ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Порочный
Влюбиться без памяти
Диплом по некромантии, или Как воскресить дракона
Как слушать музыку
Коронавирус. Вирус-убийца
Жар моей кухни
Как оставаться человеком на работе
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Содержание  
A
A

Себастьян каким-то образом распознал в Виктории венатора и не скрывал, что очарован. Потом тот момент в его кабинете…

— Вы так молчаливы, дорогая, — прервал ее воспоминания Филипп. — Надеюсь, мое появление не нарушило ваших планов, записанных в бальной карте? Хотя я должен признаться, что готов отстаивать свое право на вальс с вами. Или, смею надеяться, вальсы?

Виктория виновато улыбнулась. Она не раз отказывала ему или прерывала танец, когда долг призывал ее выследить и проткнуть вампира.

— Вальсы. Я с радостью принимаю множественное число, если вы не вздумаете похитить драгоценные шпильки из моей прически. Я, сэр Робин, наслышана о проворстве ваших пальцев.

В его глазах блеснуло одобрение.

— Как я имел смелость признаться, ваше величество, меня влекут не драгоценности.

— Что же вы цените выше? — спросила она, забывая о Себастьяне Виже, вампирах и обо всем, кроме склонившегося к ней высокого мужчины.

— Нечто бесконечно более ценное и восхитительное…

В этот в высшей степени неподходящий момент Виктория ощутила знакомый холодок в затылке. Она знала, что причина ледяного покалывания не сквозняк. Чутье венатора предупреждало, что рядом вампир.

Проклятие!

Решив на время забыть о предупреждении, Виктория скромно отвела глаза от теплого взгляда Филиппа. Он уже поцеловал ее однажды и ясно давал понять, что надеется на повторение.

— Вот как? — машинально ответила она, облизнув губы, и только потом заметила его внимательный взгляд.

Щеки у нее потеплели, сердце забилось чаще. Как странно: сталкиваясь с неумершими демонами, она была свободной и бесстрашной, а рядом с влюбленным в нее мужчиной чувствовала себя не в своей тарелке.

— Сдается мне, вам жарко в этом тяжелом платье, — продолжал Филипп, крепче обнимая ее за талию. — Не выйти ли нам на воздух полюбоваться луной?

Ей именно этого и хотелось, а еще найти тихий уголок, где можно поцеловаться. Однако чувство долга высоко держало свою уродливую голову, и Виктория не могла позволить себе забыть о присутствии неумершего. Нельзя было терять время, потому что вампир мог — или могла — увлечь за собой жертву.

— Я бы с удовольствием полюбовалась садом леди Петронильи, в июне он так хорош. Но, споткнувшись, я оборвала оборку на юбке и хотела бы сначала зайти в комнату отдыха. Возможно, ее смогут починить.

На миг в его глазах мелькнула досада, но Виктория ласково улыбнулась:

— В саду будет совсем темно, и я боюсь порвать ее еще сильнее.

Упоминание темного сада и улыбка, которая сопровождала эти слова, немного успокоили Филиппа.

— Хотите пить? Пока вы занимаетесь платьем, я мог бы принести лимонад.

Виктория весело улыбнулась. При первой встрече Филипп, узнав, что все ее танцы расписаны и второго раза не будет, подал ей лимонад. С тех пор это стало их тайной шуткой.

— В самом деле, мне было бы очень приятно.

К тайной радости Виктории, вальс закончился. Как только они с Филиппом выбрались на край танцевальной площадки, она выскользнула из его рук и повлекла свои неуклюжие юбки в сторону дамской комнаты. Но едва он отвернулся, сменила направление и смешалась с маскарадной толпой.

Виктория еще не настолько освоилась с чувствительностью венатора, чтобы определить, на каком расстоянии находятся вампиры и сколько их. Макс и бабушка Евстасия уверяли, что со временем она этому научится, а пока холодок подсказывал лишь, что неумерший близко.

Поскольку никто не мог войти в дом без приглашения, Виктория допускала, что он или она скрывается под маской, притворяясь одним из приглашенных. В таком случае распознать злодея будет еще труднее.

Она протиснулась между молочницей, позванивавшей двумя, к счастью пустыми, ведрами, и одетым в камзол Ромео и вдруг нос к носу столкнулась со златовласым лютнистом.

— О милый венатор, — мурлыкнул тот, подхватывая ее под руку, — я счастлив, что вы последовали за мной. Не уйти ли нам потихоньку, чтобы закончить дискуссию, начатую в «Кубке»?

— Себастьян, — ответила она скромно, стараясь не привлекать внимания и высвободив свою руку. Если мать увидит ее тет-а-тет с мужчиной, который не только не носит имя маркиза Рокли, а вовсе не имеет титула, она тут же бросится в бой, чтобы прервать их разговор. — Что вы здесь делаете?

Виктория почти ничего не знала о Себастьяне, в частности, можно ли ему доверять. Но в одном она была уверена: он не тот вампир, которого она ищет.

— Да просто веселюсь на маскараде, как и вы, я полагаю. Приятно видеть вас здесь, ma cherie, хотя, признаюсь, ваш костюм говорит о дурном вкусе, учитывая, какой печальный конец выпал на долю ее величества. По словам моего деда Борегара, это был довольно кровавый инцидент.

Она отступила на шаг. Что это — предостережение? Покалывание в затылке под волосами напомнило, что ее ждет дело.

— Зачем вы здесь? — повторила она.

Чувственные губы изогнулись в хитрой улыбке, чуть приподняв маску.

— Может быть, дело в том, что я знал: здесь будете вы, и к тому же под этой маской я чувствую себя свободнее. — Его ладонь опять скользнула ей под локоть, и он придвинулся к ней, насколько это позволяли юбки и обручи кринолина. — Я заметил, что, увидев меня, вы избавились от лорда Рокли.

Виктория поняла, что он ведет ее сквозь толпу в глубину дома. Поскольку ее все равно интересовало именно это направление, она позволила Себастьяну считать себя хозяином положения. В конце концов, сила vis bulla позволяла в любой момент вырваться и избавиться от его присутствия. Распутник Бендлеворт, попытавшись заманить ее в темный угол, убедился в этом на прошлой неделе. Кроме того, Виктория, хоть и доверяла Себастьяну не больше, чем своей способности отшвырнуть на милю пышнотелую герцогиню Фарнхем, чувствовала, что лучше не оставлять его без присмотра. Особенно если рядом вампир.

Они выбрались из толпы гостей и направились к парадной входной двери. Холодок в затылке усилился, подсказывая, что направление выбрано верно.

Вдруг Виктория услышала тихий вскрик в одной из комнат и рывком выдернула свою руку. С замиранием сердца она вытянула из-под многочисленных оборок юбки кол и поспешила вперед по коридору. Юбки зашуршали, и она прокляла себя за то, что позволила матери выбрать костюм, а не оделась, как собиралась, в легкую свободную тунику Дианы. Тогда кол можно было бы спрятать в колчан на плече.

Виктория добежала до единственной плотно закрытой двери. Несомненно, крик донесся из-за нее. Затылок по-прежнему чувствовал холод, но на сердце было спокойно. Оглянувшись, она обнаружила, что Себастьян, будь он проклят, скрылся. Однако сейчас ей было не до него.

Она покрепче перехватила кол, еще раз прислушалась и сжала прохладную дверную ручку. И снова услышала тихий крик боли по ту сторону двери.

Виктория повернула ручку и быстро, беззвучно открыла дверь. В комнате было темно. Свет давал только огонь в камине, разожженный не столько ради тепла, сколько для освещения. По стенам плясали черные и красные тени. Она окинула взглядом комнату.

В углу сплелись тени мужчины и женщины.

Виктория помедлила, занеся кол, и потом до конца дней благодарила себя за эту заминку. Потому что, всмотревшись, не только не увидела красных горящих глаз и длинных белых клыков, но и различила на одной из теней длинное белое платье Цирцеи.

Матушка?

Второй тенью оказался высокий и стройный лорд Джеллингтон — первый поклонник матери.

Виктория втянула ноздрями воздух и попятилась за дверь, радуясь, что пара слишком увлеклась — чем бы они ни занимались, — чтобы ее заметить.

Матушка…

Неудивительно, что она так спешила выдать дочь замуж: избавившись от материнских обязанностей, можно и собой заняться.

Виктория поспешила вглубь коридора. Остановилась, прислушиваясь к своим ощущениям. Да, холодок в затылке по-прежнему ощущается.

Из фойе наверх уходил плавный изгиб лестницы. Может быть…

Виктория подобрала несносные юбки и взбежала по ступеням, сжимая кол в руке. Туфельки бесшумно ступали по ковровой дорожке. Холодок слегка усилился, и охотница довольно улыбнулась. Кажется, она напала на след и скоро избавится от досадного присутствия неумершего… И сможет вернуться к Филиппу, лимонаду и лунному свету.

67
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фуд-фотография. От теории к практике
Жеребец
Витька на Кудыкиной горе
Чужой: Изоляция
Безразличные матери. Исцеление от ран родительской нелюбви
Sapiens. Краткая история человечества
Анатомия одной семьи
Кладбище домашних животных
Быстрая ходьба лечит