ЛитМир - Электронная Библиотека

   Я все ещё сомневался, что мы попали туда, где не могли оказаться. Но, в агрессивности местных я уже успел убедиться и то, что нас могли укокошить, было вполне реальным.

   Я тоже как-то раз смотрел фильм про путешествия по другим мирам. Мы перемещались три раза. Означало ли это, что мы побывали в трёх разных реальностях? В предыдущей вселенной, скорее всего, была та же эпоха. Если исходить из этого, то неизвестно, когда именно мы попадём в следующее пространство-время, если вообще такое снова свершиться.

   Выходило, что мы можем застрять здесь надолго или же мимолётно побывать. Неопределённость меня не радовала. Но и давала надежду. Мы могли наткнуться на более развитое общество, как технологически, так и культурно. А там нас точно на костре не сожгут. Но это была только догадка. Необходимо высказать её Второму для его успокоения.

   − Послушай. - Заговорил я с ним. - Мы три раза оказывались в разных местах, значит ли это, что мы проскочили три реальности? К тому же мы понятия не имеем, когда это произойдёт снова, так что есть возможность того, что мы здесь ненадолго. Ты же вроде любишь фантастические фильмы, коль о них всё время твердишь. А там герои, попадают не только в средневековье, но и в более развитые эпохи. Может, мы в следующий раз окажемся в технологически продвинутом обществе, они нам и подсобят. - Глупо звучало, но это должно было его успокоить. Послышалось цоканье языком. Первый недовольно покачивал головой. И вскоре я до меня дошло почему.

   − А-а-а... - Завизжал Второй. - А если мы очутимся в голом космосе? То есть там, где нет планеты Земля! Или вообще под водой, под землёй, на огромной высоте. Страшновато да?

   Ну и варианты развития событий он предполагал. Конечно, такое могло случиться, но исходя из уже прошедшего, вероятность этого была не столь огромной.

   - Да пошло всё. - Вдруг успокоился он. - Лучше над этим не думать. Снимите с него одежду. - Приказным тоном сказал он нам.

   − Это ещё зачем? - удивлённо посмотрел на него Первый.

   − Не ясно, что ли? Будем брать всё, что плохо лежит. Иначе говоря, попросту обворуем его.

   Этого я никак не ожидал услышать. Ограбить человека. Как-то непривычно и страшновато. Ну и затеи были у Второго.

   −А одежду-то, зачем снимать? - Не унимался Первый, − а о том, что за это в тюрьму сажают, ты не подумал?

   − А тюремного срока не боишься? - Я постарался отговорить Второго от его безумного порыва.

   − Какая тут тюрьма, это параллельный мир. - С усмешкой в голосе ответил он. - Никаких тебе милиционеров, криминалистов, судмедэкспертов. Мы не разговариваем на местном языке, как я и ранее сказал, мы смертники. Нам нечего терять, никто нас не накажет. Отсюда вывод, будем делать, что хотим.

   Посмотри, сколько яблок набрал этот путник, и ты оставишь их ему? Еда-то у нас рано или поздно закончится, а новую провизию откуда брать? Вот она лежит, прямо перед нами. Или ты голодным предпочитаешь быть?

   Разумный аргумент, привёл этот охламон. Мне уже захотелось кушать, а продуктов оставалось все меньше. С другой стороны, почему этот человек упал? Полез за яблоком и навернулся. Жадность тут не причём, свою роль сыграла тупость, по-другому, лень ума.

   Оглядевшись по сторонам, я увидел палку, лежащую на траве. Подняв её, я размахнулся, прицелился и запустил в то яблоко. Она попала по ветке, и то, не удержавшись, упало. Я поднял его и рассмотрел внимательно. По бокам оно уже покраснело и по всем остальным признакам полностью созрело. Почему же он не поступил как я, воспользовавшись наиболее рациональным методом.

   Ответ был прост: не хватало ума. Этот одинокий тип был довольно глуп, если полез на вершину. А с глупцами церемониться не стоит. Положив яблоко в общую кучу, я завязал плащ узлом и перекинул его через плечо.

   − Дерзайте, я не против этого. - Я сообщил им своё мнение.

   − Яблоки мы возьмём, но зачем нам его одеяние? Объясните. - Что-то в одежде волновало Первого.

   − Порежем её на кусочки и будем использовать в качестве туалетной бумаги. - Четвёртый настолько осмелел, что опустив пакеты, принялся стаскивать с того рубашку. Погодите. Как туалетную бумагу? Мне, конечно, приходилось подтираться газетами, листьями, даже собственными трусами. Но никогда, чьей либо одёжкой. Ну, пусть творят с ним что хотят, мне безразлично, что станется с таким человеком, который о себе-то позаботиться толком не может, из-за своего скудоумия. К тому же он христианин, а это очередное преступление, против разума и свободы. Таких преступников жалеть, себе же проблем нажить.

   Четвёртый умудрился все-таки стянуть с него рубаху и, свернув её, засунул в один из пакетов. Штаны снимать с него никто не стал. Больше ничего здесь нас не задерживало, и мы тихо зашагали по дороге. Только что я участвовал в ограблении. И что с того? Меня это не особо проняло. Наказания не последует, нечего бояться. Угрызения совести отсутствовали полностью. Я был спокоен, как удав перед кроликом.

   − А это бодрит. - Нарушил гробовое молчание Четвёртый. - Интересно приписывать деяние наше к воровству или грабежу? - Зачем-то спросил он нас.

   − А какая разница-то? - Наивно поинтересовался Второй.

   − Огромнейшая. - С вдохновением в голосе начал объяснения Четвёртый. - Воровство - тайное хищение имущества. Грабёж - открытое хищение. Хищение - незаконное изъятие, по-другому. За грабёж больше срок дают. Наши действия можно квалифицировать как воровство. Мы же тайно свершили хищение. - Задора это мне определённо не прибавило, но и не пристыдило. Просто лишние слова. Зачем нужно было об этом упоминать?

   − Атеисты грабят христианина. Положительного имиджа это нам не прибавит. - Поздно Первый спохватился. Никто, кроме нас об этом не знал, о каком имидже могла идти речь?

   − Да кто бы говорил. Они куда хуже нас, атеистов. Мы обворовали того человека по необходимости, ну и потому что он христианин, конечно. Не стоит борцам с Богом стоять в стороне и давать им поблажки. Как они к нам относятся, так и мы к ним. Око за око, зуб за зуб. К тому же все христиане потенциальные нацисты, а это уже серьёзное подспорье.

   Впервые слышал, чтобы христиан относили к нацистам, тем более всех сразу. Необходимо было снискать подробное объяснение сему неожиданному открытию.

   − Нельзя ли уточнить, почему ты относишь их к нацистам? Жутко любопытно узнать. - Спросил я у Четвёртого.

   − Сейчас всё поймешь. - Весело подмигнул он мне. - Слушай. Как сказано в библии: "Возлюби ближнего своего как самого себя". Вроде добрые и хорошие слова, но послушай мои сперва: "Возлюби всех людей как самого себя". Не правда ли они гораздо лучше предыдущего изречения?

   А различаются они как земля и небо. Почему именно ближнего своего, а не всех живущих на этой бренной земле? Первое понятие подразумевает и другое, то есть существование дальних людей. А чем они отличаются от ближних сородичей? И почему надо любить только того, кто близок тебе?

   Тут, у того, кто живёт по этой заповеди, возникает логичный вопрос, а как отличить ближнего своего от кого-то ещё? По его убеждениям, по тому, где он живёт, по цвету кожи? Вот тебе и потенциальный нацизм.

   Это наихудшие слова, которые я когда-либо слышал. В них скрытая угроза, порождающая истинное зло в сердцах людей. Почему мои утверждения, того кто, не верит в бога, хочет и будет пускать людей в мясорубку, по смыслу гораздо лучше, нежели этого любителя ближних, распятого на кресте римлянами. Наверняка они наказали его за нацистские проповеди.

   Вот это да! Четвёртый настоящее оружие атеизма в борьбе против тьмы религии! Я даже, стал его немного уважать.

   − Золотые слова. - Поддержал того Второй. - Хотя и звучат немного оскорбительно для христиан. Они бы сразу пустили в ход кулаки.

   − Где это и кого я оскорблял. Это моя версия трактовки библии, причём не лишённая смысла и имеющая своё объективное обоснование. И потом, во многих странах есть националистические партии. Не думаю, что причисление к ним является чем-то оскорбительным. Наоборот, они будут рады узнать, что весь христианский мир на их стороне.

39
{"b":"190124","o":1}