ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осознанность. Ваш новый путь к счастью
Секретарь для эгоиста
Убивая Еву: это случится не завтра
После
Легкий способ бросить пить
Босс знает лучше
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Уродина
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Содержание  
A
A

Когда я очистил от крови лицо, руки и одежду, девушка уже исчезла. Сцена опустела, факелы погасли, словно никакого шоу не было. Привычное чувство одиночества накрыло меня с головой.

Двадцатидвухлетняя Летиция Кондит шла по жизни своей дорогой. Первым шагом стало поступление в колледж, которое ее родители, вечно сидевшие без денег, считали бессмысленным. Основной дисциплиной девушка выбрала театральное искусство, получала стипендию и подрабатывала, а летом, работая полный день, посещала школу пантомимы, которую студенты окрестили Немым университетом.

Мать Летиции думала, что дочь станет выступать на ярмарках, по крайней мере пока не обзаведется малышами, или будет клоуном на детских утренниках. Отец жизнью дочери вообще не интересовался. После окончания колледжа пришла пора сделать очередной шаг. Больше всего Летицию привлекали характерные роли, только для женщины-мима их не так много. Она категорически отказывалась от ролей вроде леди Годивы («У тебя же волосы как раз для этой роли!» — восклицала преподавательница) — никаких раздеваний, ничего недостойного.

В выпускном спектакле Летиция блестяще исполнила роль королевы-девственницы. Спектакль показывали трижды — два раза во Французском квартале и один в школе пантомимы. Получение гонорара сопровождалось по-королевски милостивым кивком и циничной улыбкой, на которые она была мастерица. Даже погруженная в роль, Летиция слышала шепот «восторженных» зрителей, которые не поняли, кого она играла. Догадки были одна глупее другой. «Может, она, как бишь ее, королева Елизавета? Или Анна Болейн?» — «Нет, она папесса Иоанна!»

Хотелось играть кого-то посексапильнее, но не скатиться на порно. Присмотревшись к Французскому кварталу и его обитателям, Летиция выбрала роль вампирши. Сексапильности хоть отбавляй, но есть место и силе, и уверенности в себе. В итоге ее номер купило турагентство и сделало финальным аккордом своей экскурсии. Главное — группу развлечь, а чем Летиция занималась после, никого не касалось. Агентство даже предоставило сцену и факелы. После окончания шоу Летиция звонила Кипу и просила все забрать. Набожный групповод Кип роль вампирши не одобрял, но всегда мог выручить в трудную минуту.

Благодаря Кипу Летиция не боялась ни алкашей, ни смутьянов и за ночь получала до ста долларов, помимо того, что платило агентство. Она зарабатывала на жизнь своим искусством и получала огромное удовлетворение. Плевать на то, что поссорилась из-за этого с придурком Кевином! Чего ради она за него так цеплялась? Конечно, он жеребец что надо! Впрочем, без постельных утех Летиция выступала лучше, хотя зачастую в крохотной квартирке чувствовала себя одинокой и покинутой.

Порой после выступлений она не могла заснуть и тогда начинала строить планы. До конца лета она работает на Джексон-сквер, а осенью придется делать новый шаг. В принципе Летиция могла выступать в барах, но от таких выступлений рукой подать до других. Даже в самых приличных заведениях следовало обнажаться хотя бы частично.

Иногда ночью Летиция бродила по Гарден-дистрикт — непременно навещала Сент-Чарльз-авеню и дом Энн Райс в знак симпатии к вампирам. Одиночки, изгнанники, эти бедняги не выбирали свою судьбу. Чувства Летиции отражались в ее шоу. У дома Энн Райс она впервые увидела типа, которого окрестила Графом.

С легкостью призрака он вышел из тени деревьев на озаренную светом луны и фонарей улицу. Летиция сперва так и подумала: призрак, да и кладбище Лафайета под боком. Сама она, наоборот, слилась с тенью. Ей казалось, Граф чувствует, что она рядом, хотя в ее сторону он ни разу не взглянул. Граф разглядывал дом Энн Райс так, словно хотел запечатлеть его в памяти. Он не шелохнулся, когда из машины высыпала очередная ватага обдолбанных подростков. Они гримасничали, застывали в идиотских позах «под вампира», снимали друг друга на сотовые и хохотали. Вдоволь насмотревшись, Граф развернулся и не по-призрачному быстро зашагал к трамвайной линии.

Граф был одет совершенно обычно — темная куртка, футболка, темные брюки. Что-то в его лице было ирландское: тонкие черты напоминали театральную маску, грустную, но сексапильную. Его лицо казалось несчастным: немного усталости, немного скуки, но прежде всего апатия, неверие и безнадежность. Лицо стоика, случайно доставшееся лузеру. Летти считала себя наблюдательной — иначе мимом не станешь. Время и место встречи, а также некоторые внешние особенности наводили на одну мысль: он настоящий. Он — Граф. Порой мысли о нем «зажигали» Летти на целое представление.

Однажды Граф появился на ее шоу. Летти даже расстроилась: такой элегантный, стильный, подтянутый, а ходит на экскурсии для вампироманов и смотрит пантомиму. Когда он появился снова, Летти решила: это очередной старпер, который глазеет на ее сиськи и плюет на искусство. Но потом что-то изменилось. Возможно, девушка видела то, что хотела, но его интерес казался личным. Вдруг это не старый приставала, а охотник за талантами? Вдруг он ищет именно ее? Вот было бы здорово!

Сегодня вернулся мерзкий сталкер. Девушки-мимы не раз обсуждали, как справляться с назойливыми зрителями. Поэтому она просила Кипа ее забирать, и тот, как ни морщился и ни ворчал, согласился, что это необходимо. После выступления Летти всегда была взвинченной и в то же время выжатой как лимон. Тот сталкер, судя по выражению лица, считал Летти сексуальной рабыней. Он терся вокруг нее на прошлой неделе, потом исчез, и она вздохнула с облегчением, но сегодня появился снова. Летти позами показывала, что злится, но сталкер не желал ничего видеть. Он напирал на нее, стараясь выбить из колеи, превратить в продажную девчонку…

… но Граф схватил его за шкирку, что-то шепнул и проворно оттащил в сторону. На Джексон-сквер ни тот ни другой не вернулись. Шоу закончилось — Летти сунула деньги в сумочку, повесила ее на плечо, накинула плащ и зашагала в направлении, куда исчезли мужчины.

Никого… Летти все переулки проверила. Сталкер и Граф как сквозь землю провалились. Она уже собралась позвонить Кипу, когда в подворотне заметила тело мужчины. Летти боязливо приблизилась, но мужчина не пошевелился. Это же сталкер! Господи, он без сознания, шея и грудь в крови! Летти прикоснулась к его рубашке — кровь липкая… От ужаса Летти застыла на месте, но тут же вскочила и понеслась назад на Джексон-сквер, к свету.

Вот сцена, вот факелы — все как прежде, словно ничего не случилось. Летти позвонила Кипу, и тот ответил, что уже в пути. По ярко освещенной стороне площади, сквозь пропахший пивом и рыбой туман Летти побежала к реке. В машине она дрожала и, погруженная в мысли, не заметила, что следом едет такси. Быстрее пули девушка влетела в квартиру и закрылась на все замки. Сегодня никаких прогулок! Летти не видела, как элегантный мужчина с седыми висками выбрался из такси и переписал с таблички над звонком ее имя и адрес. Чуть позже он позвонил на номер, который добыл у консьержа, и автоответчик Летти зафиксировал его сообщение.

Сообщение Летти заинтриговало. Граф оказался пусть не охотником за талантами, как она надеялась, а журналистом-фрилансером, который хотел написать о ней большую статью. Статья в газете, да еще с фотографиями, — это не хухры-мухры! А какой у него голос! Глубокий, бархатный, от этого каждое слово приобретает особый смысл. Судя по выговору, Граф был не из местных. «Из Новой Англии», — подумав, решила Летти. «Такая статья наверняка поможет вашей карьере», — в заключение сказал Граф. Летти поверила и перезвонила.

Далеко не сразу, но Летти согласилась поужинать с Графом после шоу. Надо отдать ему должное, он приглашал не в бар и не в креольскую забегаловку, а в очень приличное заведение, куда ходят ради еды, а не ради обстановки. К тому же Граф пообещал быть на шоу. Летти решила встретиться с ним в людном месте. Бархатный голос — это здорово, но, в конце концов, береженого Бог бережет.

Мысль о встрече за ужином вдохновляла Летти во время выступления. Хватит бродить в темноте и уползать домой одинокой букашкой. Сегодня она делает шаг навстречу профессиональному успеху, которого жаждала не меньше, чем вампир — крови. Летти продемонстрировала все свои любимые позы: вот обольстительница, вот смертельные объятия, вот оскал, вот подготовка к кровавой трапезе, вот панический страх перед крестом, а вот снова дерзкий взгляд через плечо и зубастая улыбка. То ли потому, что Летти завелась, то ли потому, что была пятница и экскурсанты пришли целой толпой, но деньги так и сыпались в коробку.

71
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не проблема, а сюжет для книги. Как научиться писать и этим изменить свою жизнь
Как говорить с детьми о разводе. Строим здоровые отношения в изменившейся семье
Настоящая жизнь. Вам шашечки или ехать? Универсальные правила
Ближняя Ведьма
Слово и Чистота. Проекция
Быстрая черепаха
Лось на диване, верветка на печи
Основы глубокого обучения
Большая маленькая ложь