ЛитМир - Электронная Библиотека

Навели. Доложили, что готовы к выстрелу. Поджечь палильную свечу (картонную гильзу, начинённую порохом) и поднести к запалу — дело мгновения.

— Ба–а-та–а-рее–я! Огонь!

ПЕСНИ ЛЬВА ТОЛСТОГО

Иван Нода поёт:

Как восьмого сентября
Мы за веру, за царя
от француз ушли…

Когда я впервые прочитал это в рукописи, то подумал: «Вот сочинили! Не писал ведь Толстой песен». На другой день, придя в класс, спросил нашего отличника:

— Ты знаешь, что Лев Толстой участвовал в обороне Севастополя?

— А чем ещё знаменит Толстой?

— Написал много гениальных книг: «Войну и мир», «Анну Каренину», «Детство»…

Тогда–я спросил:

— А песни Лев Толстой писал?

— Он же не поэт.

Меня подняли на смех. Я разозлился. Я-то и сам так думал, что не писал. Спросил ещё у нашего учителя литературы. Не прямо, конечно:

— Вы случайно не помните наизусть какую-нибудь песню Льва Николаевича Толстого?

Учитель смутился и сказал, что наизусть он не помнит..,

«Ага! — подумал я. — Значит, есть всё-таки песни, только они не входят в школьную программу…»

В библиотеке мне дали самое полное собрание сочинений. Листаю, Есть песни! Много песен, И в них — целая история обороны Севастополя.

…Барон Вревский генерал
К Горчакову приставал,
Когда под шафе:
«Князь, возьми ты эти горы.
Не входи со мною в ссору,
Не то донесу…»

Песни настолько точны в описании событий, что по ним можно восстановить план действий русских войск! Теперь понятно, почему в оборону были они у всех на устах. И лихой флотский барабанщик Иван Нода просто не мог их не петь.

БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ

Всех, кто бывал на Северной стороне в Севастополе, поражает странное сооружение в виде египетской пирамиды. Это церковь–часовня Николы Морского на вершине Братского кладбища, где лежат герои первой обороны. В 1942 году она была разрушена фашистскими снарядами.

Три десятилетия после войны усечённая пирамида стояла, зияя мрачным, рваным прораном. Шестнадцатитонный семиметровый крест, венчавший когда-то часовни, валялся на земле.

Однажды над разбитой церковью появились строительные леса: началась реставрация. Реставраторы — особая специальность: они и строители, и инженеры, и художники. Восстанавливать исторический памятник не так-то просто.

Сложена пирамида из камня горы Кастель, что под Алуштой. За этот проект архитектор А. А. Авдеев был удостоен звания академика. Церковь внутри расписывали известные русские художники: А. Е. Корнеев, М, Н. Васильев, А. Т. Марков. Правда, в 1886 году росписи были заменены фресками итальянца Сельвиатти.

Входные двери — бронзовые. По стенам — тридцать восемь чёрных мраморных досок, где высечены фамилии 943 адмиралов, генералов и высших офицеров, захороненных на Северной. А всего на Братском кладбище покоится 127 583 защитника Севастополя.

Но вот мало кто знает, что есть ещё одно Севастопольское братское кладбище. Находится оно на крутом берегу Днепра в городе Днепропетровске. Захоронено там 40 000 славных защитников города–Когда появилось кладбище, город назывался Екатеринославом. Через него шли обозы с ранеными из Севастополя. Многие из них, проделав пятисоткилометровый путь, находили на берегу Днепра своё последнее пристанище.

Над Севастопольским братским кладбищем в Днепропетровске возвышается огромный рукотворный холм, увенчанный обелиском из инкерманского камня — его специально привезли из Крыма. С площадок монумента грозно смотрят корабельные мортиры. Далеко видны слова:

«ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ОБОРОНЫ 1854—1855 гг.» В наше время к подножию памятника легла многотонная металлическая плита с надписью;

«РУССКИМ ВОИНАМ

ОТ ТРУДЯЩИХСЯ ДНЕПРОПЕТРОВСКА

В ДЕНЬ СТОЛЕТИЯ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ

1855—1955 гг.»

А сколько ещё братских и просто могил защитников черноморской твердыни раскидано по стране! И когда в Ленинграде или Воронеже, Подольске или Житомире, Ельце или Москве увидите надмогильный памятник с надписью: «Герой севастопольской обороны…» — поклонитесь низко-низко. Здесь спит вечным сном наш храбрый предок.

ГРАФСКАЯ ПРИСТАНЬ

Есть в городах памятные места, которые, сколько ни переименовывай, в народе живут под старым названием. В Одессе, например, Дерибасовская, а в Севастополе — Графская пристань.

Первый раз её хотели перекрестить ещё в конце XVIII века — на «Екатерининскую», когда готовились к приезду императрицы Екатерины П. Но, несмотря на «особые указания», она всё равно осталась Графской.

Живучее это прозвище пошло вот с чего. Давным–давно командовал севастопольской эскадрой контр–адмирал граф Войнович. Он построил для себя пристань. И любил, сидя на раскладном кресле, наблюдать учения в бухте.

Графа с позором сняли с должности. А название «графская» приклеилось навеки. Хоть мало кто и помнил, откуда оно пошло.

Спустя полстолетия по настоянию адмирала Лазарева перед лестницей, ведущей к воде, построили ограждение — красивую колоннаду. А то бывали случаи, когда лихие кучера, заворачивая с полного хода на площади, сваливались вниз по лестнице! Позднее Графская пристань была украшена мраморными скульптурами, привезёнными из Италии.

Свидетелем многих событий — великих и трагических — стала легендарная Графская пристань. По ней поднимался Павел Степанович Нахимов после своего триумфа в Синопском бою.

8 конце первой обороны вражеская ракета превратила пристань в груду развалин. Её восстановили после Крымской войны.

По этим ступеням сходил красный лейтенант Шмидт, отбывая на крейсер «Очаков», чтобы принять командование восставшими кораблями в революцию 1905 года.

9 мая 1944 года штурмовой отряд моряков водрузил над Графской пристанью советский военно–морской флаг.

КИРИЛЛИЦА, AЗ, БУКИ, ИЛИ РАССКАЗ О ЛИШНИХ БУКВАХ

Если б Николка учился в наше время, было бы ему куда легче! И вот почему: сейчас в русском алфавите 33 буквы, а в прошлом веке их было на десять больше. Странное дело, не стала же беднее по звучанию наша речь? А почти одной трети букв не хватает!

Лишними они были. А всё потому, что кириллица — славянская азбука — создавалась на манер греческого и византийского алфавитов. Потому, например, явились две буквы «е», одинаковые по звучанию. Одна из них — знаменитое «ять».

Писатель Лев Успенский однажды подсчитал: в старом издании «Войны и мира» 1 миллион 115 тысяч твёрдых знаков. Если их собрать вместе, то такое скопище займёт 70 с лишним страничек. А перемножьте это на сотни тысяч книг!

Не такими уж невинными немыми овечками выглядят эти твёрдые знаки и «яти». Сколько книг из-за них недополучали люди! И правильно сделала революция, когда в 1918 году удалила из русского алфавита всех бездельников, как удалила их из жизни нашей страны.

Да, сочувствую Николке. То ли дело сейчас: «с» называется «эс», «ж» — «жэ». А раньше — поди. запомни: «слово», «живёте», «буки», «рцы», «еры», «червь», «зело»… Мне в младших классах грамматика казалась сложной и запутанной штукой. Но тем нынешним школьникам, кто так же думает, советую почитать про русскую кириллицу!

АЭРОСТАТ НАД БАСТИОНАМИ

Василий Доценко вовсе не сочиняет про «небесного лазутчика». Только не Кошка то был, а отставной штабс–ротмистр Иван Михайлович Мацнев.

Летом 1855 года над бастионами несколько раз появлялся аэростат со штабс–ротмистром в корзине. Воздухоплаватель давно предлагал свои услуги Горчакову, но тому затея с шаром показалась слишком хлопотной и опасной. Когда же дело дошло до царя, то солдафон–император вдруг заявил, что использование аэростата — «нерыцарский способ ведения войны»!

23
{"b":"190142","o":1}