ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Да, да, - уже полностью бодрым, но ещё слегка растерянным голосом ответила я.

   Однако, довольно страшно засыпать под действием снотворного или алкоголя. Никто не знает, что с тобой сделают, пока ты спишь. Ведь проснуться практически невозможно, в отличие от обычного сна. К счастью в салоне следят за порядком.

   - Да-а... - спереди послышались слащавые нотки. - А вы не поможете мне застегнуть ремень? Он такой твёрдый и упругий, боюсь мне с ним не сладить. А где твой ремень? Чем ты обычно пристегиваешься? А то давай поделюсь своим, садись ко мне на колени, красавица!

   Послышался приглушённый хлопок. Точно от пощёчины! Я слегка привстала с места, поглядеть на происходящее. В середине салона находилась слегка сконфуженная стюардесса, державшая руку на правом боку. В кресле рядом с кривой ухмылкой на лице развалился пьяный Дмитрий. Он выпивает уже в начале столь серьёзной деловой поездки? Или же боится летать, вот и напился? Есть же снотворное!

   - Застегнись, не то вылетишь из кресла! - стюардесса слегка повысила голос и быстро удалилась, а Дмитрий начал ворчать.

   - Как я вылечу из кресла, если я уже лечу? Что за мистика? Или меня обманывают очередные жулики? Эй! - он обратился к корреспонденту первого канала, сидящего через проход, - человек из телевизора, ты мудрый и знаешь всё. Ответь мне, как я могу вылететь из кресла, если я уже лечу?! Вот тебе загадка Эншт... Эйнштейна!

   - Не знаю, - тот быстро отвернулся и притворился, что включает телефон.

   - Ничего-то ты не понимаешь! Только и можешь, что рассказывать о плешивом мужике и его друге, с точно такой же плешью! Ты мне уже всю плешь проел этими уродцами! Или ты им завидуешь? Так и вижу тебя перед зеркалом, выстригающим плешь! Или ты химией пользуешься? А-ха-ха-ха!

   На этом он замолчал, наконец, так как объявили посадку.

   Ну, посадка для меня оказалась схожей с взлётом и менее мучительной, потому что я не смотрела в окно, а закрыла его. Отныне ремень безопасности казался более надёжным. Неужели из-за услышанных пошлостей? Но это крепёжное приспособление, а не...

   Встающие пассажиры к счастливому совпадению прервали ненужную мысль. Потянувшись за своей сумкой, я медленно осмотрелась по сторонам. Дмитрий уже успел покинуть самолёт. Надеюсь, все наши последующие встречи обернутся лишь короткими формальными приветствиями. Противный, однако, он малый!

   На выходе из самолёта, вместо кишки стоял трап, неподалёку от которого находился небольшой автобус ярко-жёлтого цвета. Отсутствие выхлопной трубы сразу бросилось мне в глаза. Неужели на электричестве работает? Как замечательно, впервые вижу троллейбус без рогов!

   Вокруг большое поле, на одном из концов которого располагалось здание аэропорта с необычно кривой крышей. Чтоб снег сам скатывался? И чистить не надо? Быстрее бы до него доехать и посмотреть вблизи.

   Зайдя в автобус, я тут же села, поскольку сзади уже сидел Дмитрий и сильно шумел, распинаясь по поводу отсутствия у автобуса глушителя. Поневоле очутившиеся рядом с ним журналисты были вынуждены объяснять ему устройство электромобилей, и это объяснение, наконец, заставило его замолкнуть на время.

   То, что автобус уже поехал, я заметила, лишь глянув в окно. Начала движения я совсем не почувствовала, хотя, может, повлияли перегрузки, испытанные в самолёте? Взглянув в окно, я в первый раз увидела лайнер снаружи. Большие сплошные крылья, отведённые назад, длинный фюзеляж и загнутый нос. Странный вид. Что это за модель? Знать бы хоть название.

   Посмотрев направо, я увидела водителя. Первый настоящий японец. Ну, глаза у него не такие уж и узкие, жалко, что он сидит, поэтому определить истинный рост не берусь. Если наденет темные очки и замолчит, его трудно будет сразу отличить от европейца. Интересно, а додумается кто-нибудь выпускать специальную косметику для иностранцев?

   О чём это я думаю?! Какие глупости порой лезут в голову! Очки для азиатов и белила для эфиопов. А самим европейцам при въезде в Африку вручать баночку гуталина? Скорее всего, это воспримут как оскорбление на расовой почве, притом все без исключения.

   На входе в аэропорт я поняла, что именно не так. Помещения были полностью безлюдными. Они что, прекратили и вылет из страны, абсолютно перекрыв аэропорты? Боятся побега террористов в общем потоке?

   Огромное и пустое помещение навевало страх, словно город-призрак на диком западе, только в десятки раз больше и с электричеством. Здесь просто никого нет! Что же творится в самом Токио? Если первоначальные данные, хоть на сколько-нибудь верны, там сейчас всё завалено трупами и умирающими людьми!

   Нас подвели к стульям, выставленным в ряд, перед несколькими столами нашпигованными микрофонами. Посередине висела небольшая табличка с надписью: "Добро пожаловать". Однако, молодцы японцы, у самих жуткое горе, а о гостях они заботятся. Всё же, от обращения с нами зависит мнение всего мира. Ведь именно нам было поручено рассказать об их трагедии.

   Как только все расположились, какой-то расторопный японец мгновенно пробежался по рядам и раздал карточки с надписью "Пресса" на английском. Следом откуда-то слева появилось несколько человек. Один из них был одет в форму рабочего и носил каску. Зачем она ему сейчас? Показуха? Ладно, так и напишем, если что.

   Один из них заговорил по-русски, с небольшим акцентом.

   - Уважаемые господа журналисты, мы рады приветствовать вас на нашей земле. Меня зовут Катамура Кейти. Сейчас мы проведём короткую пресс-конференцию, где вы сможете задать свои вопросы, после чего вас всех отвезут в гостиницу, где вы пообщаетесь с коллегами. Ну, вы поняли... - он слегка замялся и, извинившись, сел, уставившись на соратников. Видимо, для более чёткого перевода он обязан смотреть им в рот, не слишком-то приятно.

   Человек в каске, к моему удивлению, представился пожарным. Судя по его словам, в части города, подвергшейся наибольшему воздействию, из-за мгновенной гибели людей начались неизбежные возгорания, которые очень быстро разрастались, ввиду невозможности сразу начать тушение. Судя по последнему анализу данных и остаточной радиации, эксперты пришли к выводу о взрыве нейтронной бомбы.

   Все же оставалось много непонятного. Во-первых, никто не слышал и не видел самого взрыва, а так же его не зафиксировала аппаратура. Во-вторых, не осталось никаких разрушений, что чётко показывала съёмка со спутника и данные сейсмографов. В-третьих, вызывало сомнения огромное расстояние смертельного воздействия излучения. Тем не менее, доступ в основную зону поражения радиусом четыре километра закрыли для всех, кроме пожарных и разведывательных отрядов.

   В городе работала всего одна линия метро, маршрут которой не проходил через запретную зону. Въезд и выезд из города полностью блокировали, во избежание паники и массового бегства людей, нуждавшихся в неотложной медицинской помощи. В основном лечение ожогов, вызванных радиацией и раздача медикаментов.

   Радиоактивное заражение местности представляло опасность для здоровья лишь в радиусе пяти километров от предполагаемого эпицентра. Посему горожанам рекомендовали оставаться дома. Своевременно был организован подвоз пищевых продуктов и питьевой воды, так как жители отказывались покупать пищу, считая её заражённой. Для экстренных случаев организовали систему оповещения населения, так как старая вышла из строя.

   На этом первая часть пресс-конференции завершилась и нам предложили перейти к вопросам.

   - У меня вопрос! - тут же Дмитрий, сидевший позади меня, заорал во всю глотку и вскочил, словно сел на ежа. Его никто не успел остановить.

   - Пожалуйста, - переводчик оторопело позволил ему говорить дальше.

   - Да, благодарю вас, господин хороший. Итак, вот вы упомянули некую систему тревоги. Будьте любезны уточнить, как она включается, и кто сидит за пультом и нажимает на кнопочки? Предположим, вы узнали о надвигающейся опасности, вы туда по телефону звонить будете и дежурному сообщать или как?

134
{"b":"190124","o":1}