ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В губерниях нечерноземного Центра и Северо-Запада (Московской, Владимирской, Тверской, Петроградской, Смоленской и др.), где после Октябрьской революции сразу же были созданы сельские Советы и переизбраны земельные комитеты, эсеровское влияние в деревне было подорвано, на помощь крестьянам были посланы рабочие из крупных промышленных городов, конфискация помещичьего землевладения с самого начала проводилась организованно, случаи расхищения и разгрома имений были редки.

Иная обстановка сложилась в отдельных районах черноземного Центра и Поволжья, в которых земельные органы возглавляли правые эсеры. В этих районах в ноябре — декабре 1917 г. было немало случаев разгрома и расхищения помещичьих имений. Инициаторами разгромов обычно выступали кулаки, захватывавшие большую часть скота и инвентаря. С укреплением Советской власти конфискация помещичьих имений и здесь приобретала организованный характер. В январе — феврале 1918 г. разгромы имений резко сократились. Сельские Советы пресекали погромы180.

Нужно отметить, что в целом по стране разгрому подвергалось сравнительно небольшое число помещичьих имений. В губерниях земледельческого Центра разгромленные имения составляли 4—6—10% всех принятых на учет земельными органами181. Конфискация основной массы помещичьих имений, таким образом, происходила организованно. В Центральной России она была осуществлена практически в первые месяцы Советской власти.

Конфискованная помещичья земля распределялась среди крестьянства. В Декрете о земле указывалось, что земля «переходит в пользование всех трудящихся на ней». Землепользование должно быть уравнительным, земля распределяется по трудовой или потребительной норме. Только в отношении высококультурных помещичьих хозяйств делалось исключение: они разделу не подлежали, а переходили в пользование государства или общины. Таким образом, уже в Декрете о земле предусматривалось создание индивидуального и общественного (коллективного и государственного) землепользования. В декрете «О социализации земли» подчеркивалась необходимость всяческого содействия общественной обработке земли и предоставления преимуществ трудовому кооперативному хозяйствованию перед единоличным. Учитывая объективные перспективы развития сельского хозяйства, «Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию» провозглашало, что «на все виды единоличного землепользования следует смотреть как на преходящие и отживающие».

Придав законодательную силу крестьянскому требованию уравнительного раздела земли, большевики в противовес эсерам доказывали, что эта мера не означает установления в деревне социалистических отношений, поскольку существуют имущественные различия и товарное производство, усиливающее данные различия; в деревне сохраняются тенденции капиталистического развития. Однако уравнительный раздел земли между крестьянами в условиях диктатуры пролетариата приобретает новое значение. Такой раздел становится актом вторжения в старые производственные отношения в деревне. Наделение землей батраков и малоземельных крестьян, с одной стороны, и урезка кулацкого землепользования — с другой, ведут к осереднячиванию крестьянства, сужают сферу капиталистических отношений в деревне. Создаются условия для нового направления в развитии аграрных отношений. В ноябре 1917 г. В. И. Ленин писал: «Никогда уравнительное землепользование и т.п. меры не повредят социализму, если власть в руках рабочего и крестьянского правительства…» и осуществлены важнейшие революционно-экономические мероприятия. В этих условиях уравнительное землепользование становится «одной из переходных мер к полному социализму»182.

Конфискация помещичьих земель и их уравнительное распределение среди крестьянства осуществлялись в ожесточенной классовой борьбе. Этим мерам противодействовали земельные собственники, лишавшиеся своих владений; кулачество стремилось использовать земельные преобразования в своих интересах. Задача Советской власти состояла в том, чтобы даже демократические аграрные преобразования осуществить в интересах пролетарских и полупролетарских слоев деревни.

В конфискации помещичьих земель были заинтересованы все крестьяне, выступавшие единым фронтом против класса помещиков. Характеризуя это направление классовой борьбы в деревне, В. И. Ленин говорил: «Сначала положение было таково, что мы видели напор всего крестьянства против власти помещиков. Против помещиков шли одинаково и бедняки и кулаки, хотя, конечно, с разными намерениями: кулаки шли с целью отобрать землю у помещика и развить на ней свое хозяйство»183. При переходе к распределению конфискованных земель борьба между различными социальными категориями крестьян обострилась. При разделе помещичьих земель «обнаружились между кулаками и беднотой различные интересы и стремления»184. Батраки и бедняки требовали распределения земли по числу едоков, а кулаки — в зависимости от наличия средств обработки земли и рабочей силы. Кулаки, чтобы захватить лучшую часть конфискуемых земель, машины и орудия, племенной, рабочий и продуктивный скот и отвлечь внимание от своих земель, вели агитацию за раздел всех помещичьих имений и часто провоцировали их разгромы. Так кулаки пытались использовать в своих целях земельные преобразования.

Против классового подхода к распределению конфискованной помещичьей земли выступали эсеры. Видя в уравнительном землепользовании установление социализма в деревне, они делали упор на полное уравнительное распределение земли по единой (с учетом плодородия почв) для всей территории страны норме. Такой раздел требовал перераспределения земель между губерниями, уездами и волостями. Прежде чем приступить к нему, необходимо было провести перепись населения и составить земельный кадастр, подготовить кадры землеустроителей, агрономов и статистиков. Распределение земель, следовательно, откладывалось на многие годы. Партия большевиков при распределении земель делала упор не на территориальный, а на социально-классовый аспект раздела — наделение землей безземельной и малоземельной бедноты, вела борьбу против попыток кулачества захватить конфискованные помещичьи земли. Этот подход к распределению земли среди крестьянства был закреплен в декрете «О социализации земли», в котором указывалось, что при наделении землей единоличных хозяйств в первую очередь удовлетворяются нужды безземельных и малоземельных крестьян и сельскохозяйственных рабочих.

Решающую роль при распределении земли между крестьянами играли местные органы власти. Поэтому в деревне шла острая борьба за овладение Советами, за изменение их социального состава. Соотношение классовых сил в отдельных селениях и волостях было различным, поэтому и распределение земли приняло многообразные формы.

Весной 1918 г. в деревне был осуществлен раздел основной части помещичьих земель (земли, занятые посевом озимых, делились осенью после снятия урожая). В каждом уезде земля распределялась самостоятельно и независимо от других уездов185. Земли между волостями распределялись чаще, однако это распределение касалось, во-первых, только «излишков» земли, во-вторых, в нем принимали участие только «смежные волости». Земельные границы волостей в основном оставались прежними. Аналогичным было распределение земель между населенными пунктами (деревня, село) и земельными обществами: в первую очередь прирезку земли получали малоземельные общества; в большинстве случаев основным признаком при выборе селений, которым отводилась земля, была близость их к распределяемому земельному фонду186.

вернуться

180

«История СССР», т. VII, стр. 315—316.

вернуться

181

П. Н. Першин. Аграрная революция в России, кн. 2. М., изд-во «Наука», 1966, стр. 204—208.

вернуться

182

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 35, стр. 103, 104.

вернуться

183

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 43, стр. 156.

вернуться

184

Там же.

вернуться

185

«Порядок распределения земель». М., 1919, стр. 2, 3.

вернуться

186

Там же, стр. 9—11.

23
{"b":"190207","o":1}