ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще в те годы, когда науке был известен лишь Срединный Атлантический хребет, ряд исследователей, в том числе французский геолог Пьер Термье, высказали предположение, что горная страна, находящаяся на дне Атлантики, и есть та самая Атлантида, о которой человечеству поведал Платон. Эта точка зрения отстаивается многими атлантологами и по сей день: достаточно сказать, что крупнейший советский специалист по проблеме Атлантиды профессор Н. Ф. Жиров посвятил ей не один десяток страниц своей монографии «Атлантида», вышедшей в 1964 году.

Если это так, то с таким же правом можно предполагать существование Пацифиды на месте океанических хребтов, идущих по дну Тихого океана, и Лемурии на месте таких же хребтов на дне океана Индийского. Однако новейшие данные наук о Земле говорят о том, что никаких материков на месте срединных океанических хребтов не было. Возможно, что эти хребты, как утверждают сторонники дрейфа материков, являются результатом раскола древних «сверхконтинентов» — Лавразии и Гондваны. Быть может, они имеют и иное происхождение — но, так или иначе, образования эти не могут считаться горами и хребтами затонувших Атлантиды, Пацифиды и Лемурии.

Большую площадь (13,5 миллиона квадратных километров в Тихом океане, около 5 миллионов в Атлантическом и около 2 миллионов в Индийском) занимает так называемая «переходная зона». Как пишут профессора П. А. Каплин и О. К. Леонтьев в обобщающей монографии «Физическая география Мирового океана» (глава «Дно и берега океана»), термин «переходная зона» можно употреблять в двояком смысле: во-первых, констатируя переходное положение некоторой зоны между материком и океаном, во-вторых, «подчеркивая генетический и исторический смысл этого понятия, этой зоны, где происходит переход, превращение одного состояния земной коры в другое». В «переходную зону» входят и котловины морей, например Средиземного, Японского, Охотского, островные дуги, вроде цепочки Курильских, Антильских, Алеутских островов, архипелаги Индонезии и другие, глубоководные желоба, глубочайшие «шрамы» на теле планеты. В «переходной зоне» очень высока активность вулканов, здесь часты землетрясения и моретрясения, но очевидно, что и образование островов, вышедших из глубин океана на поверхность, и провалы суши в эти глубины происходили задолго до того, как на Земле появился человек разумный, а тем более родились высокоразвитые цивилизации.

Таким образом, и Атлантида, и Пацифида, и Лемурия могут получить «прописку» лишь на подводных окраинах материков, занимающих достаточно большую площадь (более 18 миллионов квадратных километров в Тихом, около 30 миллионов в Атлантическом и свыше 22 миллионов в Индийском океанах). А точнее — на шельфе, непосредственном продолжении материковых платформ, строение которого идентично геологическому строению прилегающих к морю континентов. Площадь шельфа сопоставима с площадью такого материка, как Африка, ибо превышает 30 миллионов квадратных километров. И если новейшие данные наук о Земле убедительно говорят о том, что ни ложе океана, ни срединные океанические хребты, ни пространства «переходной зоны» не могли быть сушей (по крайней мере, в последние миллионы лет), то те же, науки о Земле столь же убедительно показывают, что «обширные площади шельфа еще недавно были сушей».

Но были ли эти площади населены людьми, обладавшими высокою культурой, и были ли они затоплены в результате катастрофы «в одну бедственную ночь»?

Советский геолог И. А. Резанов в книге «Великие катастрофы в истории Земли» приводит любопытные расчеты, показывающие, что никакие геологические процессы, происходящие на нашей планете, не могут в течение короткого времени уничтожить материк или опустить на дно океана обширные пространства суши. «С момента появления современной инструментальной сейсмологии сильнейшие в мире землетрясения отмечены 31 января 1906 г. на побережье Северного Эквадора и 2 марта 1933 г. под водой к востоку от северной части Японии. Правда, ни одна из этих грандиозных спазм Земли не вызвала разрушений и гибели людей, так как обе они произошли вдали от крупных населенных пунктов. Магнитуда этих землетрясений достигла 8,9, — пишет Резанов. — Возникает вопрос: а может ли произойти землетрясение значительно большей силы? Ведь геологические процессы длятся на Земле многие миллионы лет, а количественные данные, полученные инструментальной сейсмологией, ограничиваются всего лишь шестью-семью десятками лет».

Геофизика и геология, продолжает далее Резанов, отвечают вполне определенно: землетрясения более сильные чем с магнитудой 9, на нашей планете произойти не могут. Землетрясение на Чилийском побережье, о котором мы писали в первой главе, имело магнитуду 8,5 и было близко к максимально возможному. «Поскольку катастрофическое землетрясение возникает вдоль протяженного разлома, зона наибольших разрушений вытягивается относительно узкой полосой, составляющей максимум 20–50 км в ширину до 300–500 км в длину. За пределами этой зоны подземный удар уже не имеет катастрофической силы.» Чилийское землетрясение сопровождалось опусканием блоков земной коры под воду. Но площадь этих блоков измеряется не миллионами и тысячами, а лишь десятками квадратных километров. И опустились они не на большие глубины, а только на два метра. Если бы Атлантиду, Пацифиду или Лемурию погубило катастрофическое землетрясение, то открытие культуры этих гипотетических земель не заставило бы себя долго ждать, ибо было бы доступно простым купальщикам!

Колоссальная энергия высвобождается из недр планеты при извержениях вулканов: порой она в сто раз превосходит энергию самого сильного землетрясения. Но, вполне понятно, даже самое мощное извержение вулкана не в состоянии уничтожить большой массив суши (хотя и может разрушить вулканический остров и нанести огромный ущерб соседним территориям). Гигантские волны цунами, порождаемые подводными землетрясениями, могут смести на своем пути все живое, разрушить десятки и сотни зданий, погубить тысячи людей. Однако они не могут спустить под воду материк, они носят местный, локальный характер.

Таким образом, процессы, в результате которых под водой оказываются обширные территории, например, в результате таянья льдов или опускания земной коры, проходят очень медленно, в течение столетий и даже тысячелетий. Процессы катастрофические, «внезапные», вроде взрыва вулкана, цунами, сильного землетрясения, в результате которых в считанные секунды под воду уходит суша, охватывают весьма ограниченную территорию. Но, быть может, причину гибели Атлантиды, Пацифиды или Лемурии надо искать не на Земле, с ее ограничениями пространства и времени, а в космосе? Ведь исследования Луны, Марса и других планет Солнечной системы показывают, что столкновения их с метеоритами, а тем более с малыми планетами, астероидами, могут оставить весьма заметные следы на «теле» планеты.

Действительно, целый ряд астрономов, геологов, не говоря уже об атлантологах, выдвигал гипотезы, согласно которым наша Земля, уже на памяти человечества, испытала столкновение с космическим телом — кометой, астероидом, большим метеоритом, что послужило причиной грандиозной катастрофы и всемирного потопа.

В космосе — без катастроф

Еще в конце XVIII столетия француз Г.-Р. Карли предположил, что Атлантида погибла в результате столкновения Земли с какой-то кометой. Весьма обстоятельно обосновывал гипотезу гибели Атлантиды от падения гигантского астероида немецкий инженер Отто Мук. Его коллега, австрийский инженер Г. Гёрбигер, разработал целую теорию, согласно которой у нашей планеты был когда-то еще один спутник, состоящий изо льда. Его падение на Землю, имевшее место 22 тысячи лет назад, вызвало всемирный потоп, что и нашло отражение в легендах и мифах народов различных континентов. Подробное изложение «космических» гипотез гибели Атлантиды и материка в Тихом океане можно найти в книге польского астронома Людвика Зайдлера «Атлантида», русский перевод которой вышел в 1966 году, и мы не будем их повторять.

22
{"b":"190186","o":1}