценностями идет хорошо? — уточнил Марк.

— Да, показатели прошедшей недели можно счесть весьма обнадеживающими, сэр. В период, предшествующий празднику Агоры, торговля драгоценностями всегда оживляется. Что касается торговли рыбой, здесь тоже наблюдается определенный подъем…

Марк слушал помощника краем уха. Внимание его привлекли темно-синие одежды контролеров, мелькнувшие впереди. В представителях власти, расхаживающих по городским улицам, не было абсолютно ничего удивительного, однако Марк замечал, что в последнее время сердце его сжимается при каждой встрече с ними. Наверное, виной всему была мысль о том, что один из этих людей замышлял его погибель. Никакой другой причины Марк не видел.

Конечно же, его тревога не имела ни малейшего отношения к двум чумазым оборванцам, которых контролеры вели под конвоем.

Марк заставил себя отвернуться от синих плащей и взглянуть на бумаги, которые протягивал ему Снутворт. Все неприятности, связанные со смертью Глории и процессом Полдрона, остались позади, и никто, даже Лили, не заставит его переживать их вновь и вновь. Марк пробежал глазами контракты, скрепленные свежими печатями, и губы его расплылись в улыбке. Если кто-нибудь полагает, что он немногого стоит, пусть прочтет эти документы. Это свидетельства его могущества.

Тем не менее, увидав очередной патруль, Марк невольно вздрогнул. Он сам не мог разобраться в сумбуре, царившем у него в душе. Поделиться своими чувствами ему было не с кем. Снутворт счел бы его тревогу не стоящей внимания ерундой. Он никогда не позволял эмоциям нарушать собственное душевное равновесие.

А вот Лили, конечно, поняла бы все с первого слова. Надо будет обязательно ей написать, решил Марк. Конечно, их отношения уже никогда не будут такими теплыми и доверительными, как прежде. И все же Лили — единственный человек, которому он может открыться. Черубина, как выяснилось, вовсе не такая безнадежная дурочка, как ему показалось вначале. Но вряд ли она способна проявить чуткость и участие, столь свойственные Лили. Да что там говорить, с Лили никто не может сравниться. Никто не умеет слушать так, как она.

По мостовой прогрохотала повозка. Марк едва успел отскочить в сторону, чтобы уберечь свой плащ от брызг грязи. Мысли его приняли другое направление.

— Скажи, если дела идут так хорошо, значит, мы можем позволить себе нанять побольше слуг? — обратился он к Снутворту. — Честно говоря, мне уже надоело повсюду таскаться пешком. Неплохо бы снова завести карету и кучера.

— Уверен, в самом скором времени вы будете разъезжать в карете, сэр, — пообещал Снутворт. — Но прежде необходимо уладить еще несколько вопросов. Будьте любезны, скрепите своей печатью эти бумаги.

Марк растерянно поглядел на толстую пачку, которую сжимал в руках. По мере того как они приближались к Центральной площади, толпа становилась гуще. Марк чувствовал, что его толкают со всех сторон.

— Неужели с этим нельзя подождать до тех пор, пока мы вернемся в башню? — недовольно осведомился Марк.

— Разумеется, можно, сэр. Но я хотел нанять новых слуг уже сегодня. Полагал, вам надоела моя стряпня и вы обрадуетесь, если нынешним вечером ужин вам приготовит настоящий повар.

Марк вздохнул и огляделся по сторонам.

— Надо найти пустой прилавок, — заметил он. — Не могу же я ставить печати на весу. А ты пока приготовь воск.

— Слушаюсь, сэр.

Вскоре Марк увидел, как один из продавцов убирает не проданные за день товары. Разложив на освободившемся прилавке бумаги, он принялся прикладывать к ним кольцо с печаткой. Мысли его витали далеко. Значит, уже сегодня в башне снова появится повар? Интересно, будет то женщина или мужчина? Молод он будет или стар? Прежде повар был для него всего лишь машиной для приготовления пищи и не более того. В прошлом году в башне служило трое поваров, и никого из них Марк даже не знал в лицо. Стоило ему подумать о кухне, ему казалось, что там по-прежнему хозяйничает Лили. С поразительной отчетливостью он представлял, как смуглая девочка одной рукой помешивает похлебку, а другой указывает на страницу книги, покрытую непонятными строчками.

— Знаешь, Снутворт, думаю, я пойду вместе с тобой, — осторожно заметил Марк, возвращая слуге бумаги. — Мне хочется самому посмотреть на слуг, которых ты собираешься нанять.

— Как вам будет угодно, сэр, — с сомнением в голосе заявил Снутворт. — Но, по моему мнению, вам не имеет никакого смысла…

— Если я пожелаю узнать твое мнение, я дам тебе знать, — отрезал Марк.

— Как вам будет угодно, сэр, — повторил слуга.

Они продолжали путь в молчании. Про себя Марк удивлялся тому, что прежде слуги, люди, живущие с ним под одной крышей, не вызывали у него ни малейшего любопытства. А так называемые деловые партнеры, их ведь он тоже совершенно не знает! Почему он не дал себе труда поближе познакомиться с людьми, которые покупают у него рыбу и драгоценности? С людьми, которые покупают его пророчества? Он огляделся вокруг. Со всех сторон его окружало людское море, море равнодушных непроницаемых лиц. Прохожие спешили по своим делам, не глядя друг другу в глаза.

Неужели ни у одного из них не возникает желания остановиться и увидеть тех, кто рядом?

— Мы почти пришли, сэр, — сообщил Снутворт.

Трость его стучала по тротуару все быстрее.

Марк поднял голову. Впереди, над широкими и чистыми улицами района Стрельца, вздымался в небо стройный силуэт башни. Огромные окна обсерватории сверкали в лучах осеннего солнца. Остроконечная тень башни почти касалась ног Марка. Он невольно улыбнулся. Приятно было сознавать, что эта башня, красотой и размерами уступавшая лишь зданию Директории, принадлежит ему. И он обладает возможностью взирать на город с недоступной для всех прочих высоты.

Чья-то рука тяжело легла ему на плечо. Скосив глаза, Марк увидел, что руку эту обтягивает темно-синяя перчатка.

— Мистер Марк?

Он повернул голову. Человек, стоявший перед ним, был не стар, но жизненные бури оставили свою печать на его лице. Выражение этого лица не было ни злым, ни суровым, но жесткая складка у рта свидетельствовала о непреклонном нраве. Взгляд Марка скользнул по служебному жетону контролера.

— Да, мое имя Марк, инспектор… — Марк сощурился, читая надпись на жетоне, — Гривс.

Память тут же подсказала ему, откуда он знает это имя. Он видел его в сообщениях о смерти Глории. У Марка засосало под ложечкой.

— Я могу вам чем-то помочь? — тщетно пытаясь унять дрожь в голосе, спросил он.

— Несомненно, сэр, — отчеканил инспектор.

Марк с содроганием заметил, что контролеры окружили его плотным кольцом. До слуха его долетел возбужденный шепот зевак. Отыскав глазами Снутворта, он заметил, что тот стоит в стороне с отсутствующим видом и старается избегать его взгляда.

71
{"b":"190112","o":1}