ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения
Северное сияние
Нахал
451 градус по Фаренгейту
Счастье по-драконьи. Новый год в Академии
Тринадцать загадочных случаев (сборник)
Умирай осознанно
Под давлением. Эпидемия стресса и тревоги у девочек
Будешь торт?
Содержание  
A
A

— О боже! — сказала Райли со страхом в голосе. — Мы идем в канализацию. Боюсь, меня вырвет.

— Дыши ртом.

— Не очень помогает.

Туннель перешел в трубу, такую широкую, что в ней можно было спокойно проехать на автомобиле. Он спрыгнул в грязь, медленно текущую вниз, и повернулся, чтобы помочь ей.

— По крайней мере, сейчас поздний вечер. Не так много людей будет смывать за собой свои дела.

— Это немного радует. — Она поморщилась, когда ее ноги погрузились в поток. — Неподходящая обувь для таких прогулок.

— Ты всегда можешь вернуться.

— А ты всегда можешь заткнуться и идти дальше.

Он усмехнулся и двинулся вперед, за потоком воды. Существо — пятно неправильности, которое его чувства никак не могли зафиксировать, — было где-то там.

Но чем ближе они к нему подбирались, тем сильнее ощущалась неправильность, которую оно источало.

Райли резко остановилась:

— Я чувствовала такое раньше. Это хамелеон.

Хамелеоны — редкая порода нелюдей, которые могли сливаться с любым фоном, буквально становиться его частью. А еще они были свирепыми хищниками, которых чрезвычайно трудно убить.

Он нахмурился:

— Обычно хамелеоны не живут в городах. Они предпочитают более дикие места.

Сказав это, он простер свои чувства вокруг себя, бросив цепкий, более внимательный взгляд на существо впереди, и оно действительно казалось похожим на хамелеона.

— Может, и так, но этот очень стар. И он гниет, как те, с которыми мы когда-то столкнулись в подземной лаборатории.

Она колебалась:

— Ты не думаешь, что это могли быть те же самые, правда?

— Сомневаюсь. Управление полностью зачистило то место.

— Да, но ведь не говорили, что никто не убежал?

— Не вижу смысла приходить сюда.

— Если он хочет отомстить за убитых детенышей и партнера, он вполне может счесть нас ответственными за это, раз мы их обнаружили.

Это было вполне возможно. Хотя хамелеонов часто воспринимали как нечто менее развитое, чем животные. Данная точка зрения не основывалась ни на каком фактическом научном материале, поскольку существа были почти неуловимыми и сложными для изучения. И именно такое существо привело их сюда. Что само по себе предполагает наличие высокого интеллекта.

— Ловушка может быть хорошо подготовлена. Тебе надо пойти и позвонить в Управление, — сказал он.

— Оставив тебя один на один с этой тварью?

Это было произнесено безапелляционным тоном, даже воздух задрожал от неодобрения.

— Райли, у меня есть преимущество перед ними…

— Квинн, я не собираюсь уходить и оставлять тебя одного.

Ее раздражение волнами катилось сквозь него и искушало резко и властно заставить ее уйти и тем самым спасти. Но она бы никогда не оценила его заботу. Действительно, даже если бы у него получилось уберечь ее от опасности, в итоге это, вероятно, погубило бы его долгосрочную цель — сделать так, чтобы она принадлежала ему.

Поэтому он только покачал головой и продолжил идти. Казалось, холод в окружающем воздухе сгущается, как и ожидание. Амбре сточных вод еще присутствовало, но в нем уже различался свежий запах земли. Он придирчиво осматривал сырые стены, но не мог заметить ничего, что указало бы на новый проем.

Он бросил взгляд на Райли:

— Ты чувствуешь этот запах?

— Опиши, какой этот.

Ее голос был отрывистым.

— В этом месте много разных запахов, и большинство из них мерзкие.

— Земля. Недавно разрытая земля.

— Это впереди, ярдов десять или около того.

Видеть этого он не мог, но полагался на иные чувства, кроме зрения.

— Чувство ожидания растет, — добавила она. — Мне не нравится ощущение от того, к чему мы приближаемся.

Ему оно тоже не нравилось. Он замедлил темп движения, вынуждая Райли сделать то же самое. Их взорам предстала еще одна трещина, больше, чем первая: грязь, камни и бетон были обрушены, наполовину перекрывая скудный поток и перенаправляя его в трещину.

— Там что-то странное.

Ее слова резко оборвались, и рука выскользнула из его руки. Он повернулся, но ощущение ее в темноте, искры ее жизненной силы, пропало. Она будто испарилась.

Гнев, захлестнувший его, был таким сильным и холодным, что ничего подобного он не испытывал за все свои тысячу двести лет жизни. Резко взметнувшись, ярость так же быстро ушла, сменившись тяжелой пустотой, заполненной уверенностью, что он вернет то, что ему принадлежит.

Он развернулся, пытаясь своими экстрасенсорными чувствами найти хоть какой-то намек на ее присутствие. Но темнота хорошо хранила свои секреты: он не чувствовал ни ее ритмичного пульса, ни вообще хоть какого-нибудь признака жизненной силы.

Скорее всего, она лежала без сознания в объятиях хамелеонов, умеющих идеально сливаться с фоном.

Но она не была мертва. Пока.

Он погрузился глубоко в себя, в ту потаенную часть души, которая никогда не принадлежала ни человеку, ни вампиру, используя силы, давно покинувшие этот мир и исчезнувшие во тьме. Это было больше чем просто закутаться в тень и больше чем слиться с фоном, как это делали хамелеоны. Он сам стал тьмой, воздухом, тенью, тем, кого невозможно заметить, услышать или почувствовать.

Он плыл к трещине. Это было единственное, что можно было предпринять. Хамелеоны захлопнули свою ловушку. Все, что он мог теперь сделать, — это разыскать их и заставить за все заплатить.

Вода, сочившаяся под его ногами, начала закручиваться, когда он достиг некой преграды. Он покачивался, стоя в трещине, созданной странными существами. Стены были сырыми и истекали влагой, а воздух — тяжелым и затхлым. Хотя чувство ожидания уже миновало и не было никаких признаков наличия тварей или Райли, он знал, что они ушли дальше.

Та его часть, которая делила кровь, могла чувствовать ее близость, даже если он не видел ее жизненную силу и не слышал мысли.

Туннель шел сквозь землю, медленно загибаясь вниз. Постепенно путь стал расширяться и наконец завершился в огромной старой пещере.

Они были здесь.

Он остановился, запоминая то, что видел перед собой. Живые темно-красные пятна — хамелеоны, Райли — ее жизненная сила напоминала жаркий язык огня — лежала на земле.

Он принял свою обычную форму и напал. Их было четверо — один покрупнее, трое меньших размеров. И они не ощутили его присутствия, так как были очень увлечены своей добычей.

Он пронесся мимо, схватив двух молодых хамелеонов, и швырнул их через всю пещеру. Затем схватил третьего, но тут на него набросилась мать. Ее когти выстрелили в его сторону, оставив кровавые царапины. Запах крови растекся в воздухе, и сквозь темноту рванулся голод. Но эти пожиратели плоти хотели не просто крови, а гораздо большего.

Он схватил третьего маленького хамелеона за шею и со всей силы бросил им в мать. Она, издав высокий яростный вопль, попыталась поймать и спасти свое дитя.

Пока хамелеоны занимались собой, он подхватил Райли и потащил ее к противоположной стороне пещеры рядом с трещиной, но фактически не касающейся ее. Борьба на близкой дистанции никогда не была хорошим выбором.

Одним глазом присматривая за тварями, он легонько ударил Райли по щеке. Плохо! В такие моменты совсем нет времени для деликатности. Она пробормотала что-то неразборчивое, затем ее глаза открылись.

— Больно!

— Больно сделают хамелеоны, если ты сейчас не встанешь.

Рев матери почти заглушил его слова.

Он развернулся, заслонив собой покачивавшуюся Райли.

Существа слились с темнотой. Он переключился на инфракрасное зрение, следя за приглушенным пламенем жизненной силы матери и выжидая, когда она появится прямо над ним, потом стал наносить мощные удары прямо в живот, толкая ее назад, к побитым детенышам. Используя всю силу своего веса, он вбивал ее в землю, пока короткий вскрик твари внезапно не прервался.

Он схватил существо за шею и сжал так сильно, как только мог, но шкура была толстой и плотной, а шея покрыта мускулами.

32
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мартин Скорсезе. Главный «гангстер» Голливуда и его работы
Озорная девственница для дракона
Семьдесят пять шагов к смерти
12 магических дней. Волшебство Нового года для жизни вашей мечты
Волшаны. Пробуждение Земли
Возвращение в Острог
После ссоры
Я отпускаю тебя
Золушка за тридцать