ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под палубой что-то охнуло, стукнуло, и наконец пароход поплыл! Минут десять капитан о чем-то громко совещался с мостика со своими механиками, а затем объявил пассажирам, что все в порядке, но плыть дальше придется на пониженной вдвое скорости. Я облегченно вздохнул. Неужели двигатель вообще удалось запустить? Дело в том, что полинезийцы за машинами ухаживают весьма своеобразно. Механизмы они не смазывают, масла в моторы не доливают. Даже требующие лишь незначительного ухода моторикши (я ими пользовался на Тонга) находятся в плачевном состоянии.

И все же мы поплыли. Впереди показались изумрудные высоты Тутуила. Знаменитая гора Рейнмэкер, вершина которой постоянно обволакивается дождевыми тучами, возвышалась над всеми остальными. Паго-Паго стало известно миру благодаря известному рассказу «Дождь» Сомерсета Моэма.

В залив Паго-Паго мы вошли уже иод вечер. Резкие тени, ложившиеся на окрестные высоты, светящаяся поверхность воды. Казавшийся крошечным вагончик подвесной дороги сползал вниз по невидимому канату. Цвет неба ежеминутно менялся. В открытое море на ночной лов выходила флотилия ловцов тунца.

Мало что удалось мне увидеть в Паго-Паго. Вдоль дороги, ведущей в аэропорт, стояли такие же фале, как в Уполу. Почти в каждом домике светился экран телевизора. Насколько мне удалось заметить, на экранах мелькали персонажи популярных американских мультипликационных фильмов.

В международном аэропорту Тафуна, располагающем огромной, четырехкилометровой посадочной полосой, сенсационным стало дело австралийского эсминца «Куинборо». Накануне утром он прибыл в Паго-Паго с визитом вежливости. Один из членов экипажа корабля, как только оказался на берегу, кинулся в трактиры, где пил много пива. Поздно вечером он взял напрокат автомобиль и отправился на поиски новых приключений. К несчастью, во время этой хмельной вылазки он сбил жительницу деревни Фулига Фималие Моэйвану. Вскоре женщина скончалась.

Собрав среди членов команды корабля двести пятьдесят долларов и прихватив с собой связку красивых циновок, командир эсминца поехал вместе с вождем деревни в дом семьи погибшей. Родные дары приняли и выслушали соболезнования. С точки зрения фаа Самоа дело считалось законченным. Однако вмешалась американская юстиция: австралийский матрос попал в тюрьму, а эсминец отплыл с неполным штатом команды на борту.

В заключение мой случайный спутник воскликнул:

— Представляете, родные погибшей теперь носят в тюрьму матросу передачи.

Действительно, что знает рядовой папаланги о фаа Самоа?!

«Корзина с цветами и фруктами»

В аэропорт Таити, носящий экзотическое название Фааа, огромные авиалайнеры ежедневно слетаются словно голуби на рынок «Старого города» в Варшаве. Из них выходят группы туристов, которых тут же ловко подхватывают специальные автобусы по обработке экскурсантов.

— Мистер Бэйкер? О’кэй, вот ваш венок…

«Машина» действует безотказно. Там на борт самолета сажают туристов с долларами, отсюда их отправляют уже без денег, но зато с венком из раковин и обогащенных впечатлениями.

Туристам на Таити продают, в сущности, их собственные мечты. Для них не так важно, что они действительно увидят. Всю жизнь они грезили поездкой на Таити. Здесь, на возлелеянных в мечтах островах, они осматривают то, что им позволяет увидеть заранее оплаченная (зачастую в рассрочку) программа путешествия. И это главное. В сущности, для большинства туристов важнее всего сделать (или приобрести) несколько цветных слайдов, которые затем они покажут друзьям в родном городе.

Такие туристы, увлеченные пребыванием на Таити, чаще всего не замечают, что им показывают поддельный фольклор. В перегруженной программе путешествия у них не хватает времени даже полюбоваться природой и насладиться ею. Они все время спешат от одного автобуса или самолета к другому и задерживаются только там, где разрешает гид, — обычно в магазине сувениров или в ресторане, принадлежащих родственнику… водителя автобуса.

Нескончаемый поток туристов способствует переменам, происходящим на островах южной части Тихого океана. Давно миновали времена, когда обнаженные девушки купались в водопадах и соблазняли добродетельных моряков с парусников. Ныне таитянские девушки в поте лица моют посуду в роскошных отелях и убирают комнаты в гостиницах, переполненных на Таити туристами.

Муреа

В Папеэте у главного бульвара круглый год можно увидеть несколько десятков яхт. На них флаги самых разных стран: Франции, Австралии, Канады, США, Новой Зеландии, Нидерландов и даже Испании. Мореплаватели многих национальностей представляют собой единую семью. Здесь всегда много зевак, они читают вслух названия яхт, выведенные на кормах: «Ванкувер», «Акапулько», «Веллингтон», «Порт-Морсби». Яхту, отправляющуюся в море, всегда провожает толпа друзей и любопытных. Искусный маневр, проделанный владельцем яхты на глазах у зрителей, ценится высоко. Яхта отдает швартовы, ставит по очереди паруса и выходит в море. Окрыленная белыми полотнищами, она еще долго четко выделяется на фоне темнеющего вдали массива острова Муреа.

Существует любопытная полинезийская легенда о происхождении Муреа. Произошло это в те далекие времена, когда боги решили наказать жителей священного острова Раиатеа. Испуганные островитяне сидели в своих домах и боялись показываться на улице. Одна неблагоразумная девушка покинула дом, и ее проглотил огромный угорь. После этого животное стало ломать пальмы, уничтожать все на своем пути. В приступе ярости угорь бросился в море и оказался между островами Раиатеа и Тахаа. Земля, выброшенная угрем, превратилась по воле богов в большую рыбу, которая, направляемая божественной силой, уплыла к месту, где сегодня находятся Таити и Муреа. Окаменев, рыба стала островом Таити-Нуи, а спинной плавник — пиком Орохена, украшающим остров. Кусок плавника отломился, поплыл дальше и застыл, превратившись в гористый остров Муреа с огромными вершинами.

Сегодня Муреа — обязательный пункт в программах турне, организуемых туристическими конторами всего мира. Очаровательный гористый остров расположен почти в десяти милях от Папеэте, центра Французской Полинезии. Что может быть выгоднее предприятиям, жаждущим заработать как можно больше при минимальных затратах? «Девяносто минут на лодке или десять минут самолетом?! Прошу садиться! В программу входит путешествие по чудесному острову и посещение ванильной плантации. Бесплатный ленч в отеле „Бали Хаи“. Удобный случай приобрести оригинальные сувениры. Просим Вас в автобус. Быстрее, пожалуйста, господа, быстрее!»

Красочный пассат, или Странствия по островам Южных морей - i_018.jpg
Пристань для яхт в Папеэте

Автобусы с туристами мчатся в Фааа — международный аэропорт. Так, видимо, следует называть маленькое здание, возле которого то и дело поднимаются в воздух небольшие десяти-двенадцатиместные самолеты. Старт и тут же посадка, просто скачок какой-то.

Под крыльями мелькают коралловые рифы, окаймляющие остров. Небольшая посадочная полоса. Подъезжают автомобили, слышатся голоса гидов. Мчатся экскурсионные автобусы выполнять расписанную по минутам туристическую программу. Уехали!

Теперь можно спокойно созерцать окружающее, любоваться белой пеной прибоя, разбивающегося о коралловый риф, торговаться с таксистами. Общественного транспорта, конечно, нет. Ведь таксистам нужно подработать. В этих местах турист — дойная корова. Возможно, это своего рода реванш за уничтожение былых прелестей райского уголка, где некогда королевская семья с Таити искала убежища от порядков, устанавливаемых белыми людьми.

У одного водителя была честная физиономия и сильно потрепанная машина. Степенно, не спеша торгуется он со мной о плате за проезд.

— Месье, вы не из Австралии? Поляк! Слышал, слышал. Я ведь служил во французской армии. Знаю, вы неплохо били бошей!

43
{"b":"190147","o":1}