ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто я? — выдохнула она.

Директор вздохнул. Лили показалось, что он разочарован.

— Ответ на этот вопрос вам прекрасно известен, — вымолвил он. — Вы мисс Лилит, которую друзья называют Лили. Иными словами, вы — это вы, и тут ничего нельзя добавить. — Взгляд его встретился с требовательным взглядом Лили. — Но, насколько я понимаю, вас интересует нечто другое…

Лили невольно отвела глаза в сторону, пытаясь собрать воедино те разрозненные осколки тайны, которые заронили в ее душу тревогу.

— Полдрон… когда он пытался убить меня, он назвал меня каким-то странным словом… Антагонист… — пробормотала она. — Никогда прежде я этого слова не слышала. Не представляю, что оно значит.

— Ах, Полдрон, — нахмурился Директор. — Весьма прискорбный инцидент, ничего не скажешь. Обычно инспектор Гривс не позволяет себе подобных упущений. Хорошо, что ваша подруга сумела выскочить и поднять тревогу. Впрочем, сейчас все это уже в прошлом. И сегодня инспектор прекрасно справился со своими обязанностями, доставив вас сюда.

— Да, — кивнула Лили. — Кстати, почему инспектор уделяет так много внимания моей скромной персоне? Он постоянно крутится вокруг нашего Дома милосердия.

— Первоначально он всего лишь исполнял свои обязанности, согласно которым ему следует докладывать Директории о вашей деятельности. Потом мисс Рита предположила, что вам может угрожать опасность, и инспектор Гривс вызвался вас охранять. Это человек с чрезвычайно развитым чувством ответственности, — добавил Директор. — Привык довольствоваться малым, ограничивать свои потребности и не усложнять простых вещей.

Директор сделал жест в сторону массивной двери, темневшей за спиной Лили.

— Так что неусыпными попечениями инспектора вы обязаны мисс Верити. Мой секретарь относится к вам с большим интересом.

У Лили перехватило дыхание. Смутная догадка, точнее, тень догадки, мелькнувшая в ее сознании, как только она увидела секретаршу Директора, стала более отчетливой. С губ Лили рвался вопрос, но возможный ответ страшил ее. Нельзя бояться правды, сказала она себе. Она так долго томилась в неведении. И теперь наконец у нее появился шанс развеять мрак.

— Скажите, Директор, — начала она, сама удивляясь тому, что с легкостью произнесла слово, внушающее всем жителям Агоры мистический ужас, — у мисс Верити есть… особые причины относиться ко мне с интересом?

Губы Директора искривились. Вне всякого сомнения, он улыбался, но невозможно было понять, какие чувства выражает его улыбка.

— Вы заметили, что между вами существует некоторое внешнее сходство?

Лили кивнула, облизнув пересохшие губы. Сердце ее билось где-то в горле.

Директор покачал головой.

— Нет, Лили, вы ошиблись, — изрек он. — Она вам не мать.

Лили вздрогнула, как от удара. Сокрушаться было глупо. Она впервые встретилась с этой женщиной несколько минут назад. Всю жизнь она обходилась без родителей. И все же она испытывала пронзительное чувство утраты. Когда мисс Верити коснулась ее лица, Лили всем своим существом рванулась ей навстречу. И это удивительное сходство, оно не могло быть простым совпадением. Может быть, Директор говорит ей неправду, пронеслось у нее в голове. Лили сжала кулаки, решив во что бы то ни стало добиться своего и выяснить, почему секретарша Директора смотрела на нее с такой затаенной грустью.

— Но, разумеется, вы не сирота, — донесся до нее невозмутимый голос Директора.

Лили, уже готовая задать очередной вопрос, лишилась дара речи. За последний час на ее долю выпало слишком много волнений, и теперь ею овладела неодолимая апатия. Взгляд, который она устремила на Директора, был так же равнодушен, как и его собственный.

— И где же мои родители? — спросила она.

— Здесь их нет.

— Здесь — это означает в Директории?

Директор покачал головой.

— В данном случае слово «здесь» означает — в мире, который доступен нашему познанию. Ваши родители пребывают за его пределами. За пределами Агоры. За городскими стенами.

— Но я могу их найти?

— Это зависит от многих обстоятельств.

— От каких?

Директор посмотрел ей прямо в глаза.

— Прежде всего, от того, какой вопрос вы зададите сейчас. Предупреждаю, он будет последним.

У Лили глаза на лоб полезли от удивления. Директор предупреждающе вскинул руку.

— Любые возражения бесполезны, — проронил он. — Поверьте мне, мисс Лили, далеко не каждый на моем месте решился хотя бы слегка приоткрыть перед вами завесу тайны. Но я полагаю, мы заключим справедливую сделку. Вы получите маленький кусочек правды, которой так жаждете, мисс Лили. Это будет наградой за то, что вы отдали, сами того не ведая. Итак, задавайте ваш вопрос.

Директор замер в ожидании, соединив кончики пальцев.

От недавнего спокойствия Лили не осталось и следа. Мысли вихрем проносились у нее в голове, лишая возможности сосредоточиться. Внезапно сознание ее озарила яркая вспышка. Прежде, чем завеса тайны опустится навсегда, она должна узнать самое главное.

Теперь она сама удивлялась, почему не задала первым именно этот вопрос. Вопрос, проливающий свет на все остальное.

— Что такое Полночная хартия?

Слова Лили повисли в воздухе. Казалось, отзвук их еще долго звенел в напряженной тишине. Директора на портретах недовольно нахмурились. Их преемник, восседавший за письменным столом, хранил молчание. Затем он вздохнул с видом человека, которому выпала возможность освободиться от томившего его груза тайны, и заговорил:

— Основатели Агоры были идеалистами. Глядя на мир, разрываемый противоречиями, они мечтали об иной, гармоничной жизни.

Голос Директора был исполнен почти трепетной почтительности.

— Они решили создать общество, где будет царить вечное согласие. Общество, основанное на идее беспрестанного и справедливого обмена. Каждый из членов этого общества, получая от другого нечто, имеющее определенную ценность, обязан предоставить ему эквивалентную замену. Эмблемой этого совершенного общества служили Весы, чаши которых пребывали в ненарушимом равновесии.

Директор склонил голову и потер виски.

— Согласитесь, мисс Лили, то была дивная мечта, — вздохнул он. — Мечта, ради осуществления которой стоило прилагать усилия. Но надо отдать должное мудрости наших предшественников. Они понимали, что их великая идея может быть подвергнута различным искажениям.

На губах Директора мелькнула усталая улыбка.

— К сожалению, люди способны втоптать в грязь самые возвышенные понятия, а воплощая в жизнь прекрасную мысль, извратить ее до неузнаваемости. Поэтому в час, когда был заложен первый камень Агоры, отцы-основатели подписали хартию. Произошло это в полночь, в пору, когда один день балансирует на кромке другого, и хартия получила название Полночной. Согласно этой хартии, придет время, когда наш город подвергнется испытанию. После этого станет ясно, служит ли он достойным воплощением великой идеи или, напротив, обманул надежды своих основателей. Образно говоря, Агоре предстоит быть взвешенной на весах и пройти испытание огнем.

— Но как будет происходить… это испытание? — выдохнула Лили.

— Согласно хартии, испытать Агору предстоит двум судьям, каждый из которых попытается перевесить чашу весов в свою сторону. Первый из этих судей, называемый в хартии Протагонист, в полной мере воплощает собой ценности, на которых основано государственное устройство Агоры. Второй, называемый Антагонистом, является его непримиримым противником. Благодаря их столкновению все изъяны первоначального проекта, вдохновившего отцов-основателей, а также все неточности и ошибки, которые вкрались в него с течением лет, станут очевидными. В хартии утверждается, что Протагонист и Антагонист будут обладать равными силами и возможностями, что их жизненные пути и судьбы будут неразрывно переплетены. Они именуются судьями, но, разумеется, не являются ими в общепринятом смысле этого слова, ибо им не даровано никакой особой власти — за исключением той, что они завоюют себе сами. Их судебным процессом является их борьба, которая покажет, за кем из них будущее. От исхода этой борьбы зависит, какая участь ожидает наш город. Возможно, он достигнет небывалого прежде расцвета. Возможно, будет подвергнут разрушению.

80
{"b":"190112","o":1}