ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ураганы, тайфуны, штормы

Потоп может обрушиться на людей «с неба» — в результате ливневых дождей. Может он прийти «с суши» — в результате прорыва завала в горах, или прорыва озера в кратере вулкана, или запруживания, после землетрясения, течения реки, или, наконец, в результате таянья снегов и льдов. Гигантские волны цунами и «провалы» блоков коры на берегах морей или озер приносят «морской потоп». Часто же случается и так, что причины наводнений объединяются, суммируются и «потоп» обрушивается одновременно «с неба и моря» или «с неба и суши». Например, одновременно идут проливные дожди и стремительно тает обильный снежный покров, накопившийся за зиму, или нагон воды с моря сопровождается подпруживанием течения реки. Больше всего при этом страдают жители прибрежных районов и дельт великих рек.

В 1876 году ураган, налетевший на берега индийской провинции Бенгалия и нагнавший воду в устье реки Брахмапутра, совпал с обычным приливом. Образовалась грандиозная, высотой в 12–14 метров, волна, затопившая площадь около 700 квадратных километров и унесшая 100 тысяч жизней. В конце прошлого века в низовьях другой великой индийской реки, Ганга, в результате урагана возникла волна, имевшая высоту около 12 метров. Она на несколько сотен километров углубилась против течения Ганга, причинив громадные разрушения и погубив 300 тысяч человек.

В октябре 1780 года разразился ураган, названный Великим. Город Саванна-ла-Мар (в американском штате Джорджия), стоявший на берегу моря, был сметен гигантской шквальной волной. Страшные бедствия принес Великий ураган островам Карибского моря — Доминике, Сент-Винсенту, Пуэрто-Рико, а остров Сент-Люсия был полностью опустошен. 6000 человек его жителей погибло, суда британского флота, стоявшие у острова на якоре, были потоплены или выброшены на берег (один из кораблей разрушил здание морского госпиталя!). У острова Мартиника на дно пошло 40 транспортных судов французского флота вместе с 4000 солдат. У города Сент-Пьер во время Великого урагана уровень океана поднялся так высоко, что этот город оказался затопленным до семи с половиною метров.

Ураганы и штормы, столь частые в океане, названном Магелланом Тихим, могут не только нанести колоссальный ущерб жителям коралловых островов и атоллов, но порой уничтожают самих островитян и… сам остров. Науке, пишет профессор М. В. Кленова в «Геологии моря», известны «случаи полного исчезновения коралловых островов. Так, например, во время шторма совершенно исчезли и превратились в отмели два островка из группы Каролинских. Известны случаи нахождения под водой на поверхности рифов полуразрушенных зданий и остатков деревьев, росших прежде выше уровня моря… Почти каждый шторм вносит изменения в очертания и количество коралловых островов».

Миклухо-Маклай во время одного из своих путешествий по островам Океании слышал предание микронезийцев о том, что нынешние жители атолла Вуап «перебрались сюда с другого острова, который опустился в море». Маклай отметил, что к северу от Вуапа на картах показана отмель, которая «соответствует этому, по преданию, затопленному острову». Возможно, что и многие легенды о потопе, зафиксированные на островах Океании, говорят о катастрофических вторжениях ураганов, полностью заливавших нагонными волнами атоллы и вулканические острова, а порой и уничтожавших их.

О страшных штормах, бушующих в Северном море, запруживающих течение таких рек, как Рейн или Темза, угрожающих потопом низменным берегам Голландии, способных затопить поля и города, известно из средневековых хроник. В 865 году шторм обрушил гигантские волны на стоящий в устье Рейна город Дорестад, оказавшийся под водой вместе с окружающими деревнями и поселками. В 1099 году во время штормового прилива, затопившего берега Англии, Голландии и Бельгии, погибло 2000 человек. При этом исчез остров Ломеа, на месте которого образовались печально известные мели Гудвина, получившие прозвище «пожиратели кораблей» (лишь за последние 200 лет мели Гудвина погубили сотни судов, общая стоимость которых измеряется суммой в 500 миллионов долларов, и отняли 50 тысяч человеческих жизней!). За один день — 13 января 1362 года — погиб в результате штормового нагона один из крупнейших портов Северного моря — Рунгольт, находившийся на острове Нордштранд.

Впрочем, в ту пору этот остров составлял одно целое с другим островом — Пальвормом. В течение XIII–XIV веков потопы, вызываемые штормами, превратили часть территории Голландии в дно нынешнего залива Зюйдер-Зее и сделали островами части материка. В середине XIII столетия под водой оказались города Энс, Налеге и ряд других. Обширный полуостров, вдававшийся во времена античности в воды Северного моря, в средние века стал островом Зюдштранд. Ныне он исчез под водой.

Три столетия спустя после шторма 13 января 1362 года, затопившего Рунгольт и большую часть острова Нордштранд, новый шторм принес потоп на его многострадальную землю. Только 2500 человек из 9000, населявших остров, удалось избежать гибели в волнах. Еще раньше, в XVI веке, наводнение затопило большую часть Голландии, включая ее крупнейшие города Амстердам и Роттердам. В морское дно превратилась широкая полоса суши, был нанесен ущерб в миллионы гульденов, погибло 400 тысяч человек. Да и по сей день штормы Северного моря угрожают Англии и Голландии, о чем наглядно свидетельствуют печальные события зимы 1953 года (мы рассказывали о них в первой главе).

По алгоритму мифа

Естественно, что все эти события не могли не отразиться в памяти народной, порождая легенды и предания о потопе, обрушившемся на людей. Видимо, какая-то катастрофа, постигшая Голландию в средние века, а может быть, и раньше, нашла свое отражение в «Ура Линда Бук», книге семьи Овер де Линден, записи в которой начались в XIII столетии, знаменательном своими потопами. Шторм 1099 года, затопивший остров Ломеа, трансформировался в потоп, насланный богом за прегрешения графа Гудвина, правителя Ломеа: вода поглотила и графа, и его замок, и весь остров. Видимо, и другие старинные предания о гибели островов, таких, как Авалон, Ис, Лионесс, Бусс, в результате потопа связаны со штормовыми нагонами Северного моря. Шторм, разразившийся в водах Балтики, вероятно, послужил причиной гибели одного из крупнейших портов, созданных славянами Поморья, города Юмны. А гибель его трансформировалась в предание о славной Винете, затопленной мощными волнами, которые нагнали сильные ветры с моря. Не исключено, что и потоп, о котором говорится в песне «Прорицание вёльвы» из древнеисландской «Старшей Эдды», связан с каким-то стихийным бедствием, обрушившимся на предков исландцев и ставшим компонентом их поэтической мифологии.

Однако возможно и другое. Стихия воды, уничтожающая мир, участвует наряду с огнем-стихией, воде противоположной, — в разрушении Вселенной перед новым ее возрождением. Иными словами, в «Старшей Эдде» мы имеем дело не с преломлением реального события через своеобразную призму мифа, а с некой универсалией, свойственной мифологии почти всех народов. Вспомним рассказы о гибели мира в результате потопа, содержащиеся в космогонических мифах индейцев Центральной Америки, вспомним мировые периоды мифологии древних индийцев. Ни о каком влиянии друг на друга тут не может быть и речи: древние исландцы создавали свою культуру на острове, находящемся в северной части Атлантики, в конце I — начале II тысячелетия н. э.; индейцы, населяющие джунгли и плоскогорья Центральной Америки, начали создавать свою самобытную цивилизацию в I тысячелетии до н. э., и расцвет ее приходится на I тысячелетие н. э.; древние индийцы уже во II тысячелетии до н. э. стали наследовать достижения своих предшественннков, создателей протоиндийской культуры, сложившейся около четырех тысяч лет назад и удаленной территориально от Исландии и Центральной Америки на многие тысячи километров.

В мифологии многих народов весьма сильны элементы натурфилософии. Создание мира, его существование, его гибель связываются с различными стихиями — водой, огнем, металлом, деревом, воздухом и т. д. у древних китайцев и мексиканцев, древних германцев и индийцев. Только у жителей Центральной Америки мир в каждом цикле его существования уничтожается определенной стихией, в том числе и водой, а у создателей мифологии «Старшей Эдды» это разрушение производят все стихии разом. Естественно, что в качестве «свидетельства легенд о всемирном потопе» такие универсальные механизмы порождения мифов, включающие и стихию воды, потоп, фигурировать не могут (а ведь и атлантологи, и даже геологи и океанологи ссылаются порой на подобного рода «свидетельства легенд»!).

28
{"b":"190186","o":1}