ЛитМир - Электронная Библиотека

Ловко отбив древко, и ткнув противника под край брони, капитан ещё продвинулся вперёд, отыскивая взглядом командира. Вокруг теснились, сражаясь на узком пятачке мощёной площадки, толкаясь, с трудом взмахивая оружием, хрипя и ругаясь, десятки людей.

Отыскав взглядом одетого в простую, без украшений кирасу, только для опытного взгляда капитана выглядевшей дорогой, отлично сделанной вещью, он уже не отводил глаз от худощавого, смуглого человека, ловко орудовавшего шпагой. Его прикрывал со спины здоровый молодец с увесистым палашом в одной руке и широким недлинным клинком в другой.

- Погоди, дружок, сейчас я тебя достану, - пробормотал сквозь зубы Орсо. Он рванулся вперёд, но опять остановился, не в силах продвинуться дальше, как ни старался.

- Сдавайтесь! – крикнул он во всю силу лёгких. - Сдавайтесь, и мы сохраним вам жизнь!

- А вы нас заставьте! - насмешливый тон, каким были выкрикнуты эти слова, заставил его зарычать.

Оскалив зубы, яростно оттолкнув в сторону двоих дерущихся, он скользнул вперёд на один шаг, потом ещё, ловко подбросил палаш, перехватив его в воздухе, и стремительно, как жалящая змея, ткнул остриём, целясь под край шлема здоровому парню. К его великому изумлению, тот успел отшатнуться, принял широким клинком длинное лезвие, остановив его у перекрестья, и отбросил сильным толчком далеко в сторону. Прикрывшись окованным в металл предплечьем, капитан дёрнул из портупеи пистолет. Он никогда, почти никогда им не пользовался, хотя и держал в полной готовности всегда. Он был человек старой закалки, и называл пистолет последним средством, годным только для того, чтобы застрелиться от сраму. Почти не целясь, выстрелил из-под руки в упор.

Парень пошатнулся. Прикрыл лицо рукой. Из-под пальцев брызнула кровь. Он ещё раз пошатнулся, и, сгибаясь, стал заваливаться набок. Человек в дорогой кирасе поддержал его одной рукой, оскалившись от напряжения.

- Рой, - крикнул он. – Рой!

Капитан вытянул руку, касаясь остриём палаша перевязи противника:

- Сдавайся!

Тот поднял голову, глядя на капитана в упор, раздвигая губы в ухмылке и показав разом все зубы. По потемневшему от гари лицу стекали капли пота, пробивая в копоти извилистые дорожки.

И ответил так, что Орсо задохнулся, с присвистом втянув воздух сквозь непроизвольно сжавшиеся челюсти.

- Ну, смотри же, - выговорил наконец капитан, оскорблённый в лучших чувствах. Он обернулся, готовясь отдать команду своим людям, продолжавшим теснить противника и продвигающимся вместе с ним к воротам.

Звонко, пронзительно запела труба. Тревожный сигнал пришёл с центральной башни. Два трубача, надрывая лёгкие, выводили мелодию, означавшую только одно: «Враг у ворот!»

Капитан в изумлении остановился, поднятая рука опустилась. Все замерли, вытягивая шеи. Опустились руки с зажатым в них оружием. Мелодия эта была универсальной и известной всем – по ту и эту сторону стены. На краю зубчатого парапета у ворот цитадели показался человек, отчаянно взмахивающий флажками.

Хватая на бегу воздух открытым ртом, топоча башмаками, подбежал молоденький стражник, вытягивая шею, крикнул, отыскивая взглядом командира:

- Капитан Орсо! Немедленно возвращайтесь! – и, пробежав сквозь изумлённо расступившихся людей, выкрикнул в лицо капитану: - К городу подошли войска с юга! Они входят в пролом!

Глава 32

Осторожно пробираясь по не убранному настилу, через заваленный камнями и песком ров, кавалеристы в чёрных доспехах ныряли в неровные, щербатые края пролома. Вороные кони крошили коваными копытами осколки камня и штукатурки, в беспорядке устилавшие мощёную площадку у стены, и вливались бок о бок в узенькие улочки.

- Ну вот, и пушки не нужны, – ворчливо промолвил маршал, кривя узкие губы в усмешке.

Он наблюдал за тем, как его кавалерия проходит через стену. Дождавшись, пока весь передовой отряд не исчез в проломе, а круп последнего коня в колонне скрылся из виду, маршал тронул коня. За ним последовали адъютант, выпятивший от волнения угловатый подбородок и топорща на манер командира закрученные усы, пожилой трубач и знаменосец.

Высоко, на пределе слуха, прозвучала труба. В ворота, распахнутые настежь, рысью въезжали конники цитадели. Сигнал с башни остановил их у самого лагеря. Некоторые кавалеристы, разгорячённые атакой, не сразу повернули и продолжали носиться среди палаток, почти не встречая сопротивления, пока командир, виртуозно бранясь и резко, отрывисто дуя в рожок, висящий у него на шее, не вернул их.

Почти не сбавив хода, конники пронеслись по площади, вытягиваясь неровной линией, и принялись исчезать в воротах цитадели. Когда мелькнул и пропал серый хвост крайней в ряду лошади, капитан Орсо посмотрел на всё ещё стоящих в нерешительности своих и чужих солдат. Перевёл взгляд на вражеского командира.

- Сложите оружие и следуйте за нами.

Командующий пехотинцами не двинулся с места. Вместо ответа он поднял руку и указал за спину капитану. Все посмотрели в ту сторону.

Над крышами поднимались дымки ружейных выстрелов, заглушённые расстоянием, доносились щелчки пороховых зарядов, глухой топот и лязг. И невнятные крики дерущихся людей.

- Это войско Великого герцога, – отрывисто бросил командир. – Его передовой отряд. Вы хотите сдаться ему?

- Сдаться южным соседям? – капитан Орсо фыркнул в усы. – Ещё чего! Я скорее утоплюсь в свином корыте!

- Тогда вы должны понять, что мы сейчас на одной стороне, капитан. Объединим усилия.

- Вы сделаете, что я скажу. – Орсо поколебался. Этот парень говорил дельные вещи. Но слушать советы недавнего противника, это было уже слишком. – Сила на моей стороне.

- Уже нет. – Тот улыбнулся, глядя ему за спину. К ним приближались кавалеристы графа Эдагара.

Граф осадил потного жеребца, почти наехав на крайних солдат, шумно выдохнул, всаживая клинок в ножны.

- Мы всё-таки занялись вольтижировкой, барон. – Он усмехнулся. Лицо его осунулось, глаза блестели. – Давно мой отряд не выполнял таких лихих разворотов.

Он оглядел пехотинцев, своих и чужих. Коротко взглянул на капитана, и щека его дёрнулась. Сказал, переводя взгляд на барона Эверта:

- Мы получили приказ отступить в лагерь, господа. Я потерял много людей, и не хочу потерять ещё больше, сражаясь за эти развалины. Сейчас мы прикрываем отход наших войск. Их ещё много в городе. Если мы уйдём прямо сейчас, их передушат, как курят. Боюсь только, что я не много могу сделать. Нас явно недостаточно, а эти чёрные кавалеристы дерутся, как черти.

Выстрелы и крики внезапно стали громче, застучали копыта, из улицы, поднимающейся от центральной площади и прямо выходящей к цитадели, вылетели, высекая из булыжника искры, несколько всадников, и понеслись к ним. Подскакав ближе, один, рыжеусый кавалерист на гнедом в подпалинах коне, отирая щёку, перечерченную кровавой ссадиной, хрипло крикнул графу:

- Командир, враг у нас на хвосте! Мы оторвались, но они сейчас будут здесь!

Граф Эдгар подвигался в седле, проверил клинок в ножнах.

- Уходите со мной, Эверт. Здесь нам делать нечего. Мы уже никого не спасём.

- Капитан, вы сбежите за стены цитадели? – барон посмотрел на Орсо. – Я собираюсь дать соседям по усам.

- Что вы хотите сделать? – буркнул Орсо. Слово «сбежите» кольнуло его в самую печень.

- Капитан, вы можете приказать своим молодцам помочь нам повернуть пушки в другую сторону. Парни, разворачиваем орудия. Сейчас мы пощиплем пёрышки на шлемах этих господ в чёрном.

Он взглянул на предводителя кавалерии:

- Уходите и выводите людей, граф. Мы вас прикроем.

- Вы спятили, - нетерпеливо ответил граф Эдгар, - через час от вас мокрого места не останется.

- Зато вам этого часа будет вполне достаточно. Уходите.

Граф подобрал поводья и сказал, поворачивая коня:

- Желаю вам удачи, господин барон. Надеюсь, ещё увидимся.

44
{"b":"190113","o":1}