ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стамбульский реванш
45 татуировок личности. Правила моей жизни
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Психология управления изменениями
House Witch. Полный путеводитель по магическим практикам для защиты вашего дома, очищения пространства и восстановления сил
Gears of War: Господство
Почему со мной никто не дружит? Психологическая помощь детям-изгоям
Два сапога. Книга о настоящей, невероятной и несносной любви
Идеальная ставка
Содержание  
A
A

Его пальцы скользили вниз по ее телу, затем его руки обхватили ее, посылая волну воды, разбившуюся о бортик и выплеснувшуюся на плитки, когда он развернул их так, чтобы она была снизу, а он — сверху.

— Ага, контрол-фрик снова борется, — прошептала она, и веселье плескалось в ярких глазах. — Терпеть не можете сильных женщин и все такое.

— Как будто есть другой способ управлять вами, — пробормотал он, выпуская ее руки и снова соскальзывая вниз по ее телу.

Когда он нежно втянул в рот ее сосок, она мягко вздохнула, и ее тело выгнулось к нему, тихо его подгоняя.

Он дразнил ее, трогал, возбуждал, пока ее кровь не закипела, а тело не задрожало, и все, что он хотел сделать, — это похоронить себя глубоко в ней, освободиться, наполнив свою душу ее кровью и жизнью.

Но не сейчас. Не прямо сейчас…

Он чуть приподнялся и снова завладел ее губами. Его поцелуй был столь же настойчивым, как и прежде, наполненным неутомимым желанием, которое пылало между ними.

— Знаете, — она тяжело дышала, — для так называемого контрол-фрика вы проделываете слишком большую работу по взятию того, что хотите.

Он улыбнулся ей. Его цепкий взгляд бродил по ее прелестям, столь же крутым и симпатичным, как она сама.

— Не думаю, что вы оценили бы настойчивость, если бы это грозило уменьшить ваше собственное удовольствие.

— Поверьте мне, вы бы ничего не уменьшили.

Он изменил положение, так чтобы оказаться между ее ногами, и прижался к ней, поддразнивая, но не входя.

— Таким образом вы даете понять, что хотели бы, чтобы я вас взял?

Она усмехнулась:

— Если у вас нет чего-то поинтереснее, чем можно было бы заняться.

Он замедлил сердцебиение, пытаясь собраться с мыслями.

— Нет, — ответил он. — Не думаю, что есть.

С этими словами он глубоко вошел в нее. И это было великолепно, так великолепно. То, как ее тело обхватило его. Это был момент завершения и цельности, помимо обычного удовольствия, которое могло бы зародить жизнь в других, но в нем мог только ее поддерживать.

Он начал двигаться, и она двигалась вместе с ним. Ее податливое тело дрожало от нарастающего удовольствия. Он мог почувствовать ее желание и потребность, ведь скоро он попробует ее кровь, и это питало его собственную жажду большего. Он стал двигаться отчаянно, быстро, и она была здесь, с ним, принимая все, что он мог ей дать.

Она задыхалась, хватаясь за бортик ванны, чтобы удержаться, поскольку его движения становились все быстрее и резче. Наконец наслаждение захлестнуло ее, и она раскрылась полностью, издавая стоны, нарастающие по мере интенсивности оргазма. Еще один толчок — и мысли и время остановились, когда он кончил, втискиваясь в нее глубоко и сильно, теряясь в ней, а его зубы вошли в ее шею, и он наконец заполучил жизненную основу, в которой так нуждался.

Она кончила снова, ее дрожь прокатилась через его тело, ее разум заполнил его, дополняя его. Делая их единым целым.

Она принадлежала ему в снах и в жизни, и однажды, совсем скоро, она узнает об этом.

Он был уверен.

Перевод К. Федоровой

Кимберли Рэй

Укусы любви

Лучшего места для встречи с вампиром не придумаешь! Быстрая музыка в стиле ретро лилась из современной стереоустановки и сотрясала стены модного клуба на Манхэттене. В воздухе висел табачный дым. За длинной, от стены до стены, барной стойкой не было ни одного свободного места. И кругом зеркала — на высоких стенах, на полу, на потолке. По краям танцпола стояли велюровые диваны и столики из стекла и хрома. Стробирующий свет вспарывал мрак вдоль, поперек и по кругу, выхватывая из извивающейся массы то одного, то другого танцующего.

Танцпол буквально сочился декадентством и сексуальной озабоченностью. И еще дерьмом…

Я стояла у барной стойки и наблюдала за мужчиной слегка за сорок, в широких брюках и простой белой рубашке. Он подошел к двум девушкам, потягивающим «Космо». Сначала они его игнорировали, демонстративно смакуя коктейли, но чем больше он улыбался и говорил, тем больший интерес проявляли.

Сразу видно — мастер!

В повседневной жизни мастер представлялся Джеймсом Блумфилдом, агентом «Истребителей сверхъестественных существ», сокращенно ИСС, а ближе к ночи становился Джимми Блу, музыкальным продюсером. Во всяком случае, такую байку он рассказывал в клубах вроде этого.

Джеймс дни напролет скучал за письменным столом, определяя местонахождение каждого вампира — прирожденного и обращенного — и каждого оборотня — от волка до тойтерьера, — замеченного между Чайна-тауном и Гарлемом. С наступлением темноты Джимми пускал в ход свои дерьмовые байки — какие угодно, лишь бы выследить и уничтожить намеченную жертву.

Джимми — один из лучших ИСС, а по совместительству — мой босс, наставник и дядя.

Меня зовут Даниэль Блу, и я — потомственная ИСС. В XII веке мой пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра (пожалуй, хватит уже «пра») дедушка впервые в истории убил вампира. С тех самых пор Блу истребляют нечисть.

Жизнь члена семьи Блу как структурная формула — рождение, несчастливое детство (представьте, каково расти в гнезде суперубийц!), мучительно-болезненный подростковый возраст (боль приходит с пониманием того, что мама не председатель родительского комитета, а папа строгает осиновый кол не для того, чтобы поставить палатку), окончание школы, а потом — семейный бизнес. Я влилась в него с небольшим опозданием, потому что мечтала нарушить традицию и заняться чем-то другим. Целый год я грезила о лаврах знаменитой художницы, написала десятки картин, но не продала ни одной. Обнищав, я вернулась к родителям и вывесила белый флаг: забросила кисти и вступила в резервный отряд спецназа ИСС.

Догадываюсь, о чем вы подумали: визитка с надписью «Дани Блу, ИСС» отпугивает парней, как серебро — вампиров. Что ж, вы правы. Но некоторые вещи, например восьмисотлетняя семейная традиция, намного важнее кувыркания в постели. С особой охотой под этим подпишется девушка вроде меня, для которой секс не томные киношные стоны, розовые лепестки и клубника со сливками.

Как насчет бесцеремонности, пердежа и фразочек типа: «Давай, детка! Поработай с моим шлангом»? Увы, я не шучу. Именно так любил меня заводить мой бывший бойфренд. В самый первый раз я и впрямь завелась — после того, как, нахохотавшись, поняла: он хоть и неотесанный, но милашка. Однако романы с неотесанными милашками недолговечны. Наш продлился два года. Вообще, с парнями я сущий тормоз, поэтому всего у меня было три приятеля.

Мой первый роман начался в седьмом классе, где я просидела три года из-за непроходимой тупости в математике, и продлился до девятого. Сколько бы тот козел ни плевал на меня, я искала ему оправдание: вдруг у него повышенное слюноотделение? Не мне, мол, нос задирать, у самой хроническое неусвоение алгебры.

В старших классах у меня был Тодд, обожавший трахать девиц из группы поддержки. Но я раз сто давала ему последний шанс. Я ведь не понаслышке знала, что такое зависимость: в ту пору без «Твинкиз» и «Ореос» просто жить не могла.

Тодда сменил Райан, он же — автор фразочки про шланг.

Сейчас, в двадцать два, я готова отдохнуть от парней, романов и всего, что с ними связано. Пора проверить, чему я научилась за четыре года в отряде резервистов.

Мои лирические рассуждения резко прервали: кто-то толкнул меня в спину и я налетела на девушку с бокалом яблочного мартини.

— Сука! — прошипела она, не дав мне растянуть губы в робкой улыбке.

— Извините! — проговорили сзади заплетающимся голосом, щедро облив пивом мою вываренную джинсовую куртку.

Спешу пояснить: я отнюдь не гламурная киса. Искусством шопинга не владею и уже лет десять покупаю одну и ту же модель «ливайсов» на пуговицах. Единственная более-менее модная вещь, которую я надела в тот вечер, — рейбаны. Если честно, даже они были не стильным аксессуаром, а средством самозащиты. Видите ли, вампиры способны читать мысли и манипулировать людьми, но только если смотрят им в глаза.

34
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женить принца
Темное время
Одесский пароход
Приручи свои гормоны: простые способы быть здоровой
Мохито для изгнанника Тьмы
Живи, детка! Истории бывшей онкобольной
Тень Основателя
Магия шипов
Прекрасная помощница для чудовища