ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поцелуешь? — переспросила девушка.

— Да, я так долго мечтал об этом.

Не дожидаясь ответа и расценивая ее молчание как знак согласия, он приник к ее губам. Лаура отметила, что ей не противно, но и особо никаких эмоций у нее не появилось. Она поднялась и прошла к столу. Хорхе встал вслед за ней. Он подошел к девушке, повернул ее к себе и взял ее лицо в руки.

— Я люблю тебя и всю жизнь любил. Мне неважно, что ты делала все это время. Мне важно только то, чтобы ты согласилась быть со мной. Понимаешь?

— Хорхе, — у Лауры выступили слезы. — Я не могу сказать тебе сейчас ничего, не могу.

— Я подожду. Я и так долго ждал. — Он поцеловал ее глаза, нос и прикоснулся губами к ее губам.

— Я буду ждать. И я всегда рядом. Ты только позови меня, и все!

— А если ты снова впустую потратишь время? — тихо спросила девушка.

— Значит, так тому и быть. Тогда я останусь твоим лучшим другом. Твоим защитником, как раньше, в детстве. Помнишь?

— Когда мальчишки из соседнего двора отобрали у меня велосипед?

— Точно! А еще когда тебя дергали за косички!

— Помню, Хорхе. Помню.

— Так что, я понял, ты не возражаешь?

— И не будет обиды? Ты уверен?

— Уверен. Поверь, уверен. Так что, я буду ждать.

Что могла ответить ему Лаура Пачули в тот момент. Ее собственное сердце разрывалось от любви к совершенно другому человеку. И от другого человека мечтала она услышать эти слова.

* * *

Хорхе стал регулярно появляться в доме у Марсе. И Лауру это не раздражало. Он приходил на ужин, и в тот момент все они вместе составляли большую дружную семью. Однако Лаура, хоть улыбалась и шутила, но, вела себя все время как-то отчужденно. Казалось, что часть ее все равно где-то очень далеко. Она все время о чем-то думала. И если Хорхе приходил тогда, когда она работала дома, то он просто сидел рядом и читал. Иногда он читал ей вслух Карлоса Фуентеса, Хорхеа Ибаргюенга и Октавио Паса. Порой, когда Лауре хотелось разговаривать, они обсуждали прочитанное.

Хорхе не приставал к ней с расспросами, но постепенно в его душе зародилась мысль, что надо что-то предпринять, чтобы расшевелить девушку. Он стал приглашать ее то на концерт, то в театр, то в кино. Они ходили в рестораны, кафе. Но все оставалось неизменно.

Однажды Хорхе пришел к Лауре чуть раньше назначенного времени. Позвав ее и не получив ответа, он вошел в гостиную. Там никого не было, и тогда он решил подняться в ее мастерскую. В новом доме Лаура тоже оборудовала мастерскую наверху.

В мастерской тоже никого не оказалось. Там царил идеальный порядок. Ткани лежали, подобранные по цвету, нигде не валялось ни сориночки. На манекенах надеты очень красивые наряды. Маленькие окна Лаура бережно и с любовью украсила цветами. Хорхе знал, что на тумбочке возле стола у Лауры лежат разные журналы. Он решил, что, если возьмет парочку и присядет с ними на диван, чтобы подождать девушку, она не обидится. К тому же они договорились о встрече.

Хорхе подошел к столу и поднял журнал. Он его уже видел, поэтому решил покопаться в остальных. Его внимание привлекла какая-то папка, лежащая на столе. Секунду он колебался, но все же решил посмотреть, что в ней. Он присел на стул возле стола и открыл ее. В папке лежали вырезки из газет, листы из журналов. И что самое странное, на всех — фотографии одного человека. Хорхе прочитал надписи нескольких статей: «Молодой талантливый предприниматель Федерико Лопес...», «Федерико Лопес открывает новый магазин в Нью-Йорке...», «Федерико Лопес поругался с сыном, причина неясна...»

Везде Федерико Лопес. И вдруг Хорхе увидел листок бумаги, исписанный аккуратным мелким почерком. Прекрасно сознавая, что нельзя читать чужие бумаги, он пробежал по листку глазами. И задохнулся... Будто электрический ток пробежал по нему.

«Федерико, любовь моя. Я так тоскую по тебе. Я не успела сказать тебе, что люблю тебя, не успела подарить тебе свою любовь и нежность. Все то, что произошло, настолько неожиданно, нелепо, что я не смогла ничего объяснить тебе. Я приняла все как должное, оказавшись жертвой. Наверное, я наказана за свою гордыню. Не знаю. Не знаю. Почему ты не вернулся тогда? Почему не попросил объяснений? Неужели я безразлична тебе? Я живу только для того, чтобы видеть тебя, слышать твой голос. Но иногда, когда мне особенно тяжело, я думаю, почему Бог не забрал меня к себе тогда, в Париже. Я мечтала о прекрасной ночи любви, полной страсти и огня, а получила... Я не хочу думать о той ночи, не хочу. И не могу о ней не думать. Постоянно мысли переносят меня туда. И я помню твой взгляд, взгляд, полный презрения, жалости, ненависти. За что? За что? Я не хочу думать о том, что рядом с тобой кто-то есть. Да и глупо было бы предположить, что ты один. Я задыхаюсь от ревности, от разлуки с тобой. Я страдаю, я не знаю, что делать. Федерико, Федерико...»

— Хорхе, что ты тут делаешь? — внезапно услышал он за спиной голос Лауры.

— Лаура, прости. Я ждал тебя, я не хотел...

— Уходи, — сказала Лаура металлическим голосом, глаза ее, полные слез, не глядели на него. — Ты не имел права читать это. — Трясущимися руками она собирала обрезки из журналов и газет, которые уронил Хорхе, когда Лаура неожиданно появилась в мастерской.

— Лаура, прости. — Хорхе попытался взять девушку за руку.

— Уходи, — повторила она и отвернулась.

Хорхе спустился с лестницы, обескураженный, раздавленный. Вот какую тайну скрывала Лаура. Скрывала так долго. Но Марсе скорее всего знал тайну сестры? Хорхе набрал номер мобильного телефона Марсе. Они договорились о встрече в кафе рядом с офисом, где работал Марсе.

* * *

— Ну, ты расскажешь мне, кто такой Федерико Лопес и что он сделал такого Лауре?

— Ты знаешь о Федерико? — удивился Марсе.

— Случайно узнал. Понимаешь, Марсе, ее надо спасать. Но я не знаю как. А чтобы понять, мне надо узнать все. Расскажи. Я действительно хочу помочь ей. Понимаешь?

— Ты меня пугаешь, Хорхе, спасать, ты о чем? — Марсе не очень хотелось рассказывать ту историю, пусть хоть и очень близкому другу.

— Ты что, идиота из меня делаешь? Ты не видишь, в каком состоянии твоя сестра?

— Вижу и сам решу наши семейные проблемы, прости, Хорхе.

— Что прости? Как ты решишь? Ты с ней разговаривал, спрашивал, что и как? Ты видел ее письма к нему?

— Какие письма? — удивился Марсе.

— Вот именно, ничего ты не видел и не знаешь, хоть и живешь с ней в одном доме! — Хорхе закурил.

— Рассказывай про письма, — попросил Марсе.

— Я видел ее письма к тому мужчине, понимаешь? Случайно увидел. Это просто ужас какой-то. Я прочитал только одно, но заметил, что там есть и еще письма. Похоже, она пишет ему каждый день. Понимаешь, она ушла в свою скорлупу. Она работает, шьет, творит, а по ночам или, не знаю, вечерам, в общем, когда остается одна, она пишет ему, разговаривает с ним. И ничего и никого другого рядом с собой просто не хочет видеть. Это ты считаешь нормальным?

Марсе задумался. Конечно, он замечал, что с сестрой происходят непонятные вещи. Но он полагал, что все само образуется. Врач же обещал ему, что постепенно все забудется, молодость возьмет свое. Он выписал Лауре таблетки, которые, похоже, она пить не стала.

Марсе ничего не оставалось делать, как рассказать Хорхе все. Хорхе слушал его, не перебивая. Когда Марсе замолчал, Хорхе поднялся, дотронулся до его плеча и вышел из кафе.

Он принял решение.

А Марсе посидел еще немного, допил кофе и набрал номер телефона.

— Кармен, здравствуй, любимая.

— Здравствуй, милый. Как ты?

— Все хорошо. Знаешь, я решил только что, что мы поедем к родителям в эту субботу.

— Поезжайте, — не поняла девушка.

— Ты не поняла. Я сказал, что мы поедем. Лаура, ты, Энрике, ну и я, конечно.

16
{"b":"190193","o":1}