ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фитнес глазами врача: опасные и безопасные мышечно-скелетные тренировки
Крестный отец
Марафон: 21 день без сахара
Мажор
Хан. Рождение легенды
Психология энергии
Макраме. Самое полное и понятное пошаговое руководство для начинающих
Англия. Глазами воронов
Еда мира

   - Да, - всё, что сумел выговорить ошарашенный служитель закона. Он был не готов встретиться с такой тщательной подготовкой.

   - Чудненько!

   Дядюшка Зигмунд достал из кармана шариковую ручку, несколько бумажек и отдал их Мухаммару.

   - Если вы решите не сразу раскрыть всю правду своим коллегам, вот вам ложные требования. Тут всякая чушь, не вникайте в неё, а просто перепишите на чистый листок.

   - Да.

   Судя по внешнему виду, переговорщик сдался и, не возражая, шустро всё переписал.

   - В двух кварталах отсюда есть ювелирный магазин с дорогими элитными изделиями. Вы принесёте прямо сюда всё содержимое сейфа и некоторые наиболее ценные экспонаты с витрины. Я отвожу вам на это ровно час с того момента, как вы покинете нас и присоединитесь к товарищам.

   - Подождите, вы дали нам слишком мало времени. К тому же полиция не может ограбить ювелирный магазин!

   Мухаммар попытался взять всё под свой контроль.

   - Это не грабёж. Государство купит для нас ювелирные изделия на деньги налогоплательщиков. Вы обязаны осознавать, что на кону не только жизни заложников, но и репутация полиции и страны в целом. Если вы проигнорируете нас, во-первых, мы убьём полицейских. Пока у нас есть заложники здесь, мы спокойно подорвём бомбы. В этом случае, вы предстанете перед интернет-аудиторией полными идиотами, с легкостью попавшими в ловушку преступников. А высоким чиновникам, принимающим данное решение, передайте вот что... - Дядюшка Зигмунд поднял руку и указал в верхний угол туалета. Там, под потолком, болталась видеокамера.

   - Вы что, снимали наш разговор с самого начала? - спецназовец, впал в окончательный ступор.

   - Да! - дядюшка Зигмунд повернулся к камере и, раскинув руки, продолжил. - Уважаемые зрители, если вы смотрите эту запись, то ваши чиновники предпочли жизням людей деньги! И они пожертвовали даже полицией! Как же вы будете доверять друг другу, служители порядка?!

   - Вы планируете шантажировать нас? - Мухаммар позеленел.

   - Я уже это делаю. Вы не перенесёте удара сразу с трёх сторон. Выполните требования, и ситуация разрешится сама собой, все останутся довольными. Не геройствуйте и не подключайте свой интеллект к борьбе, вы столкнулись с превосходящей силой. Сдаться и повиноваться - единственный бескровный выход.

   Мухаммар ничего не сказал, а лишь кивнул.

   - Не забывайте, что ваше лицо увидит весь мир. Нет ничего постыдного в поражении. Ваша цель сохранить человеческие жизни, а не деньги.

   - Да, я понял.

   - И ещё! Не пытайтесь заглушить сигналы скрытых камер. Тогда бомбы взорвутся автоматически. Когда нам принесут драгоценности, я отпущу половину заложников и выдвину дальнейшие требования. Надеюсь на вас, Мухаммар.

   Мы возвратились в кафе, где дядюшка Зигмунд вручил побеждённому переговорщику свежую копию записи из туалета и отправил его восвояси. Я же осталась прикованной к бездушному истукану.

   Коробка, нахлобученная на его голову, выглядела крайне необычно. Постоянное спокойствие дядюшки Зигмунда поражало, в то время как другие его подельники заметно нервничали. Они ходили из стороны в сторону, постукивали зубами, иногда тяжёло дышали.

   Все заложники лежали лицом вниз, а когда кто-то пытался нарушить своё положение, его тут же одёргивали и ударом пистолета возвращали к реальности. Вскоре после ухода Мухаммара все камеры наблюдения были сбиты. Спецназ утратил контроль.

   - Зачем вы всё это делаете? - я таки отважилась спросить. - Ведь пострадают невиновные люди.

   - Хе-хе. А вы забавная особа. До ужаса нормальная, вот как бы я вас охарактеризовал.

   - Что?

   - Подавляющее большинство женщин инстинктивно отвергают чрезмерно жестоких мужчин. Например, у некоторых видов обезьян наиболее агрессивные самцы убивают собственных детёнышей. Поэтому и у женщин срабатывает животный инстинкт против агрессии: это своего рода защита потомства. Холодный расчёт, гарантия того, что муж не навредит детям в припадке гнева. Конкретнее говоря, женщины не терпят убийц. Безусловно, сие явление распространяется не на всех. Есть определенный процент мутантов и извращенцев, но их слишком мало. Ещё никто не пострадал, а вы уже бьёте тревогу. Если вы полагаете, что я слишком агрессивный, то разумнее помолчать. Кто знает, вдруг от ваших речей я моментально взбешусь и уничтожу всех на своём пути. Ха-ха-ха!

   Ненавижу, когда мне подобным образом затыкают рот, но я замолчала. Сейчас не время для философских бесед! Как он планирует уйти без жертв?! Это же невозможно! Он окружён и ему не дадут сбежать. Или же он что-то придумал? Я провела оставшееся время в раздумьях, но так и не смогла понять ход его мыслей.

   Отпущенный час подходил к концу, и Дядюшка Зигмунд снова не спеша повёл меня по пустым холлам к главному выходу, у которого красовалась одинокая чёрная сумка.

   - Открой её и покажи мне, что внутри, - велел он.

   Я расстегнула молнию. В вечернем свете ламп засверкали драгоценные колье, броши, серьги, браслеты, кольца. Завораживающее зрелище, оторваться было просто невозможно. Но Дядюшка Зигмунд схватил её и быстро ушёл вместе со мной. Создавалось впечатление, что оцепление и весь спецназ нисколько его не тревожил.

   - Вы, двое!

   Он позвал двоих из шести подельников.

   - За мной! - и в очередной раз он зашёл в туалет.

   Распахнув настежь одну из кабинок, он извлёк оттуда пакет и швырнул его на раковины. Двое других как по команде извлекли из него инструменты и принялись вынимать драгоценные камни из оправ. Закончив, они запихали всё камни в четыре надувных шарика и крепко завязали. Потом передали их Дядюшке Зигмунду. Он уверенно встал над унитазом и смыл первый шарик.

   - Зачем же спускать их в унитаз? - вырвалось у меня.

   - Канализационная труба куда-то же выводит воду. Не сложно выяснить, куда конкретно. На данный момент на другом её конце сидит мой человек и принимает посылку.

   Он спустил второй шарик.

   - На всякий случай в контейнеры помещён радиомаячок.

   Третий шарик отправился в путешествие.

   - Вот собственно и всё, все сокровища уже уплыли.

   Последний шарик с громким хлюпающим звуком растворился в унитазе.

   - Но что вы предпримете дальше? - любопытство пересилило страх и отвращение.

   - А вот этого вам знать и не следует!

   Он отстегнул меня и приказал вывести наружу, где меня уложили лицом в пол.

   Из унизительного своего положения я видела только чужие ноги и ничего значимого. Но вскоре послышался отчётливый свист чудных кроссовок Дядюшки Зигмунда. Он выходил из туалета. Зачем он переодел обувь?

   Тут меня осенило! Он рассчитывает переодеться и выйти в качестве заложника, а на сообщников ему плевать! Вот ведь хитрый лис! И главное, что я никак не смогу ему помешать.

   - Ты, встать! Ты тоже!

   Преступники собирались выводить часть людей, а вместе с ними и их главаря! В чём загвоздка и почему они столь преданы ему?

   Удаляющийся топот ног известил меня о том, что вскоре он покинет пределы супермаркета и растает среди огромного количества людей. Он рассчитывал, что никто не сможет увидеть его лица, а записи наблюдения уничтожат. Тут-то на сцене и возникну я!

   У меня есть его фотография от того самого случайного туриста. Поведаю полиции, что я давно следила за ним и точно видела его во главе захвата. И из неизвестной персоны он превратится в особо опасного преступника, разыскиваемого Интерполом, увеличившим свой штат за последний год в десять раз. Какое счастливое стечение обстоятельств! Теперь и обществу есть в чём обвинить их!

   - Вставайте! Вы свободны, идите и позовите сюда сапёров!

   Я приподняла голову. Произнес это один из террористов, переодетый в одеяния Дядюшки Зигмунда, снявший с себя маску-коробку и сложивший оружие.

   Я в растерянности поднялась. Окружающие тоже постепенно приходили в себя и с полным недоумением на лицах осматривались. Никто не решался дать дёру. Вид неожиданно сдавшихся агрессоров вводил в замешательство.

164
{"b":"190124","o":1}