ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К началу восстановительного периода предприятия легкой промышленности в большинстве своем бездействовали, а производственные мощности действующих фабрик использовались в незначительной мере. Среди отраслей легкой промышленности в наиболее тяжелом положении находились крупные хлопчатобумажные фабрики, которые нуждались в значительных количествах топлива, сырья, а также рабочих. В 1920 г. действовавшее оборудование исчислялось 484,6 тыс. прядильных веретен и 19,4 тыс. ткацких станков, что составляло соответственно 7,15% и 10,2% уровня 1912 г. Загрузка же предприятий не превышала 8% довоенного уровня818.

В относительно лучшем положении оказалась льняная промышленность с ее небольшими фабриками, которые в меньшей степени страдали от топливного голода и лучше обеспечивались сырьем. К началу нэпа льняная промышленность работала на уровне 1/3 довоенных мощностей. Шерстяная промышленность, в основном удовлетворявшая военные нужды, работала с большей нагрузкой и меньшими перебоями, чем остальные отрасли текстильной промышленности.

В итоге выпуск хлопчатобумажной пряжи в 1920 г. сократился до 13,5 тыс. т против 271 тыс. т в 1913 г., шерстяной — до 8 тыс. т против 46,5 тыс. т и льняной — до 13,1 тыс. т против 53,3 тыс. т. Текстильная промышленность в том же 1920 г. по оценочным данным выработала примерно 125—135 млн. пог. м тканей по сравнению с 2848 млн. пог. м в 1913 г., обувная промышленность выпустила 2,6 млн. пар кожаной обуви по сравнению с 8,4 млн. пар в 1913 г.819

Одна из главных причин такого падения объема производства — резкое сокращение численности рабочих. Больше всего это коснулось текстильной промышленности с ее крупными предприятиями. В 1920 г. в этой отрасли насчитывалось 240 тыс. рабочих против 709 тыс. в 1913 г.820 Хозяйственная разруха и голод вызвали резкое падение производительности труда, которая в текстильной промышленности в 1920 г. по сравнению с 1913 г. снизилась примерно в 3 раза, в кожевенно-обувной промышленности — примерно в 5,8 раза821.

Необходимо отметить, что производственные основные фонды легкой промышленности в основном сохранились в пределах 92%, в том числе по машинам и оборудованию — в пределах 90%, хотя они и находились в запущенном состоянии. Сохранность оборудования явилась важнейшей материальной предпосылкой быстрых темпов восстановления легкой промышленности в последующие годы.

Процесс восстановления не мог сразу охватить все предприятия легкой промышленности, так как для этого не хватало материальных ресурсов. Поэтому восстановление началось с концентрации производства, сосредоточения его на технически более оснащенных и географически более выгодно расположенных предприятиях. Именно эти предприятия в первую очередь обеспечивались материальными и денежными ресурсами, необходимыми для налаживания нормальной производственной деятельности. Вместе с тем в первые годы этого периода временно бездействовала часть мелких предприятий легкой промышленности.

Главным элементом перестройки легкой промышленности в соответствии с принципами новой экономической политики был перевод ее на хозяйственный расчет. Если в самом начале такой экономической перестройки предприятия легкой промышленности частично обеспечивались сырьем, сбывали продукцию в централизованном плановом порядке и получали из государственной казны определенные дотации, то с начала 1922 г.822 хозяйственная деятельность почти всех предприятий легкой промышленности стала основываться на полном хозрасчете, принцип безубыточности стал непременным условием их работы.

Своеобразие внедрения хозрасчета в отраслях легкой промышленности в отличие от отраслей тяжелой промышленности заключалось в том, что снабжение предприятий основными видами сырья и сбыт наибольшей части их продукции осуществлялись непосредственно в сфере свободного торгового обмена на рынке. В новых экономических условиях органам управления легкой промышленности требовалось умение проводить хозяйственные операции, овладевать условиями рынка и использовать их в интересах укрепления командных позиций социализма.

Концентрация производства на лучше оснащенных предприятиях под управлением созданных трестов предотвратила распыление сил и средств по отдельным предприятиям, способствовала более быстрому восстановлению производства. В руках трестов сосредоточилась вся работа по организации производства на подчиненных предприятиях и отчасти сбыта их продукции. Общее же плановое руководство осуществлялось ВСНХ.

Трестирование легкой промышленности проходило в основном в два этапа. На первом этапе (1921—1922 г.) в текстильной промышленности образовались 52 треста, включивших 484 предприятия с 310 тыс. рабочих, или 91% всей численности рабочих в цензовой промышленности. В состав 30 более крупных трестов общегосударственного значения, находившихся в ведении ВСНХ, входили 305 предприятий с 238 тыс. рабочих, т.е. в среднем 782 рабочих на одно предприятие. Местным совнархозам подчинялись более мелкие 22 треста, объединявшие 179 предприятий и 46 тыс. рабочих (около 257 рабочих на одно предприятие). В кожевенной промышленности образовалось 5 крупных трестов, объединявших 35 предприятий с 9,4 тыс. рабочих (268 рабочих на одно предприятие) и 44 треста местного подчинения с 264 предприятиями и 24,7 тыс. рабочих (94 рабочих в среднем на одно предприятие)823.

В начале нэпа не удалось сразу учесть сложившуюся экономическую обстановку и образовать полностью отвечающие требованиям жизни объединения. Не всегда обеспечивался рациональный и экономически целесообразный отбор объединяемых предприятий. В 1922/23 г. стали проявляться допущенные при образовании трестов недочеты, например, наличие в составе трестов большого числа мало загруженных предприятий. Появилась необходимость пересмотреть организационную структуру трестов, усилить концентрацию производства. В апреле-мае 1923 г. началась реорганизация трестов, которая закончилась к концу 1923/24 г.

При пересмотре структуры трестов наметились две тенденции — укрупнение одних и дробление других. Процесс укрупнения осуществлялся как путем слияния созданных ранее объединений, так присоединением к действующим трестам новых производственных единиц. Например, сравнительно быстрый подъем кожевенной промышленности, расширение емкости рынка и необходимость быстрого увеличения производства обуви потребовали укрупнения трестов. На основе слияния двух трестов образовался Богородско-Нижегородский трест, мощный Украинский кожтрест возник при слиянии Киевского и Одесского кожтрестов, Юго-восточный кожтрест — на базе слияния трех трестов. За два года (1923 и 1924 гг.) в кожевенной промышленности произошла существенная концентрация производства, трестированная кожевенная промышленность освободилась от лишнего груза мелких предприятий. Число действующих крупных государственных фабрик в обувном производстве сократилось до 47 против 123 в 1921/22 г. Уже в 1922/23 г. выработка кож крупной кожевенной промышленностью, организованной в тресты, возросла почти в 1,5 раза по сравнению с предыдущим хозяйственным годом.

В текстильной промышленности существенная реорганизация коснулась только льняного производства. Из трех трестов — Льноправление, Вязниковский и Ярославский, которые не были специализированы и фабрики которых располагались географически неудачно, были созданы два крупных треста: 1-е Льноправление, объединявшее Ярославско-Костромские тонкополотняные фабрики, и 2-е Льноправление, включавшее Вязниковско-Муромские грубополотняные фабрики.

Дробление отдельных трестов наблюдалось во всех отраслях легкой промышленности. Так, в кожевенной промышленности дроблению подверглись Тамбовский, Кунгурский, Пермский тресты. Размеры некоторых трестов уменьшились в результате передачи части предприятий местным совнархозам. Так, из состава хлопчатобумажных трестов 14 предприятий перешли в ведение губсовнархозов; из состава шерстяных трестов — 20 предприятий и т.д. Проводимые мероприятия были связаны с необходимостью упорядочения деятельности трестов, изъятия из их подчинения мелких, в основном не работающих предприятий.

вернуться

818

«Русская промышленность в 1921 г. и ее перспективы». М., стр. 313—314.

вернуться

819

«СССР за 15 лет», стр. 86; «Итоги десятилетия Советской власти в цифрах. 1917—1927», стр. 246.

вернуться

820

«СССР за 15 лет», стр. 82, 94, 96; «Итоги десятилетия Советской власти в цифрах. 1917—1927», стр. 240—242.

вернуться

821

А. М. Корнеев. Текстильная промышленность СССР и пути ее развития. М., 1973, стр. 73.

вернуться

822

СУ, 1922, № 16, ст. 155.

вернуться

823

Рассчитано по кн.: «Промышленная Россия 1923—1924», стр. 140—164.

114
{"b":"190208","o":1}