ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меняйся быстрее, чем наступит завтра. 5 шагов к созданию гибкого бизнеса
Стеклянные дети
Dragon Age. Последний полет
Последний выдох
12 магических дней. Волшебство Нового года для жизни вашей мечты
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Случайный граф
Экстремальный тайм-менеджмент
Король и Шут. Как в старой сказке

Ирине было трудно говорить, и она попросила:

— Можно мне воды?

— Конечно.

Петр подал ей стакан, она жадно сделала пару глотков, и вернула его мужчине.

— Мы тогда жили во Франции, папенька участвовал в одной исследовательской экспедиции, его часто не бывало дома, и я всё время проводила с матушкой. На тот момент она была беременна, и я с нетерпением ждала, когда же у меня появится братишка или сестренка, — Ирина натянуто улыбнулась. — И тот день настал…. Я, как и сестренки, была непоседливым ребенком, и когда мне приказали покинуть маменьку и отправляться в свою комнату, я ослушалась и спряталась в смешной комнате родителей. Я видела всё…. В каких муках рожала матушка, как суетились женщины, как звали доктора, который все не приезжал…. Я видела кровь…много крови…. Вид кровавых простыней до сих пор преследует меня, а от криков маменьки я просыпаюсь по ночам….

Ирина не заметила, как начала плакать. Петр достал из кармана белоснежный накрахмаленный платочек и протянул ей. Ирина с благодарностью его взяла, высморкалась, перевела дыхание и продолжила говорить:

— Одним словом, моя психика не выдержала, и я сломалась…. Я сутки провела в беспамятстве, а когда пришла в себя, маменьки уже не было…. Она умерла. Я долго болела, мне не хотелось жить в мире, где Господь допускает такую несправедливость — дает жизнь одним людям, при этом забирая её у других. Я никого не винила, но в моем сознании четко отразилась мысль, что если я выйду замуж, то при родах обязательно умру. Для меня замужество стало равносильно смерти. Поэтому я так отчаянно сопротивлялась, не желая выходить замуж. Я боялась, и моему отчаянию не было предела….

Петру до безумия стало жалко маленькую девочку, которая пережила подобный ужас, но одновременно он испытал за нее чувство гордости, она нашла в себе силы не только продолжить дальше жить, но и взять на себя ответственность за воспитание двух сестренок.

— Ты посчитала, что любой мужчина, чьей женой ты станешь, в первую же ночь возьмет тебя силой?

— Именно, — призналась Ирина и нерешительно посмотрела на супруга. — Теперь ты сможешь простить меня за ту ночь?

— А тебе важно моё прощение?

— Как никого….

От нежной покорности, от робких взглядов, у Петра закружилась голова, и он стал дышать через раз. Находясь в столице, он смирился с мыслью, что ему не повезло с женитьбой, что придется любить женщин на стороне, а в супружеском ложе ему будет отказано. Но теперь, по возвращении в деревне, он нашел, что Ириночка разительным образом переменилась. Рядом с ним стояла прекрасная молодая женщина, которая вверяла ему свою судьбу, сама делала первый шаг к миру и согласию между ними.

Он посчитал слова лишними. Петр протянул руку, и Ирина снова оказалась в его объятиях. Но на этот раз она сильнее прижалась к нему, ей хотелось спрятаться у него на груди, укрыться от внешнего мира.

— Тебе не стоит просить прощения. Та ночь осталась в прошлом году, а о чем мы сегодня договорились? Всё, что было в прошлом, забыть и не вспоминать. Ни к чему….

Ирина не могла выразить словами, как она опасалась этого разговора, и как сейчас была благодарна Петру за понимание. Она подняла личико, на котором до сих пор были видны следы слез, и губы Петра скользнули по её щекам.

— Это в знак нашего примирения, — прошептал он рядом с её губами.

Ирина замерла. Их взгляды скрестились, её пушистые ресницы затрепетали, и она прикрыла глаза со словами:

— Я хочу большего….

Поцелуя так и не получилось. Губы Петра замерли в сантиметре от её рта. Он чувствовал её прерывистое дыхание, ощущал, как она дрожит всем телом, но между тем не смог удержаться от вопроса:

— Что ты имеешь в виду, Ирина? Я не совсем тебя понимаю.

Ирина тяжко вздохнула.

— Я хочу ребеночка….

— Но как же….

Миниатюрная ладошка заставила его замолчать.

— Я была не права….Я не хочу всю жизнь убегать от призраков, я достаточно намучилась. Мне хочется семьи. Большой семьи. Я хочу слышать, как топот маленьких ножек наполняет дом, как детский смех и гомон слышится из сада, хочу, чтобы моё сердце замирало от радости при слове: «Мама»! И поэтому…. И поэтому я хочу, чтобы наш брак перестал иметь номинальные отношения, и стал настоящим!

Всё это Ирина выпалила на одном дыхание. Ей даже не верилось, что она могла подобное произнесла. За последние дни она часами подбирала нужные слова, которые собиралась сказать, но в последний момент все заготовки улетучились. И теперь она с опаской ожидала, как отреагирует Петр.

Тот некоторое время молчал. Он был поражен и, чего скрывать, обрадован.

— Я тоже думаю, что пора нашим отношениям перейти на другой уровень и поэтому предлагаю….

— Боже….

— ….и поэтому предлагаю подняться ко мне в спальню.

— Прямо сейчас?!!

— Если ты боишься, то я готов подождать сколько потребуется!

— Нет! Ждать больше не надо….

— Ирина, посмотри на меня! — приказал Петр, и когда она не подчинилась, он двумя пальцами подцепил её подбородок и заставил посмотреть в глаза. — Я не хочу, чтобы ты потом раскаивалась.

— Я не буду….

Она выдохнула слова на одном дыхании, её глаза были устремлены на лицо Петра, она искала в нем поддержки и понимания.

И нашла.

Он взял её за руку, и они стали подниматься по лестнице. Его теплая ладонь согревала и давала ощущение уверенности. Ирина несколько раз останавливала взгляд на широких плечах. Какая, наверное, силища скрывается в них! Недаром он был внуком сибиряка, природа не обидела Петра, и наделила его крепкой фигурой.

Поднимались они быстро, а Ирине казалось, что они не идут, а ползут. Лестница превратилась в вереницу бесконечных ступенек, и когда её ножки утонули в ворсе ковра, она вздохнула с облегчением.

Их смежные комнаты располагались сразу за поворотом. Петр распахнул дубовую дверь. Ирина нерешительно замерла на пороге, пока Петр зажигал масляную лампу. Когда в комнате слабо задребезжал свет, девушка сама сделала шаг вперед и закрыла за собой дверь. Назад дороги не существовало.

— Может, что-нибудь выпьешь? Вина? Шампанского?

— Нет, не хочу.

— Тогда иди ко мне.

Не смотря на то, что голос Петра звучал нежно, на лбу Ирины выступила испарина. Она была безумно напряжена, и мысленно удивлялась, как ещё стоит на ногах, они стали точно ватными.

Шаги давались с трудом. Петр видел, какие усилия прилагала девушка, он едва не физически ощущал, какая внутренняя борьба происходит в её умненькой головке.

Когда Ириночка оказалось рядом, он положил руки ей на плечи и негромко сказал:

— Ирина, я обещаю, что буду предельно нежным и осторожным. Я хочу, чтобы ты знала — если что-то пойдет не так, ты в любой момент сможешь остановить меня, — Петр давал обещания, в которых не был уверен. Он очень давно мечтал об этой женщине, и теперь перед ним стояла нелегкая задача — сохранить самообладание и не наброситься на неё, точно голодный зверь.

— Спасибо….

Голос девушки дрожал, выдавая внутреннее напряжение. Ей с трудом удавалось не впасть в панику.

— И ещё…, - Петр не знал, насколько осведомлена Ирина в интимных вопросах между мужчиной и женщиной, и поэтому счел нужным предупредить: — Первый раз всегда бывает больно. Но я постараюсь, чтобы боль быстро прошла.

Ирина кивнула.

Петр развернул её спиной к себе, и принялся расшнуровывать корсет. Ох, уж эти женские штучки! Тот злодей, что выдумал корсет, наверное, долго злорадствовал, наслаждаясь мыслью, как будут мучиться мужчины, путаясь в шнурках и завязках!

Но вот бастион взят, и нежная ткань падает с белых плеч Ирины, задерживаясь на крутых бедрах. Взору Петра предстает длинная спина, прикрытая лишь прозрачным бельем. Даже при тусклом освещении было заметно, как капельки пота выступили между ключиц девушки.

— Ты очень напряжена, малышка. Я хочу, чтобы ты расслабилась и доверилась мне….

Сказать-то легко, а сделать куда труднее!

Платью суждено было не долго находиться на Ирине, Петр довел дело до конца.

38
{"b":"190189","o":1}