ЛитМир - Электронная Библиотека

   Ясно одно. Японцы, сидящие за столом, не обратили внимания на состояние человека задающего вопрос, а мгновенно принялись что-то обсуждать.

   - Да, - загнусавил переводчик и, развернувшись, прислушался к пожарному, - нам понятен ваш вопрос. Безусловно, меры безопасности усилены. Так как первоначально перебои с электроэнергией были минимальными. При подтверждении угрозы или для быстрого реагирования управлять ей возможно, используя интернет через специально созданный сайт с ограниченным доступом. Сервер надёжно защищён от внешнего воздействия. Можете не беспокоиться.

   - Молодцы! - Дмитрий сел и выкрикивал уже с места. - Именно это я и желал от вас услышать!

   После ещё несколько реплик он замолк и принялся разглядывать собственные ботинки. Столы удачно размещались на одном уровне с остальными, и этот позор надёжно скрыли передние ряды, переключившие внимание на себя. Я же тихо отвернулась.

   Все мои мысли сейчас были отвлечены от самой пресс-конференции, поскольку я поставила диктофон на запись. Никогда не любила и не умела быстро записывать, а всегда полагалась либо на свою хорошую память, либо на записывающие устройства. Сейчас пресс-конференция не имеет значения. Здесь столько известных журналистов и корреспондентов, я просто должна познакомиться с кем-нибудь.

   Пора уходить из вшивой газетёнки "Московский работник", насквозь пропитанной коррупцией. Деньги можно заработать множеством других способов. Лучше всего завести дружбу с иностранными коллегами. За границей больше перспектив. Вдруг меня возьмут корреспондентом, тогда по миру покатаюсь. Но кому нужен иностранец? Простой обыватель никому, а работник прессы, которому доверили столь ответственное дело, пойдёт! Заодно погляжу на тамошних мужчин воочию, так сказать. Возможно, выйду замуж, только не за азиата, уж больно они странные. Особенно японцы и их несчастные жёны. Главное - попасть в отель. Там-то я уж найду с кем подружиться.

   Погрузившись в свои мысли, я едва не пропустила окончание пресс-конференции. Нас вежливо попросили проследовать к выходу, у которого ожидал уже другой автобус, но меня встревожила ситуация на улицах города. Начинало светать, но на улицах всё ещё было темно.

   Высокие здания с немного округлыми концами искрились иллюминацией. С первого взгляда можно было подумать, что ничего и не произошло. Однако на ярком фоне заметно выделялся тёмный кусок. Без сомнений, это недоступная часть города. Выглядит очень таинственно, она прямо покрыта мраком.

   А как же тела погибших людей? Не оставят же их разлагаться прямо на улице? Выходит, нам солгали. Но куда их помещают? Я добьюсь правды! Довольствоваться очевидной ложью и недосказанностью просто противно. Стоит прослушать запись до конца, возможно, они сообщили какие-то новые подробности. Хотя я сильно сомневаюсь в этом.

   На сей раз автобус гудел и его ровный гул успокаивал меня. Взглянув в окно, я первым делом увидела собственное отражение. Вроде всё в порядке, усталый вид пропал вовсе. Волосы лежат ровно. Потом я начала вглядываться в то, что находилось за стеклом.

   Я поторопилась судить о положении дел в городе лишь по наличию людей на улицах. Ведь сейчас как минимум раннее утро и большинство спит, спокойным или нет, но сном. Больших отличий от западной архитектуры я не приметила. Судить о различии в культуре возможно, лишь побывав в части города с историческими постройками и памятниками, а не по спальным районам. Ради сохранения индивидуальности следует дорожить исторической архитектурой. Если бы её снесли, то все города в мире стали похожи друг на друга, как близнецы.

   В глаза бросались лишь вывески и плакаты. Они были более длинными и менее широкими из-за расположения надписей. Если не ошибаюсь, иероглифами можно писать и в столбик для экономии места. Манипулировать латиницей так не получится. Это одно из немногих отличий, распознаваемых сразу.

   Почему-то во многих городах в районах ближе к центру принято вывешивать на новые здания огромные телеэкраны, показывающие рекламу. Убрать людей и надписи, и местами Токио не отличим от Москвы.

   По сути, просто замечательно, что взрыва не было. Если бы он снёс исторические постройки, город навсегда потерял свою индивидуальность. Глупо конечно радоваться этому, когда погибло много людей, но, с другой стороны, останется меньше напоминаний о столь ужасном дне.

   Совсем иной расклад пойдёт, если найдут виновников трагедии. Да, тогда следует хорошенько помнить обо всём. Если появятся виновные, вся ненависть выплеснется на них, а не станет медленно разгораться в сердцах людей, жаждущих отмщения. В отсутствии преступников гневом народа определённо начнут управлять, нацеливая его на кого угодно. Ведь нет гарантии, что спустя некоторое время Япония не обвинит Китай. У этих стран давние счёты и они ищут громкого повода для драки, прямо как малые дети.

   Здание отеля из окна автобуса показалось мне довольно высоким. Вероятно, из-за плотного стекла или освещения. Тем не менее, выйдя наружу, я поняла, что оптические иллюзии тут не причём. Строение и в самом деле заметно возвышалось над окружающими домами. Из многочисленных окон лился яркий свет. Получается, что мы прибыли далеко не первыми.

   Внутри помещение казалось меньше, чем снаружи. Диваны в холле отсутствовали, имелись лишь кресла и стулья. Вместо швейцаров были автоматические двери, как в супермаркете. Появилось ощущение, что я вошла в дорогой бутик.

   У стойки уже успела выстроиться очередь, так как я вошла последней. Портье и вовсе куда-то пропал. Чувствовалось начало небольшого переполоха. Неужели я снова не смогу нормально поспать! Что ж, достаточно и холодного душа утром, которое наступит буквально через...

   Я взглянула на часы, они показывали, что сейчас ранний вечер. Надо было переставить их! Голова моя дырявая! Единственная надежда на то, что в номере найдётся будильник. Вот только как я его выставлю, надписи же наверняка на японском языке?! Так я всё на свете пропущу.

   - Приветствую, - обратился ко мне на английском администратор у стойки.

   - Да, привет, - я постаралась улыбнуться, но как-то не получилось и я, молча, сунула ему документы. Кстати, он симпатично смотрится, высокого человека подобрали. Портье тихо пробежался пальцами по клавиатуре и передал мне ключ-карту от номера.

   - Ваша комната номер семьсот тридцать семь, находится на тридцатом этаже. Приятно провести время. Ваш коллега, должно быть уже в номере. Ему стало плохо, и портье отвёл его туда. Надеемся, что он скоро поправится.

   Администратор быстро развернулся и скрылся в подсобке, а я так не сдвинулась с места. О нет! Дура! Как же я раньше не подумала об этом! Нас поселили в одном номере, словно молодожёнов.

   Минуточку! Вся ситуация до жути похожа на сюжет романтической комедии, что я смотрела на прошлой неделе. Один в один. Только там снимались французы. Не хватало ещё влюбиться в этого умалишённого.

   Нет, нет, нет! И ещё раз нет. Кино и жизнь совсем разные вещи. Абсолютно ясно, что он просто брутальный хам, я таких на дух не переношу. К тому же ещё и начинающий алкоголик с подозрительным прошлым. Его друзья занимаются поставками чего-то из Бразилии в Нигерию. Это либо наркотики, либо оружие. И ещё есть в нём нечто странное, после его рукопожатия, мне как-то не хочется больше с ним соприкасаться. Неужели физическая неприязнь? Ну, надеюсь, что он сразу вырубится и заснёт, ещё до того, как я появлюсь в номере. Нужно только не тревожить его, а тихо лечь спать.

   Нажав кнопку тридцатого этажа, я приятно удивилась успокаивающей музыке заигравшей в лифте. Дизайн кабины тоже порадовал, никаких тебе зеркал во весь рост напротив дверей, вводящих в заблуждение. Ведь когда входишь, тебе кажется, что кто-то выходит, поэтому вешать зеркало лучше всего сбоку.

   Подойдя к двери своего номера и прислонив карточку к электронному замку, я тихонько вошла. Стена начиналась сразу после дверного проёма, а так как дверь открывалась наружу, то она быстро захлопнулась, отрезав путь к отступлению. В номере горел свет.

135
{"b":"190124","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Создатель. Предсказывать тренды. Генерить идеи. Создавать проекты
Бабаза ру
Возвращение морского дьявола
Выход из депрессии. Спасение из болота хронических неудач
Иван Грозный. Сожженная Москва
Палоло, или Как я путешествовал
Как слушать музыку
Вонгозеро. Эпидемия
Полосатая жизнь Эми Байлер