ЛитМир - Электронная Библиотека

   Повернув голову вперёд, я наблюдала, как он ведёт себя и, приблизившись, поняла, что выражение скорби на его лице является результатом нескольких бессонных ночей, проведённых.... Где-то он точно находился и что-то делал, возможно, помогал раненным или сидел в диспетчерской. Но подошёл мой черёд и минутный интерес мгновенно испарился.

   Успешно миновав паспортный контроль, я очутилась в зале отлёта. Однако возможности сесть не представилось. Рейс в Москву вылетал первым, а недостающих пассажиров уже везли на следующем автобусе. Самолёт был готов воспарить в небеса. Да.... Чересчур тонкий и благородный термин я подобрала для этой грохочущей консервной банки.

   С подобным пессимистическим настроем я застегнула ремень безопасности. Салон как-то давил своей ограниченностью, а ожидание шума двигателей бесило до невозможности, и все же было не так страшно, как вчера.

   Вчера? Ничего себе, командировка в страну восходящего солнца продлилась менее суток. А постарела я как минимум на год. Всему виною стресс, вызванный хамством и глупостью. Пожалуй, поступлю проще.

   - Не могли бы вы... - окликнула я стюардессу. - У вас есть снотворное?

   - Да, что-нибудь еще?

   - Нет спасибо.

   Получив маленькую таблеточку, я сразу же проглотила её и через несколько минут погрузилась в мёртвый сон.

  Глава 3.

   Царство снов бывает иногда неблагосклонно к своим подданным, но это не про меня. Почти всегда мои грёзы были хорошими. И в этот раз удача не прошла мимо. Пожалуй, единственным минусом была некоторая наивность и утопичность: на белом коне прискакал стройный красавец мулат и порубил в капусту всех моих обидчиков, а меня увёз в своё поместье.

   У сновидений есть ещё один огромный изъян - рано или поздно они заканчиваются, и наступает реальность. В зависимости от испытанного опыта, она оказывается кошмарной или отрезвляющей.

   В моём случае реальность оказалась кошмарно-отрезвляющей. Начну с того, что проснулась я от полученной пощёчины. Рядом стояли стюардесса с Дмитрием и ругались из-за чего-то. Потерев правую щёку, я вникла происходящее и попыталась возмутиться. Но Дмитрий сказал, что помогал стюардессе и быстро ретировался, выйдя наружу.

   Моё терпение окончательно лопнуло. Запомнив фамилию и имя стюардессы, я проследовала к выходу. Я задумала подать в суд на этого мерзавца за его оскорбления и сексистские шуточки. И вообще, какой недалёкий человек помещает коллег по работе разного пола в одном номере?! Нужно будет уточнить, законно ли это. Естественно, после того, как узнаю, где проживает Дмитрий, чтоб от суда не бегал.

   Но на этом полоса невезения не закончилась. На линии паспортного контроля возник скандал. Выяснилось, что странный друг Дмитрия не был журналистом и не вылетал в Японию. Поэтому его не хотели пропускать, а он возмущался и заявлял, что гражданину не нужно разрешение на въезд в его же страну. В перепалку вступил и Дмитрий. Через некоторое время к ним кто-то подошёл, тут-то Дмитрий и указал на меня пальцем.

   Вежливый человек примерно моего возраста с короткой стрижкой, представился сотрудником ФСБ и попросил проехать с ним для выяснения ситуации. Мы быстро вышли из аэропорта и сели в фургончик с затемнёнными стёклами. Потом мы ехали куда-то около часа и прибыли к большому зданию, огороженному бетонным забором с колючей проволокой. Строение расположилось посреди поля неподалёку от жилых домов и первоклассно охранялось.

   Войдя внутрь, я проследовала за феэсбешником по странным длинным и запутанным коридорам с однотипными пронумерованными дверьми, цифры на которых располагались в случайном порядке. Побродив так немного, он нашёл свой кабинет номер 243.

   В помещении было светло благодаря ярким лампам. Окна были вмонтированы как-то криво, и естественное освещение погоды не делало. В углу стоял большой сейф, рядом стол, заваленный бумагами, сдвинутыми ближе к углу, и ноутбуком посередине. На потолке висел вентилятор.

   За столом сидел старший лейтенант, фамилию я не запомнила, но звали его Сергеем. Он поинтересовался, какое отношение я имею к этим двоим. Я честно рассказала о своей неудачной поездке и неожиданном решении шефа, поведении Дмитрия и разговоре в разгромленном номере. Затем я дала прослушать ему диктофонную запись.

   Внимательно выслушав, он сделал пару звонков и попросил подождать. Однако сам не ушел, а стал ждать, попутно стуча пальцами по клавиатуре. Так прошло около получаса и, наконец, раздался яростный стук в дверь. От неожиданности я подскочила, но он даже не повёл бровью.

   - Да, да, войдите, - автоматически ответил Сергей. В двери показался обеспокоенный чем-то мужчина средних лет со сбритыми бакенбардами.

   - На секундочку выйди! - приказным тоном сказал он. Быстро встав, Сергей покинул кабинет, прикрыв за собой дверь.

   Так как дверь закрылась не полностью, я стала невольным свидетелем их разговора:

   - Всё, мы передаём их тебе, - сообщил этот мужчина Сергею.

   - Подождите, подождите, - опешил он, - у меня сейчас Анастасия Валерьевна, куда я её дену?

   - Ты уже допросил её?

   - Да.

   - Ну, вот попросишь её обождать в коридоре. Нет, если она что-то знает про них, лучше оставь её. Я не намерен с ними разбираться.

   - Почему?

   - Теперь они здесь надолго задержатся!

   Он понизил голос, но я продолжала слушать.

   - Понятия не имею, как, но этот Алексей Васильков знает обо мне всё, от номеров телефонов и адресов, до моих детских страхов. Я же ничего от него не добился. Короче говоря, он тот ещё фрукт! Зуб даю.

   - А что тот, другой?

   - Этот ещё страннее, попросил налить ему чая. Я вскипятил, так он целый чайник кипятка залпом выпил и хоть бы хны, ничего с ним не случилось. Я подобных трюков даже у спецназа не видел!

   - Ну, возможно, он нечувствителен к боли.

   - Нет, остались бы ожоги, а их нет. Понимаешь, нет!

   Он сделал паузу и спросил:

   - А что она про них говорит?

   - Да, довольно-таки интересная картина вырисовывается. Полагаю, Дмитрий Васильков дал взятку, чтобы его отправили в Японию как журналиста. Целью же его было забрать оттуда Алексея. Не рискну предполагать, каким образом он умудрился пересечь их границу, но тут их постигла неудача.

   - Да, по крайней мере, задержим их за незаконное пересечение границы. Не удалось выяснить, чего им там надо было?

   - Ну, насчёт этого... - чувствовалось, что Сергей не хотел высказывать, что ему известно.

   - Не тяни резину, продолжай!

   - Есть запись их разговора, но там какая-то чушь про завоевание мира, ядро земли... Я бы счёл за пьяный бред, но судя по голосам, они были трезвые.

   - Так, всё с ними ясно... Решили поиздеваться над нами, но ничего, после тебя посидят в холодной камере и хорошенько обмозгуют своё положение.

   - Когда приведёте?

   - Через пять минут будут у тебя, после всем сразу ко мне в кабинет.

   Раздались удаляющиеся шаги, и Сергей вернулся на своё место за столом. В ожидании он уточнил несколько мелких деталей, в том числе спросил о мерседесе Максима Сергеевича, пообещав заняться им тоже. Закончить он не успел, поскольку привели Дмитрия с его сообщником.

   - Ох... очередной безумный фанатик, - грубо начал Алексей. - Распихали, видите ли, всяких неудачников по пыльным кабинетам, одели в слегка потёртые пиджаки. Но их сущность не изменится никогда.

   - Попрошу без оскорблений! Или привлечь вас к ответственности? Я ведь при исполнении должностных обязанностей. Ведите себя спокойнее и присаживайтесь... - лейтенант так и не закончил предложение.

   - Секундочку! - Алексей, жестом указательного пальца остановил его. Следом взял стул и, повернув его спинкой вперёд, уселся, широко раздвинув ноги. - Я называю вещи своими именами. А назвал я вас так не беспричинно. Вы ведь Родине служите? Так?

141
{"b":"190124","o":1}