ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наука общения. Как читать эмоции, понимать намерения и находить общий язык с людьми
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Сытные постные блюда на каждый день. Традиции православного постного стола. Рецепты старинные и современные
Мастерская сказок для детей
Из космоса с любовью
Музыка и мозг
Мифы Ктулху
Пеку полезное. Волшебные десерты без белых муки и сахара. Ваш путеводитель по здоровой и сладкой жизни!
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
A
A

Мы исходили с Кшиштофом Стажиньским весь королевский остров вдоль и поперек. Посетили также «королевские» гробницы. Отец великого короля похоронен под деревянным столбом, на могиле же сына, подданного королевы, — христианское надгробие.

В зажиточном доме главы острова пьем янггону, любимый напиток островитян. Это не что иное, как уже знакомая мне по Новым Гебридам кава со столь же специфическим привкусом. Слышны глухие звуки деревянных гонгов. Молодые люди колотят дубинками по выдолбленным стволам. По очереди, непрерывно. Совершаем последнюю прогулку по маленькому островку. То тут, то там раздается треск — это молодежь стреляет из лежащих на земле бамбуковых труб. Треск и дым. Так на острове Мбау встречают Новый год.

Итак, наступило время покинуть остров. Садимся в каноэ. Медленно отчаливаем от берега. Над нашими головами проносится реактивный самолет. Он идет на посадку в Наусори. До свидания, Фиджи!

Королевство Тонга

В небольшой роще в кронах пальм шелестел ветер. А в центре поляны возвышались массивные ворота, сооруженные из трех коралловых блоков. В высоту они достигали не менее пяти метров, а просвет в них был по меньшей мере метра четыре. Задумчиво смотрел я на творение рук человеческих. Оно, по мнению ученых, было создано двенадцать столетий назад, причем неизвестно как и с какой целью. Мне сказали, что каждый из обработанных коралловых блоков весит сорок тонн. Для установки такого «камешка» сегодня потребовался бы мощный подъемный кран. Каким образом ухитрились люди тысячу двести лет назад построить эти ворота на маленьком коралловом островке, который на велосипеде можно объехать за день, — на островке, затерянном в безбрежном океане?! Еще одна тайна исчезнувших цивилизаций, подобно линии Назка в Перу или знаменитым воротам в архитектурном комплексе Тиауанако близ озера Титикака.

Тонгатапу, главный остров архипелага Тонга, — продукт кораллового полипа. Плоский, словно вафля, покрытый густой зеленью, — по существу, огромный сад, и выглядит он, наверное, так же, как во времена Тасмана или Кука, которые побывали здесь: первый — в середине XVII, а второй — в семидесятых годах XVIII века. Уже тогда местные вожди были знакомы, по устным преданиям, со своими родословными, насчитывающими несколько десятков колен. Одно из этих преданий гласило, что строительный материал для упомянутых ворот Хаамонга был доставлен на огромных каноэ с отстоящих отсюда на многие сотни миль островов Эллис. Как все происходило на самом деле, вряд ли удастся когда-либо установить.

На поляну вышла группа австралийских туристов. Их привезли сюда на автобусе. Защелкали затворы фотоаппаратов, послышались оживленные возгласы. Гид начал свой рассказ. Он уверял, что эти ворота в свое время помогали людям определять по солнцу время. Минут через пять туристы покинули поляну и пошли в деревню Коловаи, осмотр которой входил в их программу. Там обитает колония крупных летучих мышей. Меня не очень-то интересовали эти малосимпатичные создания, но я все-таки сел на велосипед, взятый напрокат, и помчался догонять автобус. Летучие мыши — своего рода подтверждение достоверности тонганских преданий, свидетельствующих о мореходном искусстве древних полинезийцев. Как гласит легенда, эти обитающие в Коловаи животные были подарены жителям Тонга самоанской принцессой, которую четыреста лет назад привез с собой в качестве жены один великий мореплаватель Тонга.

Летучие мыши — символ любви принцессы и ее приданое. По сей день они особо почитаются жителями Тонгатапу, хотя, по правде говоря, эти создания — сущее наказание для островитян: они уничтожают огромное количество вкусных фруктов. Однако до сих пор традиция значит для жителей Тонга больше, чем предписания и законы, издаваемые их здравствующим монархом. Кстати, традиции и мифические предания лежат также в основе королевской власти на Тонга.

Согласно легенде, первые обитатели Тонга были созданы небесным божеством Тангалоа. Когда возникли суша и вода, бог Тангалоа направил своего посланца Тули в облике голубя на Тонга, чтобы тот посадил там винную лозу, на которой образовались бесформенные человеческие личинки. Из них-то Тангалоа и создал первую женщину и первого мужчину на острове. В легенде есть оговорка: первый великий вождь Тонга божественного происхождения и сотворен иначе. Его отцом был сам Тангалоа, который спустился из своей небесной обители и оплодотворил некую тонганку. У нее родился мальчик. Вскоре он узнал, что отец его живет на небе. Тогда мальчик решил во что бы то ни стало добраться к нему, взбираясь по стволу высокого дерева. Однако на небе его убили и четвертовали завистливые единокровные братья. Но Тангалоа сумел воскресить и исцелить своего земного сына, а затем отправил его обратно на землю в качестве Туи Тонга — первого вождя архипелага Тонга. А своих завистливых братьев послал вслед за ним в качестве более мелких вождей и помощников.

«Колыбель любви»

Столица королевства Тонга носит название Нукуалофа, что на языке жителей Тонга значит «Колыбель любви». В этом слове, очевидно, заложено зерно истины, ведь в настоящее время среди всех народов Полинезии у тонганцев самый высокий естественный прирост населения. Архипелаг Тонга славится также своей исключительной этнической чистотой. Здесь проживает всего несколько десятков европейцев и около пятисот полинезийцев с соседних архипелагов, таких, как острова Кука, Фиджи или Самоа, представители так называемого «национального меньшинства».

Городок производит приятное впечатление. Чистые улицы, на которых много цветов, зелени и ухоженных деревянных домиков, так напоминающих викторианскую эпоху в Англии. Да это и понятно, ибо хотя Тонга — единственное государство в Полинезии, которое формально не было подчинено ни одной европейской державе, тем не менее на основе договора от 1899 года архипелаг находится под протекторатом Великобритании, не говоря уже об обычном в Океании влиянии миссионеров.

Тонганцы одеваются ярко, красочно. Они приветливы и, как правило, тепло относятся к чужестранцам. Возможно, островитяне хотят таким образом утвердить мнение Дж. Кука, некогда восхищенного гостеприимством этих людей и назвавшего архипелаг Островами Дружбы. Жители Тонга поражают туристов своей чрезмерной упитанностью и ростом. И женщины и мужчины высокие и очень полные. На улицах туристы видят местных жителей в таовале, то есть в циновке, сплетенной из листьев пандануса. Они опоясывают ими бедра, что чужестранцам кажется удивительным. Это самые обыкновенные циновки, которыми устилают полы. Однако на молодых аборигенах порой можно увидеть замысловатые не то шали, не то пояса. Специалисты могут по циновке и ткани, украшающим бедра местных жителей, определить их положение в обществе, родовую принадлежность и ряд других подробностей. Степень изношенности таовала свидетельствует о происхождении ее владельца: чем изношеннее, тем знаменитее его род. С таовалом, как, впрочем, почти со всем на Тонга, связана древняя легенда, в которой главную роль играют священная черепаха Сангоне и ее дочь Хинахенги.

Согласно легенде, однажды эта девушка, вымыв голову, заснула под пальмой, а теплый ветер тем временем сушил ей волосы. В том положении спящую девушку увидел проживавший на Тонга житель Самоа Лекапаи. Молодой человек, судя но его поведению, был большим озорником: он привязал волосы Хинахенги к дереву и таким способом легко овладел ею. Это не помешало, однако, молодым людям жить вместе долго и счастливо до тех пор, пока Лекапаи не стал скучать по родине, Самоа.

Добрая Хинахенги решила попросить свою мать, черепаху Сангоне, чтобы та доставила зятя на Самоа. Однако Хинахенги поставила условие: прибыв на место, Лекапаи должен столкнуть Сангоне в глубокую воду и передать ей хорошо сплетенную самоанскую циновку в подарок Хинахенги.

Однако Лекапаи оказался вероломным человеком. Приплыв на спине тещи к родным островам, он отдал черепаху своим родственникам. Те убили ее и съели. Опасаясь мести, самоанцы пытались замести следы преступления. Они закопали панцирь черепахи под деревом на пляже. Молодой человек по имени Лафаипана оказался при этом свидетелем. Чтобы заставить Лафаипана молчать, Лекапаи предупредил его: как только панцирь черепахи будет найден, Лафаипана тут же умрет.

34
{"b":"190147","o":1}