ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Джеймс Миранда Барри
Стопа, спорт и здоровье
Цифровой этикет. Как не бесить друг друга в интернете
Готовим без кулинарных книг
Живи легко!
Дело в маске. Бизнес-квест: собрать 2,3 миллиона подписчиков за 1 год
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Думай и богатей. Главные идеи философии успеха
Начать всё сначала
Содержание  
A
A

А поскольку ноги уже не слушались и она просто не могла стоять, Морган шагнула вперед и прильнула к мужчине, обвив руками его плечи.

В горле его что-то заклокотало, когда он в ответ прижал девушку к себе. Казалось, воздух вокруг них сейчас вспыхнет, но тут мужчина заговорил, разрывая Морган душу:

— Ты должна бояться меня. Почему ты не боишься?

— Я хочу стать твоей, — с усилием выдавила она.

— Я не делал этого… очень давно. Возможно, я буду слишком груб и могу сделать тебе больно.

— Не можешь.

Он попытался продолжить, но Морган приникла губами к его губам, стараясь повторить то, что он сделал в прошлый раз, и, раздвинув языком мягкую плоть, проникла во влажное тепло чужого рта.

Гарон удивленно хмыкнул, кажется одобряя успехи ученицы, провел рукой по девичьему телу и, стиснув упругие ягодицы, крепко прижал Морган к своему вздыбившемуся стержню.

Когда девушка покачнулась на подгибающихся ногах, он опустил ее на кровать и сам лег рядом. Глубоко дыша, мужчина повернул Морган на бок, заглянул в глаза, скользя руками по коже, гладя руки, шею, грудь. Тело девушки выгнулось дугой, покоряясь ласке, мужчина подался ниже, ловя губами розовый сосок, и принялся жадно сосать его, возбуждая Морган все сильнее и сильнее.

Отдаваясь всепоглощающему желанию, принцесса подняла руку, дотронулась до мужского тела, трепетно провела пальцами по широкой груди и, наклонившись, лизнула плоский сосок, наслаждаясь тем, как он твердеет под ее языком.

Хриплое мужское дыхание придавало принцессе ощущение могущества.

В следующий миг он потянулся и коснулся ее там, где не касался никто и никогда. Пальцы запутались в завитках светлых волос и скользнули ниже, во влажные складки плоти. Морган задохнулась от новизны ощущений.

Перевести дух так и не получилось — мужской палец проник глубоко в нее, описал круг и двинулся выше, туда, где жило самое мощное ощущение.

— Хочу… — выдохнула девушка.

— Чего?

Ее лицо пылало.

— Я не знаю, как сказать, как назвать…

Он внимательно посмотрел на нее:

— Но ты чувствуешь близость оргазма?

— Что это?

— Наивысшее удовольствие для женщины. И для мужчины.

Значит, вот как это называется — тайное, запретное наслаждение. И все же она потупила взор, когда он перекатил ее на спину, продолжая ласкать и гладить внутри и снаружи, не забывая о пульсирующей точке самых сильных чувств.

Напряжение нарастало.

— Сейчас ты кончишь, я помогу тебе, — прошептал он и нагнулся, вновь дразня губами грудь.

Кажется, сейчас она взорвется.

— Гарон! — выкрикнула она его имя, ныряя в волны удовольствия, никогда ранее не испытанного в одинокой девичьей постели.

Когда прилив чуть отступил, он накрыл ее тело своим и проник в нее. Секундную боль расслабленная до предела Морган почти не заметила.

Рот мужчины приник к ее горлу, причиняя новую слабую боль — острые клыки вонзились в плоть. Он пил, равномерно двигаясь в ней, подрагивая от напряжения. И вдруг застыл, захлебнулся горячим глотком, его тело дернулось и обмякло.

Морган лежала, тяжело дыша, ошеломленная свершившимся. Гарон выскользнул из нее и перекатился на спину. Она очень немного знала о том, что происходит между мужчиной и женщиной, но подозревала, что то, что сделали они, было чем-то исключительным.

Принцесса повернула голову и увидела на его губах свою кровь. Вероятно, это должно было ужаснуть, но она чувствовала лишь приятную вялость.

Морган пришла сюда, чтобы спасти свой народ, но благородная миссия отошла на задний план, когда легендарный монстр удовлетворил страсть, которую девушка и не подозревала в себе. Она хотела сказать, чем стало для нее занятие любовью, но побоялась открыть слишком многое. Поэтому произнесла:

— Ты подарил мне великое наслаждение.

— И взял твою кровь.

— Я сама ее отдала, — ответила она.

Он сел и теперь глядел сверху вниз.

— Ты знала, что я пью кровь?

— Да, — прошептала она. — Я читала старые истории. В них говорилось, что раны на моих ногах соблазнят тебя.

— Ты читала? — удивился он.

— Да.

— Кто тебя научил?

— Я научилась сама.

— Что ж, если ты читала обо мне, то знаешь, что я не просто пью кровь. Я живу ею.

Морган кивнула и тихо спросила:

— Где ты берешь столько крови, чтобы поддерживать свое существование?

— Меня кормит стадо оленей. Они приходят по моему зову. Это мои друзья.

Его друзья! Девушка попыталась представить, насколько он одинок. Эмоции не затихали в ее душе. Она испытывала к этому мужчине что-то такое, чего не чувствовала никогда раньше. Словно мгновенно выросшему сердцу не хватает места в груди…

— Человеческая кровь вкуснее, — сказал он, отводя взгляд. — Поэтому я должен держаться подальше от населенных мест. Если выпить слишком много, я убью человека. Мужчину… или женщину.

— Ты не убил меня.

— Но мог.

— Думаю, ты умеешь контролировать себя.

— Я пугаю людей. И не без причины. Ты поступила очень храбро или очень глупо, явившись сюда.

Она вскинула голову:

— Считай как угодно, но я чувствую себя лучше, чем когда-либо в жизни.

Он будто не слышал ее слов:

— Твое путешествие сюда должно быть вознаграждено. Ты говорила, что нуждаешься в моей помощи.

— Дайгоны осадили замок моего отца. Они — варвары, убьют мужчин, изнасилуют женщин, обратят всех в рабов. Наше королевство станет принадлежать им.

— И ты полагаешь, я в силах спасти твой народ?

— Да.

Он встал, шагнул к двери спальни и толчком ее распахнул. Уже показались первые лучи солнца.

— Мне пора спать, — заявил мужчина.

— Но…

— Поговорим, когда проснусь. Но сперва я принесу тебе пищу и воду.

И он исчез в первой комнате.

Морган поднялась, надела сорочку, золотую цепь и поспешила туда, где скрылся Гарон. Пока она пыталась сообразить, куда делся хозяин, он появился сам с подносом, на котором лежали мясо, сыр, хлеб и стоял хрустальный кубок, полный ледяной воды.

Глаза женщины расширились.

— Где ты достал все это?

— На той стороне горы.

— Так быстро?

— Да.

Он двинулся обратно к спальне:

— Я буду спать до захода солнца. Ты можешь остаться здесь, а можешь уйти.

Он повел рукой, и Морган увидела на ковре свои сандалии, которые сняла перед каменной поляной. Гарон принес их, чтобы она могла вернуться домой тем же путем, каким пришла. Прежде чем принцесса успела сказать, что не собирается никуда бежать, он закрыл дверь, оставив ее одну в роскошной пещере.

Морган немного поела и сделала несколько глотков, а потом стала бродить по комнате и изучать обстановку. Она была поистине роскошной. Таких богатств и представить себе невозможно! Например, чего стоят бриллианты, изумруды и рубины, искрящиеся в серебряной чаше. Или огромный хрустальный шар, внутри которого сверкают изображения луны и звезд. А столы, заставленные, по-видимому, какими-то научными инструментами. Нечто напоминающее телескоп девушка узнала, другие остались для нее загадкой. Рядом стояла чернильница, лежали гусиные перья и стопки бумаги с записями на неизвестном языке.

Очарованная увиденным, Морган продолжала изучать сокровища. На столах были разложены морские раковины и кристаллы, каменные и деревянные коробочки, стояли бутыли из цветного стекла, изящные фигурки животных, реальных и вымышленных. Там были изображения дракона, единорога и даже белого медведя.

Главное Морган оставила напоследок — множество прекрасно иллюстрированных книг и древних свитков. Она открывала труды по истории, философии, географии, языкознанию — по всем предметам, которые ей так хотелось изучать, когда она была вынуждена вместе с другими девушками замка прясть, вышивать, кроить и штопать. Ведь «на большее женщины не способны». Разве что выйти замуж и рожать детей.

Теперь она с жадностью накинулась на библиотеку, по одной доставая интересующие ее книги и бережно ставя их на место, прежде чем перейти к следующим. Морган казалось, что она может провести здесь хоть тысячу лет, читая и учась у мужчины, который живет в этом глухом углу. Она больше не думала о нем как о монстре. Он был не похож ни на кого, с кем ей до сих пор приходилось встречаться, — ни на родителей, ни на брата, ни на обитателей Балакорда, тратящих жизнь на работу для короля, ее отца. Гарон, очевидно, обладал любознательностью и имел много свободного времени для изучения разных областей знаний. А еще много путешествовал, привозя из странствий чудесные вещи, скрашивающие его существование. Как ему, должно быть, одиноко здесь…

91
{"b":"190137","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
1917: Трон Империи
Все умерли, и я завела собаку
JavaScript для детей. Самоучитель по программированию
Как в 47 выглядеть на 30. Невероятная история женщины без возраста
Жилье по обману
Элегия Хиллбилли
Украшения строптивой. От пяти пар сережек до международного бизнеса
Собачья работа
Ешь и будь красивой