ЛитМир - Электронная Библиотека

   − Судя по всему, это волчица с потомством. - Сделал свой вывод Третий. - А значит, это её территория и она будет нападать на нас на ней, дабы защититься. Видел, как она оскалилась? Мы должны прикончить её вместе с волчатами. - Озлобился он.

   − Обожди! - приостановил его Второй. - А разве потомство у них не к зиме появляется. А сейчас лето. Как-то странно выходит.

   − Не у всех волков дети зимой родятся. - Начал поправлять того Третий. - И потом, здесь может быть отличное время года. Не в этом суть, а в том, что мы первыми должны атаковать. Слушайте сюда внимательно, волчата, скорее всего ещё очень маленькие, поэтому мать их не бросит, безусловно, они кормятся ещё её молоком.

   Вот мой план: Я беру лопату, встаю позади входа в нору и начинаю её раскапывать. Второй и Первый прикрывают меня стрельбой по отверстию, если волчица вздумает вылезти и бороться за свою жизнь. Когда же я докопаюсь, то буду бить по ней топором, а вы поможете мне. Из норы, вероятнее всего, только один выход, так что деваться ей некуда. Поняли меня! - Он сильно повысил голос. Мы все закивали в ответ. Как хорошо, что он забыл про меня. Но, я стоял с трубой в руках наготове, на случай если она всё-таки выскочит.

   Заняв своё место, Третий начал копать. Из норы послышалось грозное рычание и у меня ноги задрожали от страха. Третий всё продолжал, по ходу дела всё больше и больше злясь. Неожиданно волчица попыталась вылезти, но Второй пустил в неё стрелу, тут-то всё и пошло наперекосяк. Стрела впилась ей в лапу и та, задёргалась и завыла, при этом, не отступая назад, а продолжая вылезать. Первый не успел среагировать вовремя, и та выбралась наружу.

   Очутившись на свободе, она тут же бросилась на Второго, который стоял ближе всего к ней. Он дико завизжал и прыгнул в сторону, волчица промазала. В тот момент Третий, схватив лопату покрепче, с диким криком бросился к ней и стукнул её прямо по голове. Та, опешив, не успела отреагировать, и была поражена. Тут я понял, что без моего участия им не победить. В три счёта подскочив к ней, я ударил её арматурой по задним лапам. Подкосившись, волчица упала и в её бок вонзилась стрела, пущенная Первым, затем ещё одна в глотку, её запустил Второй.

   С диким хрипом она начала дергаться. А Третий продолжал молотить её лопатой и громко орал жуткие ругательства, которые даже я никогда в жизни не слышал. Та уже была давно мертва. Но Третий всё ещё бил уже бездыханное тело. Крови вытекло совсем немного, она текла тонкой струйкой из ран, в которых торчали стрелы. Наконец, Третий прекратил свои действия и громко со злостью в голосе, заговорил:

   − Ты на кого зубы скалила, гнида?! Никто, мать вашу, не смеет на меня так смотреть! Будь то животное или человек. Всех порешу!! - С этими словами он отошёл от забитого зверя и принялся зарывать нору, из которой слышался жалобный писк волчат. Бросив последний ком земли, он отошел. Из закопанной норы уже не доносилось никаких шорохов. Всё мы были слишком взволнованы.

   − Ура! - Крикнул Второй. - Так ей и надо, сволочи эдакой! Она ещё и сопротивляться вздумала. - Он пнул ногой дохлый труп. - Вот что будет с теми, кто встанет у нас на пути.

   − Я почему-то чрезвычайно рад тому, что прибил зверюгу. А это оказывается, весьма бодрит. - С азартом сказал я.

   − А то! - Ответил не менее радостный Первый. - Видели, как я ей в бок попал! Вот это класс! Наверное, такой же экстаз чувствуют охотники, загоняя и добивая дичь! Просто здорово! Хочу ещё. - Неожиданно возбудился он. Мне тоже жутко понравилось, но добавки я не особо желал, потому что это весьма и весьма опасно.

   − Всех защитников животных надо сводить на охоту! Тогда они резко переменят свои идеалы. Такое удовольствие просто непередаваемо. Совсем не то, когда я вязал того бородача с повозки. - С широкой улыбкой на лице, почти оскалом, выразился Третий.

   − Это, скорее всего, потому, что он не оказывал такого сопротивления, как эта тварь. - Объяснил Первый. - А ты, похоже, настоящий садист. - Третий и вправду своим поведением напоминал садиста.

   − И что с того? - Безразличным тоном ответил он.

   − Да ничего. - Спокойно сказал Первый. - Простая констатация факта, я лично только за это.

   Я тоже не был против сего явления. Так Третьего можно заставить делать то, что мне угодно, используя его агрессивную натуру. И из него бы получился неплохой защитник в случае нападения других диких лесных обитателей, которых с этого момента я ненавидел так же, как Третий.

   Терпеть не мог я так же сердобольных старушек, подкармливающих собак на улицах. Потому что те потом нападали на прохожих. А эти тупые бабульки не знали, что у псин свои понятия о территории и, давая им пищу, они лишь поощряли их агрессию.

   Второй начал вытаскивать стрелы из мёртвой туши. Зачем ему это понадобилось?

   − Почему бы тебе не оставить их там? - Спросил его Первый.

   − Ты что с ума сошёл? - Саркастическим тоном ответил тот. - Они нам ещё пригодятся. Думаешь, в древние времена на поле боя после битвы всё так и оставляли? Оружие тогда имело большую ценность, поэтому его забирали с собой. Даже наконечники стрел выковыривали из трупов. Тела своих хоронили или забирали, а врагов скидывали в яму или речку. Стрелять у нас есть чем, а когда закончатся боеприпасы, что будешь делать? Поэтому-то надо беречь вооружение.

   Он полностью прав. Я на всё сто процентов согласен с ним. Вытащив их Второй, поковырялся ими в земле, очищая от крови и вырванных кусочков плоти с мехом.

   − То, что здесь есть волки, отличный показатель. - Объявил Третий.

   Что в этом было хорошего? Я собственными глазами видел, на что способны эти злобные твари, с одной особью мы кое-как справились. При этом я чуть не наложил в штаны.

   − А поконкретнее нельзя? Что-то до меня не доходят плюсы этого явления. - Второй в своих словах выразил и моё мнение.

   − А ты мозги напряги, герой, - усмехнулся Третий. - Как ты успел заметить, люди и дикие звери не очень-то уживаются вместе. - При этом он показал на результат нашей работы. - И если тут есть одни, то других нет, и они сюда не заходят. Можем, пока, расположится здесь. Надо пожарить курицу, пока она не испортилась.

   Верно, я хотел, есть мясо. Но кто будет разделывать, и готовить их?

   − Ты, вроде, хвалился, что умеешь стряпать? - Обратился ко мне Первый. Делать всё придётся мне? Безусловно, раньше я запекал курицу, но уже разделанную и замороженную. Проще всего сделать её с лимоном. Надрезать целый плод в нескольких местах, засунуть внутрь и около часа печь в духовке. Но, ощипывать и потрошить я не умел. И чем её разрезать? Здесь даже кухонной доски нет.

   − Где я буду её разделывать? - Я задал законный вопрос. - И чем?

   − У меня топор острый, когда ощиплешь, просто разруби пополам и вынь потроха. - Начал наставлять меня Первый. - А мы пока соберём дров для костра, он должен быть большим, так как на нём будут жариться сразу три тушки. - Он передал мне свой топорик, который видимо недавно был заточен и вместе с остальными направился собирать хворост.

   Предо мной лежали три объекта кулинарии. С чего бы начать? Отрубить голову и слить кровь. Но где я это сделаю? На мягкой почве не выйдет. В поисках чего-либо твёрдого, я привстал и осмотрелся.

   Тут я заметил лопату, оставленную Третьим на могиле ещё живых волчат. Должна сойти вместо доски, осталось покрыть её чем-нибудь. Развязав плащ, в котором мы несли оставшуюся свёклу и несколько яблок, я высыпал их. Накрыв им нижнюю часть лопаты, я положил на это сооружение первую курицу и принялся рубить.

   Как и ожидалось, голова отлетела не сразу. Когда же я управился со всеми, то положил их рядышком, и принялся ждать, пока загустевшая кровь вытечет из них. Плащ был изрядно испачкан, как и мои руки. А вымыть их было просто негде. К тому же они не спешили убирать прочь убитое животное. Так и оставим его рядышком лежать?

   Обождав, пока натечет приличная лужица кровищи, я принялся ощипывать их. Это в новинку, крайне непривычно и неудобно. Перья крепко держались за кожу, а когда же я вырывал их, то они летели во все стороны. Скоро, подле меня было разбросано полно пуха и перьев, словно я разорвал подушку.

49
{"b":"190124","o":1}