ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

XIII съезд партии, состоявшийся в мае 1924 г., поставил перед советским народом задачу — ускорить темпы восстановления металлургии. Решение съезда нашло широкий отклик в среде рабочих-металлургов, пробудило инициативу масс. Трудовым подвигом явилось восстановление Макеевского металлургического завода, который по 1924 г. находился на консервации. Рабочие без государственной дотации начали его восстановление. В августе 1924 г. они ввели в действие механический, мартеновский и прокатные цехи, 16 ноября 1924 г. пустили первую домну784.

Большое упорство и самоотверженность были проявлены коллективом Днепровского завода в Каменском (ныне Днепродзержинск). Этот завод был настолько разрушен, что многочисленные комиссии, проверявшие его состояние в 1920—1924 гг., предлагали его срыть. После постановления январского Пленума ЦК партии (1924 г.) рабочие завода сначала пустили вспомогательные цехи, начали изготовлять решетки для котлов Гарта, потом котлы, а в начале 1925 г. приступили к восстановлению первой доменной печи785. С восстановления этой доменной печи началось возрождение завода, введенного в действие полностью в 1926 г. Собственными силами начали в 1924 г. восстановление первой домны и рабочие Енакиевского завода, законсервированного в 1923 г., и рабочие других заводов.

Сосредоточение внимания на восстановлении черной металлургии, выделение для этого более значительных средств, упорная борьба металлургов подготовили перелом в ходе восстановительных работ, который наступил в 1925 г. Только на «Югостали» в этом году было пущено 10 доменных печей, тогда как за 1923 и 1924 гг. — всего 4. На крупнейших заводах треста — Донецком, Макеевском, Енакиевском, заводах им. Петровского и им. Дзержинского — работали в 1925 г. по 2—4 доменных печи, производили металл сталелитейные и прокатные цехи.

Ускорялись темпы восстановления домен и на Урале, где до 1925 г. многие заводы находились на консервации. В 1925 г. зажигаются домны Златоустовского металлургического завода, а также пускаются Пашийский, Майкорский, Верхне-Туринский, Верхне-Синячихинский, Старо-Уткинский, Зигазинский и другие заводы.

Однако к концу восстановительного периода в черной металлургии оставалось еще большое количество не введенных в действие агрегатов.

Состояние черной металлургии, характер ее восстановления отражались в движении основных фондов. Их стоимость к 1914 г. определялась в 335 млн. руб. в довоенной валюте. Разрушения в отрасли, которые оценивались ВСНХ примерно в 25 млн. руб., и повышенный износ оборудования заводов в силу их бездействия обусловили снижение стоимости основных фондов к концу 1921 г. более чем на 30%786.

Первая, весьма несовершенная, инвентаризация имущества предприятий черной металлургии была проведена к 1923 г., оно оценивалось в довоенных рублях, прирост его в последующие годы — в современных рублях. Таким образом, возникла оценка основных фондов в смешанной валюте. Она составила на 1 января 1923 г. — 234,9 млн. руб., на 1 октября 1924 г. — 236,3 млн., на 1 октября 1925 г. — 259,3 и на 1 октября 1926 г. — 298,4 млн. руб.787 Но это оценка стоимости сохранившихся основных производственных фондов вообще. Чтобы проследить процесс восстановления основных фондов, приведем оценки по производственным и непроизводственным фондам, в которых выделена действующая их часть (в смешанной валюте)788:

  На 1 октября 1923 г. На 1 октября 1924 г. На 1 октября 1925 г.
Все имущество, млн. руб. 296 320 338
Действующая его часть, % 53,5 62,0 81,0

Как видим, часть основных фондов черной металлургии бездействовала, что свидетельствует о незавершенности восстановительного процесса. Заканчивалось восстановление черной металлургии в первые годы реконструкции промышленности (1926—1928 гг.), где эти два процесса были тесно переплетены, при преобладании последнего — реконструктивного.

Финансовые затруднения вынуждали черную металлургию прибегать к помощи государственного бюджета не только при восстановлении основных фондов, но и при пополнении оборотных фондов. Основным потребителем металла являются государственные предприятия. В 1923 г., например, около 70% металла было потреблено НКПС, военным и морским ведомствами, около 15% — предприятиями нефтяной, машиностроительной и прочими отраслями промышленности и коммунальным хозяйством и не более 15%789 — широким потребительским рынком. Однако в 1920—1922 гг. государство еще только накапливает средства, тяжелая промышленность и транспорт — основные потребители металла — еще только начинают восстанавливаться. Поэтому в первые годы возникают затруднения со сбытом готовой продукции черной металлургии.

К 1923 г. транспорт истощил свои запасы металла, значительно расширился фронт восстановительных работ в тяжелой промышленности, спрос на металл увеличился. В дальнейшем спрос на металл продолжает быстро расти и сумма заявок во многих случаях превышает намеченную программу производства. Для сведения баланса металла государству пришлось прибегать к импорту, который составлял в 1921 г. 74,96 тыс. т, в 1921/22 г. — 25,1 тыс. т, в 1922/23 г. — 2,2 тыс. т, в 1923/24 г. — 6,23 тыс. т, в 1924/25 г. — 13,21 тыс. т и в 1925/26 г. — 56,1 тыс. т790.

Повышение спроса на металл привело к росту цен на него. Уже в 1923 г. цены превысили довоенный уровень. Это, однако, не устраняло финансовых затруднений черной металлургии, поскольку себестоимость металла была высокой. Заводская себестоимость 1 пуд. передельного чугуна, например, на «Югостали» в 1923 г. была в 2—3 раза выше довоенной. Такое же отношение себестоимости 1923 г. к довоенной было и по сортовому прокату791. Для пополнения оборотных средств при расширении производства приходилось прибегать к бюджетному финансированию. В 1923/24 г. оно составило 9350 тыс. руб., а в 1924/25 г. — 1645 тыс. руб.792

XIII партийная конференция (январь 1924 г.) указала на необходимость обеспечить металлургической промышленности «всестороннюю, в частности и финансовую поддержку»793. Финансирование металлопромышленности в целом увеличивается с 33,8 млн. руб. в 1923/24 г. до 45,5 млн. руб. в 1924/25 г. Однако доля металлургии в этих средствах в 1924/25 г. составляет всего 31,8% против 47,4% в 1923/24 г.794

XIII съезд партии подчеркнул громадное значение восстановления и подъема металлургии: «В области поднятия государственной промышленности, — говорится в решениях съезда, — важнейшей задачей наступающего периода является поднятие металлургии. После того, как обеспечено дело с топливом, как поднят транспорт, как сдвинута денежная реформа, — очередь за металлом»795. В 1925/26 г. общая сумма финансирования металлопромышленности увеличивается в 2,5 раза (с 45,5 до 117,1 млн. руб.). Доля металлургии в этой сумме поднимается до 36,3% (42,5 млн. руб.)796.

Черная металлургия в огромной мере зависит от горнодобывающих отраслей, особенно — железорудной. Между тем состояние железорудной промышленности было тоже тяжелым. К 1921 г. наблюдалось падение уровня добычи железной руды до 129,1 тыс. т против 4954 тыс. т в 1917 г.797 Добыча железной руды поднималась медленно. Криворожский район был разрушен, часть шахт затоплена; восстановление его было сложной задачей. Даже уральский металлургический район медленно наращивал добычу железной руды. К довоенному уровню он приблизился только в 1928/29 г. (1685 тыс. т против 1764 тыс. т). В конце же восстановительного периода — в 1925/26 г. — здесь добывалось 945 тыс. т железной руды798. В целом по стране в 1926 г. было добыто 3586 тыс. т железной руды, что составило 39% от уровня 1913 г.799

вернуться

784

«Правда», 19 ноября 1924, № 263.

вернуться

785

Л. Г. Гольдфарб. Борьба Коммунистической партии за восстановление и развитие черной металлургии Украины в 1921—1925 гг. М., 1954, стр. 229.

вернуться

786

«Государственная промышленность СССР в 1921—1923 гг. и ее финансовое положение», стр. 152.

вернуться

787

«Плановое хозяйство», 1935, № 2, стр. 23.

вернуться

788

ЦГАНХ, ф. 4086, оп. 33, д. 16, л. 45.

вернуться

789

«Русская промышленность в 1923 г.», ч. 2, стр. 203.

вернуться

790

«Социалистическое строительство СССР». М., 1935, стр. 581, 583.

вернуться

791

«Русская промышленность в 1923 г.», ч. 1 стр. 115, 116.

вернуться

792

«Металл», 1927, № 11—12, стр. 406.

вернуться

793

«КПСС в резолюциях…», т. 2, стр. 521.

вернуться

794

«Металл», 1927, № 11—12, стр. 406.

вернуться

795

«КПСС в резолюциях…», т. 3, стр. 41.

вернуться

796

«Металл», 1927, № 11—12, стр. 406—407.

вернуться

797

«Итоги десятилетия советской власти в цифрах. 1917—1927», стр. 244—245.

вернуться

798

«Горная промышленность СССР», т. II, вып. I. М.—Л.—Новосибирск, Горное издательство, 1932, стр. 27.

вернуться

799

«СССР за 15 лет», стр. 86—87.

108
{"b":"190208","o":1}