ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я блогер
Возмутительно красивый пилот
Мужские правила
Иоганн Кабал, некромант
В канун Рождества
Не шутите с боссом!
Случайный граф
Фосс
Девять Вязов
Содержание  
A
A

Доводы, как вы сами видите, убедительны. Однако «полевая проверка» океанского дна не может идти в тех условиях, в которых происходит обычная работа геологов-полевиков. Геолог, находясь в любой точке земного шара и располагая самым элементарным оборудованием, может проверить и перепроверить данные любого авторитета и, видимо, получить сходные результаты. Но каким образом могут проверить и перепроверить данные глубоководного бурения, когда вся информация замыкается на данных колонок грунта, полученных с помощью единственного судна, аппаратура которого способна проникнуть на глубины океана в три, четыре, пять, шесть километров, специалисты, не побывавшие на борту этого уникального судна? Им остается принимать на веру колонки цифр или колонки грунтов — полученные не ими, в условиях бурения, о которых они не знают, и обсуждать их на страницах научных или научно-популярных публикаций.

Сущность споров о масштабе и времени потопов хорошо иллюстрирует такой пример. Почти полтора века назад на дне морей были обнаружены первые подводные каньоны. Дальнейшие исследования показали, что подобные образования прорезают склоны материков во всех уголках Мирового океана. Сначала их сочли за затопленные речные долины. Но почему они продолжаются так далеко на дне? Опустились ли эти древние русла в глубины, в то время как на суше поднимались горные хребты? Или же подводные каньоны никакого отношения к древним рекам не имеют и образовались под водой?

Предложено около двух десятков гипотез, объясняющих происхождение подводных каньонов. «В 1949 г. исполнилось сто лет с тех пор, как эта проблема волнует умы исследователей, но тем не менее до сих пор мы не имеем ее бесспорного решения. Одной из основных причин затянувшегося решения проблемы являлась очень слабая изученность морского дна, которая объяснялась крайне примитивными средствами исследования и отсутствием прямой практической необходимости познания рельефа дна на больших глубинах», — пишет Линдберг.

Все специалисты солидарны в том, что речные долины таких рек, как Инд, Темза, Гудзон, Меконг и многие другие, имеют продолжение на шельфе, под водой. Подводные каньоны, которые обнаружены на большой глубине, как правило, такой связи с мощными реками не имеют. Значит ли это, что они образовались под водой, — или же все-таки когда-то на суше текли большие реки, русло которых погрузилось на дно океана на глубины до двух километров? В зависимости от той точки зрения, на которой стоит исследователь, данные о подводных каньонах привлекаются точно так же, как данные о террасах, объеме ледников и т. д., — с тем, чтобы доказать гипотезу этого исследователя (хотя, как вы теперь хорошо знаете, из набора фактов довольно легко отобрать такие, которые будут опровергать одну гипотезу и подтверждать другую).

И как трактовать грандиозный подводный каньон, связанный с устьем великой африканской реки Конго, который начинается в трех десятках километров от устья в виде рва с крутыми стенами, который пересекает шельф и материковый склон и уходит в пределы океанского ложа? На глубине более трех с половиной километров каньон разделяется на несколько ветвей, образуя своеобразную дельту, ветви которой прослеживаются до глубин почти в пять километров.

«Происхождение подводного каньона Конго, как и других крупных подводных каньонов мира, объясняют по-разному. Одни ученые считают, что этот каньон раньше был обычной речной долиной — нижней частью долины Конго, — которая впоследствии была затоплена водами океана в результате происшедших в сравнительно недавнее время (в четвертичном периоде) мощных разломов и опусканий западной окраины Африканского материка, — констатируют Ю. Д. Дмитревский и И. Н. Олейников в книге “Река Конго”. — По мнению других, каньон с самого начала формировался на дне океана: он был выработан перемещавшимся по дну потоком наносов Конго. Однако подобные тяжелые потоки (мутьевые, или суспензионные, течения, как их называют в научной литературе) довольно слабы, и маловероятно, чтобы одни они могли создать такую колоссальную рытвину в океанском ложе. Трудно поверить и в столь большие молодые опускания суши (с амплитудой в 5000 м!), какие предполагает первая гипотеза.»

В зависимости от точки зрения, на которой стоит тот или иной автор, подводный каньон Конго можно считать прямым «доказательством» опусканий суши до глубин в пять километров либо же «доказательством» того, что такие опускания произойти не могли, а работа подводных потоков способна создавать каньоны не только возле лишенного рек побережья, но и возле устьев рек, хотя они отношения к этим рекам не имеют.

… Наша книга посвящена потопам, которые произошли на памяти рода человеческого. И поэтому мы не будем обсуждать великие оледенения и последовавшие после таянья ледников потопы, которые были перед эпохой владычества динозавров и по окончании ее, потопы четвертичного периода, в течение которого формировался человек разумный, — ибо, как вы сами убедились, только последний этап последнего всемирного потопа мог отразиться в легендах и мифах.

Если гипотеза Линдберга соответствует истине, мы живем на бывшем дне, на территории, освобожденной водами последнего потопа (территории, окрашенные на физической карте зеленым цветом, — до отметки 200 метров — были залиты водами, с другой стороны, территории, помеченные на той же карте бледно-голубой краской, обозначающей глубины до 200 метров, были прежде сушей). Однако данные, полученные о периоде, охватывающем последние 20 тысяч лет, говорят о том, что всемирный потоп был вызван таяньем льдов, никаких катастроф при этом не происходило и за последнее столетие уровень Мирового океана повысился лишь на десяток сантиметров (точнее, с 1900 по 1964 год Мировой океан поднялся на 95 миллиметров).

Масштабы, которыми оперируют науки о Земле, слишком велики для рода человеческого. Но люди с древнейших времен вели борьбу с местными, локальными потопами, противопоставляя стихии свой ум, свой труд, свою солидарность. Борьба эта, начавшаяся несколько тысяч лет назад, продолжается и по сей день.

Невозможно построить вдоль всех морских побережий мощные преграды, которые бы не пустили волны цунами на сушу. Однако служба оповещения цунами работает в международном масштабе, и, несмотря на все политические разногласия, советские, японские и американские специалисты бдительно стоят на посту международной службы цунами.

Цунами угрожают жителям прибрежных районов. Но еще более часты потопы, связанные с катастрофическими разливами рек. Обуздание стихии, видимо, заставило древнейших жителей Двуречья делить свою историю на события «до потопа» и «после потопа». Если бы жители долины Нила не научились вычислять ход разливов великой реки, древнеегипетская цивилизация не была бы создана. О борьбе создателей древнейшей индийской культуры с прихотливыми разливами Инда говорят раскопки археологов, обнаруживших целую сеть ирригационных сооружений и плотин. Борьбу со стихией на протяжении нескольких тысячелетий ведет китайский народ, десятки миллионов человек, живущих на реках Хуанхэ и Янцзы. Борьба эта и по сей день не завершена.

В Соединенных Штатах Америки величайшая река мира Миссисипи с ее притоком Миссури на протяжении нынешнего столетия наносила огромный ущерб фермерам и горожанам, угрожая гибелью и разорением миллионам людей. И совершенно справедливо предлагают честные ученые Америки вложить колоссальные средства, которыми располагают США, в строительство плотин и дамб, а не в создание нейтронной бомбы, ракет и тому подобного стратегического вооружения.

Борьбу против потопов на протяжении многих столетий ведет народ Нидерландов, живущий — вне зависимости от того, справедлива или нет гипотеза Линдберга, — на территории бывшего морского дна. «Большая часть территории Нидерландов отнята у моря, начало этой работы относится к XIII в. Старые документы рассказывают об истории осушения земель и о катастрофических наводнениях, происходивших на заре средних веков. Хроники 1014 г. сообщают, что волны “поднялись до небес”. Однако систематический дренаж не проводился вплоть до XV в., когда стали использовать ветряные мельницы для откачки воды в море из внутренних районов через дамбы. Осушенные земли, или польдеры, составляют в настоящее время значительную часть Нидерландов, в том числе провинций Южная Голландия и Зеландия (польдер — это низменный участок земли, отвоеванный у моря; поверхность его либо располагается на уровне моря, либо ниже этого уровня; от моря отгораживается дамбами). При сильных штормовых наводнениях в Зеландии в 1682 г. было затоплено 27 тыс. га земли, а в 1808 г. — 14 тыс. га, — пишет У. Л. Хорн, один из авторов монографии “Геологические стихии”. — Разные участки земли имеют различную высоту, поэтому уровень воды в пределах отдельных польдеров неодинаков. В Голландии поверхность осушенных озер, таких, как Бемстер, лежит на уровне около 3,5 м ниже уровня моря. На осушенной части бывшего залива Зейдерзее почвенный слой находится примерно на 6 м ниже уровня моря. Крупные участки земли поддерживаются в пригодном для жизни людей состоянии путем использования сложной системы дамб и польдеров, ветряных мельниц и насосных станций.»

42
{"b":"190186","o":1}