ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

История ведения русско-английских переговоров лишний раз продемонстрировала правильность ленинских положений о наличии двух тенденций в отношениях капиталистических стран к стране социализма. Нараставший в Англии экономический кризис, массовая безработица, резкое падение объема промышленного производства все острее ставили вопрос о рынках сбыта, вынуждали предпринимателей налаживать торговлю с Россией. Возможность получения крупных заказов на производство оборудования и покупки качественного русского сырья интересовали английских промышленников. Одновременно в Англии очень сильна была враждебная тенденция. Поэтому англо-русские торговые переговоры продолжались с переменным успехом в течение нескольких месяцев и лишь 16 марта 1921 г. завершились подписанием первого англо-советского торгового договора.

В. И. Ленин придавал большое значение заключению торгового договора с Англией как одной из промышленно развитых капиталистических держав и внимательно следил за ходом переговоров. «Наша цель сейчас, — говорил он в декабре 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов, — получить торговое соглашение с Англией, чтобы начать товарообмен более правильно, чтобы для нашего широкого плана восстановления народного хозяйства получить возможность закупить необходимые машины возможно скорее. Чем скорее мы это сделаем, тем больше у нас будет основ для экономической независимости от капиталистических стран»620.

В ходе переговоров возрастал и реальный интерес к советским заказам. В сентябре 1920 г. советскими хозяйственными органами был сдан крупный заказ на английское сукно. Начались переговоры с крупными автомобильными фирмами. Было заключено предварительное соглашение с заводом «Армстронг» о передаче ему 1500 наших паровозов для ремонта на 5 лет. Велись переговоры также с телеграфной компанией «Mapкони»621.

Советская торговая делегация по дороге в Лондон весной 1920 г. заключила два торговых соглашения, которые были первыми после прорыва экономической блокады. 21 марта 1920 г. в Копенгагене было подписано соглашение между Центросоюзом и Итальянской кооперацией, которое, однако, большого практического значения не имело; 15 мая 1920 г. в Стокгольме было подписано торговое соглашение с Объединением шведских промышленников и торговцев. В объединение входило 14 крупнейших промышленных предприятий во главе с паровозостроительным акционерным обществом «Нюдквист и Хольм». Центросоюз получал право закупки в Швеции товаров на сумму 100 млн. шведских крон, внеся залог в золоте 25 млн. шведских крон. Договор сыграл крупную роль в прорыве золотой блокады и в развитии торговых сношений России с капиталистическими странами.

В дополнение к договору шведский паровозостроительный концерн обязался поставить 1000 шведских локомотивов, из которых первые 100 должны были быть изготовлены в период с августа 1920 г. до октября 1921 г. «Придаем заключенному договору, — писал В. И. Ленин, — значение главным образом с целью воздействия на крупные паровозостроительные заводы Европы и Америки»622. Благодаря договору удалось получить из Швеции, помимо паровозов, другой железнодорожный материал, насосы, пилы, напильники, топоры, проволоку, свинец и др.

Одновременно делегацией Центросоюза был заключен контракт с датскими фирмами о поставке сельскохозяйственных машин, электрооборудования и других изделий. С норвежской фирмой был подписан контракт о поставке каменного угля.

Торговые отношения с Германией, прерванные мировой войной, возобновились после заключения в марте 1918 г. Брест-Литовского мирного договора. Товарообмен с Германией продолжался лишь несколько месяцев летом и осенью 1918 г., после переворота в Германии в ноябре 1918 г. Брестский договор был аннулирован. В 1919 г. были заключены отдельные торговые сделки с Германией, причем в импорте из Германии на первом месте стояли: табак, спички, краски, сельскохозяйственные машины, телефонные и телеграфные аппараты. В 1920 г. удельный вес Германии во внешнем товарообороте России превысил 20%.

Характеризуя внешнюю торговлю 1918—1920 гг., нельзя не остановиться на экономических отношениях с ближайшими соседями — прибалтийскими странами.

Первым был подписан мирный договор с Эстонией — 2 февраля 1920 г. Подписание договора имело принципиальное значение, оно означало прорыв дипломатической блокады Советской России. Ленин писал: «Им открывается для нас возможность начать товарообмен со странами Запада»623. 12 июля 1920 г. подписан мирный договор с Литвой, 11 августа 1920 г. с Латвией. Основными принципами торговых договоров с этими странами явились: принцип наибольшего благоприятствования; свобода транзита (товары, провозились через территорию одной из договаривающихся сторон, не облагались никакими ввозными пошлинами и транзитными налогами) и т.д.

Нормализация отношений с прибалтийскими странами сыграла большую роль в организации товарооборота с Западом. Практически вся торговля в 1920 г. с важнейшими контрагентами Советской России (Швецией, Англией, Германией) осуществлялась транзитом через прибалтийские страны, главным образом через Эстонию. Да и сама Эстония в 1920 г. в советском импорте занимала четвертое место после Швеции, Германии и Англии. В Эстонии были закуплены сельскохозяйственные орудия и машины, пилы, напильники, телефонное и телеграфное имущество, дубильный экстракт, химикалии и т.д.

14 октября 1920 г. был заключен мирный договор между Советской Россией и Финляндией. Договор основывался на принципе мирного сосуществования и сотрудничества государств различных систем и способствовал установлению добрососедских отношений с Финляндией.

Государственная монополия внешней торговли помогла оградить строящееся советское народное хозяйство от всевозможных попыток иностранного (в то время главным образом немецкого) капитала проникнуть в отдельные отрасли нашей промышленности, захватить природные богатства нашей страны, от попыток империалистов лишить Советскую республику экономической самостоятельности.

Часть вторая

СОВЕТСКАЯ ЭКОНОМИКА В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1918—1920 гг.

Глава десятая

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБОРОНЫ СТРАНЫ. «ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ»

1. Ленинские принципы организации защиты социалистического Отечества

Мирная передышка, завоеванная Советской властью в начале 1918 г., длилась недолго. Уже весной этого же года началась военная интервенция иностранных империалистов против Советской страны, поддержанная контрреволюционными мятежами внутренних врагов диктатуры пролетариата; началась гражданская война. Это была война, исход которой решал судьбу Великой Октябрьской социалистической революции и ее завоеваний. «Весь опыт классовой борьбы учит, что революция только тогда чего-то стоит, когда она умеет себя защитить. Великий Октябрь показал, насколько важна эта истина для социалистической революции, против которой ополчаются все силы старого мира. В грозные дни, когда на молодую Советскую республику обрушились полчища контрреволюции и интервентов, в обстановке блокады, саботажа, кулацких мятежей революционная Россия держала свой самый ответственный экзамен. И она выдержала его, отстояв свое право на жизнь. Выдержала потому, что революционные рабочие и крестьяне на полях гражданской войны, в продотрядах, на трудовом фронте сражались за близкое, родное им дело, от которого зависели их собственные судьбы, их свобода, их будущее»624.

Активным организатором военной интервенции против Советской России выступил американский и англо-французский империализм, реакционные силы главных капиталистических стран625.

вернуться

620

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 42, стр. 101.

вернуться

621

«XV лет борьбы за монополию внешней торговли», 1932, стр. 156—157.

вернуться

622

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 51, стр. 341; «Документы внешней политики СССР», ч. II, стр. 524.

вернуться

623

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 40, стр. 111.

вернуться

624

Л. И. Брежнев. Пятьдесят лет великих побед социализма. Политиздат, 1967, стр. 9.

вернуться

625

Фальсифицируя историю, буржуазные «советологи» оправдывают вооруженную интервенцию иностранных империалистов против Советской страны, изображая интервентов и контрреволюционную белогвардейщину как борцов за «демократическое развитие России» (см. «Критика буржуазной историографии советского общества». Политиздат, 1972, стр. 64—101.

83
{"b":"190207","o":1}