ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец-то впереди легендарный Южный материк! Кирос был по-настоящему счастлив. Флотилия вошла в большой залив, который командир экспедиции назвал заливом св. Филиппа и св. Якова. Однако, кроме живописных берегов, божественного там было очень мало. Земля, окаймляющая залив, получила название Austrialia del Espiritu Santo — Austrialia, a не Australia, так как необходимо было как-то отметить связь короля Испании с Австрией, эрцгерцогом которой он являлся.

На следующий день под звуки музыки и гром салюта команда торжественно высадилась на берег. В состоянии экстаза Кирос громогласно объявил от имени римского папы и испанского короля об аннексии нового материка «со всеми владениями, навсегда и пока существует закон». Реку, впадающую в залив, назвали Иорданом, а проектируемое поселение — Новым Иерусалимом. Отдельные участки земли засеяли кукурузой, хлопком, бахчевыми культурами и фасолью.

Начались повседневные заботы. Аборигенов заставляли доставлять продукты питания. У них отнимали детей и не возвращали под тем предлогом, что их следует обратить в христианскую веру. Появились первые жертвы, начались раздоры. Испанцы жаждали золота, Кирос — «спасения душ».

Через пять недель оба судна снялись с якоря и вышли в море. Дальнейшая судьба экспедиции неясна. Суда разошлись. Прославившийся вскоре Торрес[Торрес Луис Ваэс де (1560–1614) — испанский мореплаватель. В 1606 г. открыл пролив (названный впоследствии его именем) между островом Новая Гвинея и Австралийским материком. Его имя носит также группа островов в Тихом океане. — Примеч. пер.] провел «Альмиранту» через пролив, названный впоследствии его именем, и дошел до Манилы. На корабле Кироса, по-видимому, вспыхнул бунт, однако он сам благополучно вернулся в Перу и до конца жизни (а умер он в 1615 году) написал около пятидесяти длинных докладных записок, в которых настаивал на необходимости организации дальнейших экспедиций на открытый им «континент». В течение следующих ста шестидесяти лет Новый Иерусалим был предан забвению. И лишь после этого в водах, омывающих Эспириту-Санто, появился на своих кораблях Бугенвиль, который со всей достоверностью установил, что «материк», открытый Киросом, является на самом деле островом, на котором «негры громко кричали в лесах, куда они ретировались; мы слышали, как они били в барабаны». В 1774 году на Новых Гебридах появился великий Дж. Кук, открывший большинство тихоокеанских островов.

В ярком утреннем свете прямо перед форштевнем «Росинанта» отчетливо вырисовывались расщепленные солнечными лучами горные хребты. По курсу судна лежал остров Эспириту-Санто.

Кондоминиум — диковинное образование

«Росинант» причалил к пристани Люганвиля — второго по величине после Порт-Вилы населенного пункта архипелага Новые Гебриды. Я говорю «второго», хотя мог бы сказать и «последнего», так как больше таких «крупных» поселений (около трех тысяч жителей) в кондоминиуме, состоящем из 72 больших или меньших островов, попросту нет. Здесь нет также других пристаней и передвижение совершается на выдолбленных из дерева каноэ. Как я вскоре убедился, немногочисленные суденышки вроде нашего «Росинанта» бросают якоря в любом месте недалеко от островов и на шлюпках добираются до берега.

Мы остановились в Санто (на Новых Гебридах никто не называет его официально «Люганвиль») на несколько дней, так как для нас нашлось место на слипе[Слип (англ.) — сооружение в виде наклонной плоскости для подъема небольших судов на берег. По нему двигается специальная тележка. — Примеч. пер.], где «Росинант» мог избавиться от «бороды», образовавшейся на его обросшем наростами корпусе. Я ничуть не удивился, узнав, что эта операция совершалась на стапеле, принадлежащем… японской рыболовной базе. Во время своих странствий я уже успел привыкнуть к тому, что вездесущие японцы оказываются везде под рукой как на африканских, так и на перуанских водах, на Панамском канале и у берегов Аляски… Впрочем, работу свою они выполнили быстро и аккуратно, что привело капитана Бохеньского в отличное расположение духа.

Во время стоянки в Санто автор этих строк получил возможность уладить некоторые дела (продлить визу, отправить письма и т. п.), а также ознакомиться с проблемами этого единственного в мире франко-британского кондоминиума. Злые языки называют это странное образование греко-латинским словом pandemonium, которое в любом словаре иностранных слов означает, и в этом нетрудно убедиться, «царство дьяволов», «столпотворение».

Красочный пассат, или Странствия по островам Южных морей - i_010.jpg
Деревянные гонги (Новые Гебриды)

Не мне судить о положении вещей в этом классическом образовании архаичного колониализма, но все же стоит напомнить о том, что на Новых Гебридах существуют три независимых друг от друга административных аппарата: британский, французский и кондоминиальный — и всего… два кинотеатра в Порт-Виле[В 1980 г. Новые Гебриды получили независимость. — Примеч. пер.].

Как явствовало из контактов автора этих строк с представителями трех администраций, англичане и французы внешне весьма тесно сотрудничают друг с другом, однако в этой деятельности двух ведущих западноевропейских держав существуют подспудные течения, отнюдь не свидетельствующие о наличии идиллических отношений между ними.

Классическим примером, характеризующим существующие отношения, может служить то обстоятельство, что в течение уже почти семидесяти лет обе высокие стороны не могут договориться, как, собственно, называть административный центр Новых Гебридов. Так, англичане упорно употребляют в своей документации название «Вила», а французы — «Порт-Вила». Следует также добавить, что на островах архипелага параллельно имеют хождение две валюты (франки и австралийские доллары), функционируют две системы школьного образования, две полицейские формации и три уголовных кодекса. Каждый житель вправе выбрать себе тот кодекс, который ему больше импонирует. Это связано, естественно, с потенциальной возможностью очутиться в тюремном заключении, что не лишено значения, так как, по слухам, во французской тюрьме питание лучше, зато в британской — значительно удобнее ночлег.

О создании правовой и организационной системы, возникновении и трансформации отдельных учреждений кондоминиума и функционировании его действующих в настоящее время органов власти — обо всем этом, несомненно, можно было бы написать отдельную книгу, которая развеселила бы даже самых мрачных, угрюмых людей.

Красочный пассат, или Странствия по островам Южных морей - i_011.jpg
Маска (Новые Гебриды)

В странствиях по острову Эспириту-Санто моим незаменимым гидом был, разумеется, капитан Бохеньский, обладатель выданного в Порт-Виле капитанского диплома № 1. Благодаря своим связям и друзьям Мацей Бохеньский сумел организовать для меня охоту на диких свиней на плантации, занимающей отдельный островок и насчитывающей — шутка сказать! — семьдесят пять тысяч кокосовых пальм. Он познакомил меня с дамой, которую здесь называли «Радио Санто». Ничто, стоящее разглашения, не могло укрыться от этой женщины. Капитан убедил меня в том, что от Нового Иерусалима — поселения, некогда основанного Киросом, — с незапамятных времен не осталось никаких следов. Капитан Бохеньский провел также меня по немногим уцелевшим сооружениям бывшей американской базы, показал заброшенный аэродром времен второй мировой войны, когда на острове Эспириту-Санто квартировали солдаты США, готовившиеся вытеснить японцев с Соломоновых островов.

Небольшая «чашечка» кавы

Наконец-то сверкающий свежей краской чистенький «Росинант» снова на воде. Прихватив на борт двух пассажиров из сельскохозяйственной службы и попрощавшись с «Радио Санто», мы взяли курс на остров Малекула, или Малликоло, как предпочитают называть его французы. Позади остались знойный остров Эспириту-Санто и внушительная вершина Табвемасана, достигающая высоты почти в две тысячи метров.

28
{"b":"190147","o":1}