ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Манифест инвестора: Готовимся к потрясениям, процветанию и всему остальному
Мамская правда. Позорные случаи и убийственно честные советы. Материнство: каждый день в бою
Робким мечтам здесь не место
Лабиринт Фавна
Человек Противный. Зачем нашему безупречному телу столько несовершенств
Список для выживания
Всё! Доводи до конца. Синдром незавершенных дел
Малк. Когда у тебя нет цели
Тиран 2. Коронация
Содержание  
A
A

В общем, Сол быстро согласился принять больного, хотя была суббота и часы приема давно закончились. Если честно, он особо не возражал хотя бы потому, что присмотрел в «Серкит-сити» плазменный телевизор и быстро прикинул, сколько можно содрать с того хлыща. Личная жизнь тоже не страдала. Сол был одинок — ни жены, ни подруги.

Нельзя сказать, что в любви ему не везло. Ничего подобного! В зубоврачебной школе его звали Сверлом, причем сверлил он не только гнилые зубы. Но личная жизнь давно заглохла и простаивала в сыром гараже его существования. А с кем сейчас крутить романы? Разве что с выпускницами Колледжа Сары Лоренс, которых он встречал в синагоге, а ведь каждой из них хорошо за тридцать.

Обвислая грудь, седеющие, из принципа не крашенные волосы, попы широкие и мягкие, как диванные подушки, — у этих красавиц имелось собственное мнение обо всем — от использования фэн-шуя в интерьере приемной до употребления смертельно опасной пастромы, которую так любил Сол. Биологические часы тикают, в голове доллары — Сола эти дамы штурмовали одна за другой.

Сол Тайтл отмалчивался. Он давно бы разбил стакан под хуппой, если бы не страсть, тайная и постыдная. Эта страсть гнала его в киоск за свежим «Плейбоем» и заставляла тратиться на «особые» каналы кабельного телевидения. Сол мечтал лишь о голубоглазых блондинках с маленькими носиками и именами вроде Банни. Иначе говоря, его темным сефардским глазам требовались гоянки, желательно голые.

Итак, субботним вечером парень-гот, одетый во все черное, сидел в стоматологическом кресле, Сол мурлыкал мелодию из «Призрака оперы» и изучал рентгеновский снимок. Он решил, что зуб можно спасти, но придется поставить коронку.

Профессиональное красноречие не подвело — Сол объяснил пациенту, что с зубом и как можно заплатить за прием. Впрочем, у него имелся один вопрос: нужно ли сохранить заостренный кончик клыка или лучше подкорректировать его форму и надеть такую же коронку на зуб с другой стороны? «Очевидный плюс второго варианта — красивая улыбка», — заключил Сол и осклабился, демонстрируя ровные белоснежные зубы.

Даже с полным ватных тампонов ртом пациент захохотал. От смеха, напоминавшего треск льда на реке, рентгеновский снимок задрожал в пухлой руке Сола. Тогда пациент, назвавшийся Брайсом Каньоном, сказал, что он вампир и по очевидным причинам кончик зуба следовало сделать поострее.

Вопреки скептицизму, любопытству и как минимум небольшому страху, Сол сохранил профессиональное хладнокровие. Голова заработала в турборежиме: он оценивал риск, взвешивал все за и против.

— Для такого, как вы, здоровье зубов имеет первостепенное значение, — наконец проговорил Сол.

— Верно, — прошамкал сквозь вату Брайс.

— Опытный стоматолог, ну, такой, как я, мог бы удовлетворить потребности — уж простите за каламбур! — вам подобных.

Брайс Каньон кивнул.

— Тогда, пожалуй, нам нужно поговорить, — заключил Сол.

Брайса Каньона по-настоящему звали Кормаком ОʼРайли. Он был профессиональным танцором, хотя в бродвейских шоу участвовал лишь изредка, и нестареющим жиголо. Даже слегка одурманенный лидокаином, Брайс мгновенно оценил перспективы сотрудничества с жирным стоматологом. Он подгонял бы пациентов-вампиров, разумеется за определенное вознаграждение, а Сол обслуживал бы их с должным профессионализмом и деликатностью.

— Думаю, вам самому нужно стать вампиром, — после лечения предложил Брайс, откинувшись на спинку темно-коричневого диванчика из кожзаменителя. Длинные худые ноги он положил на журнальный столик. — С точки зрения бизнеса это положительно скажется на доверии пациентов.

Предложение показалось заманчивым, даже возбуждающим, в первую очередь из-за своей противоречивости, но Сол, устыдившись, мгновенно взял себя в руки.

— Исключено. Я человек верующий, боюсь, в иудаизме это считается грехом, — не слишком уверенно проговорил он.

— Не вижу, что здесь греховного, хотя у живущих в сумеречной зоне иное отношение к вере и моральным принципам, — проговорил Брайс, скрестив руки за головой, а когда посмотрел в потолок, его лицо стало хитрым-хитрым. — Зато фантастический секс гарантирован. Женщины обожают вампиров.

— Неужели? Почему? — Слова «женщины» и «секс» действовали на изголодавшегося Сола не хуже пения сирен.

Кабинет снова огласил леденящий кровь хохот:

— Ну, приятель, мы же сексапильные плохиши, которых дóлжно направлять на путь истинный. Такое с полуоборота заводит!

Сол задрожал:

— Позвольте мне все обдумать.

Брайс почувствовал, что не просчитался, — наживка проглочена.

— Конечно! Давайте встретимся завтра вечером, и я вам все покажу и расскажу, а заодно и познакомлю с приятелями. Может, тогда будет проще определиться?

— Да, пожалуй, — кивнул Сол.

Заснуть так и не удалось. Следующим утром Сол приготовил кофе и тосты и хотел посмотреть общественно-политическую передачу, но все мысли были о предстоящей встрече с вампиром. Подумав, он счел свою жизнь неплохой, разве только немного скучноватой. Так, может, стоит встряхнуться? Например, взять отпуск и поехать в Майами, а не превращаться в Дракулу?

Тем не менее рассказы Брайса заинтриговали его. Сол давно мечтал о физической силе, которой, как ему казалось, обладают вампиры. Превращение в полубога — именно это обещал Брайс — привлекало возможностью получить мускулистый живот без диет и потения в спортзале.

К тому же он будет здоров, даже если станет ежедневно есть солонину и пастрому, начнет курить кубинские сигары и каждый вечер будет выпивать по бокалу мартини. Высокий холестерин и склерозирование артерий уйдут в прошлое.

Если он станет «стоматологом неживых», исчезнут финансовые проблемы. Разве это плохо?

С другой стороны, перспектива вечной жизни Сола совершенно не прельщала. Брайс говорил, что вампиры не стареют, только вот… У Сола был дядя Сид, доживший почти до ста лет. В последние годы Сид выглядел не слишком привлекательно, особенно когда надевал плавки и плескался в бассейне жилого комплекса для пенсионеров в Ормонд-Бич. Однако сейчас Сол вспоминал психическое состояние дяди. «Зачем мне жить? — ныл старик. — Ни целей, ни маленьких радостей не осталось. Женщины и еда не интересуют. Я готов сыграть в ящик!»

Вдруг вечная жизнь превратится в вечное бдение в стоматологическом кабинете?

А вот от рассказов о сексе мутнел рассудок и бросало в пот: втроем, групповой, оральный, анальный, тантрический, садомазохистский. Целый шведский стол экзотических деликатесов, и Брайс якобы перепробовал все. Сможет ли Сол познать это утонченное наслаждение?

Брайс поклялся здоровьем матери, что сможет. Холодный рассудок подсказывал Солу: вампиру доверять не стоит, но выбор между унылой жизнью и превращением в суперклассного, суперсексуального, супертаинственного мужчину казался очевидным.

Тем не менее день клонился уже к вечеру, а Сол все не мог решить, стоит ли ехать с Брайсом по вампирским притонам. Но тут позвонил старый приятель Хоуи. Хоуи унаследовал практику в Верхнем Ист-Сайде от отца, который вышел на пенсию и перебрался в Бока-Ратон. Среди клиентов Хоуи попадались политики и кинозвезды, и он просто обожал кичиться умением «укрощать строптивых красоток».

«Клянусь, она меня практически изнасиловала! — хвастался Хоуи. — Я думал, что умер и вознесся на небеса. Только представь, обворожительная двадцатишестилетняя брюнетка выскочила замуж за старого козла и теперь изнывает от скуки. Да плевать мне, что титьки силиконовые! Зато какие минеты делает! Я кончал и кончал…» — без умолку трещал Хоуи.

Болтовня Хоуи стала последней каплей. Сол затолкал беспокойство в самый дальний уголок души и, едва дождавшись заката, уехал в Бруклин. Сегодня ночью он будет развлекаться среди вечно живых!

В среде манхэттенского вампирского андерграунда царили порочность, декадентство и самопоглощение. Последнее роднило его с нью-йоркским андерграундом живых. В других отношениях он превзошел самые смелые ожидания Сола и оказался кошмарнее самых жутких кошмаров.

74
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не говори, что у нас ничего нет
Кризис самоопределения
Извлекатели. Группа «Сибирь»
Хранители времени: как мир стал одержим временем
Сама себе стилист
Философия подвига
В постели с миллиардером
Хищник
Твое уникальное счастье. Простые и эффективные практики для счастливой жизни